rss

ИНТЕРВЬЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ США РЕКСА ТИЛЛЕРСОНА ЧАКУ ТОДДУ ИЗ ТЕЛЕПЕРЕДАЧИ “ВСТРЕЧА С

Español Español, Français Français, Português Português

14 мая 2017

ВОПРОС:  Вчера я беседовал с Государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном, и я начал наш разговор с вопроса о том, согласен ли он с Президентом, что история с Россией — это поддельные новости, охота на ведьм?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Видите ли, Чак, на мой взгляд, Президент ясно дал понять, что он считает важным, чтобы мы возобновили взаимодействие с Россией. Как и я, он охарактеризовал текущее состояние отношений между США и Россией как худшее с момента окончания холодной войны, с очень низким уровнем доверия. Я считаю, что и в интересах американского народа, и в интересах России, а также остального мира, чтобы мы попытались улучшить отношения между двумя величайшими ядерными державами мира. Я думаю, Президент полон решимости, по крайней мере, приложить усилия в этом направлении, и он, конечно, попросил меня также приложить усилия в этой важной сфере.

ВОПРОС:  Я это понимаю. Но если взглянуть на то, что происходит в странах Западной Европы – во Франции, Великобритании, Германии, Италии, – там выдвигаются обвинения в российском вмешательстве в их демократический процесс. Какой сигнал направляется этим странам, если их главный союзник, Соединенные Штаты, Президент США, увольняет руководителя ведомства, которое расследовало ту же самую проблему, с которой они имеют дело – вмешательство России в демократию?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Чак, в ходе моих контактов с руководителями других стран, Европы и других регионов, – а вопрос России затрагивается во всех наших беседах, – мне говорят, что все эти другие страны также хотят, чтобы США и Россия работали в направлении улучшения наших отношений, по всем причинам, которые я только что упомянул.

Я полагаю, что плохое состояние этих отношений в значительной степени рассматривается как нездоровая ситуация для всего мира, и, конечно, она не является здоровой для нас, для американского народа, наших интересов национальной безопасности и других интересов. Сможем мы улучшить их или нет, пока неизвестно. Эта работа потребует некоторого времени. Потребуется много упорного труда. Но, на мой взгляд, Президент совершенно оправданно стремится, как и я, предпринять меры, которые позволят нам улучшить отношения с Россией.

ВОПРОС:  Сможете ли вы улучшить отношения с этой страной, если не решите проблему российского вмешательства? Ваш коллега, Министр иностранных дел России, г-н Лавров, заявил, что в ходе бесед вы даже не говорили об этом вопросе вмешательства России в наши выборы, потому что, как он выразился, – сам Президент Трамп говорит, что это фальшивые новости, так что это не проблема. Почему Вы не подняли этот вопрос в ходе переговоров с ними?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Чак, дело в том, что у нас есть очень широкий круг важных вопросов, которые должны решаться в рамках отношений между США и Россией. Очевидно, что одним из них является вмешательство в выборы. Думаю, что это хорошо документировано. Характер этого вмешательства, как здесь, так и в других странах, очень хорошо изучен. И это не новая тактика  со стороны правительства России, направленная не только против нас, но и против других стран. Но, опять же, на мой взгляд, мы должны рассматривать эти отношения в их самых широких контурах, и есть много, много важных областей, которые требуют нашего внимания, если мы хотим вернуть эти связи на уровень, который, по нашему мнению, необходимым для обеспечения безопасности США.

ВОПРОС:  Однако, г-н Госсекретарь, этот вопрос носит фундаментальный характер. Они вмешались в нашу демократию. Я просто не понимаю, как этот вопрос не является для Вас главным, если Вы, по существу, хотите начать отношения с чистого листа. Вы не сможете начать с чистого листа до тех пор, пока, возможно, либо они примут на себя ответственность за содеянное, либо мы накажем их, с тем чтобы они больше так не поступали.

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Чак, важно понимать, что мы не пытаемся начать с чистого листа. Я считаю, что такие термины, как перезагрузка отношений, не совсем уместны. Невозможно осуществить полную перезагрузку. Невозможно стереть прошлое. Невозможно начать с чистого листа, и мы не пытаемся начать с чистого листа.

Мы начинаем с существующего листа, на котором перечислены все проблемы. Мы не исключаем ни одну из них. Мы никого не освобождаем от ответственности в связи с ними. Они являются частью общего объема дискуссий, которые мы ведем с россиянами. И, да, существует огромное количество вопросов, которые нам необходимы решить для возвращения этих отношений на надлежащий уровень, если это вообще возможно.

ВОПРОС:  Во время слушаний по утверждению Вашей кандидатуры Вы четко дали понять, что Вас не ознакомили с докладами 17 различных разведслужб, которые пришли к выводу о том, что россияне предпринимали усилия по вмешательству в эти выборы. Очевидно, что идёт расследование для выяснения того, был ли сговор в связи с этим вмешательством.

Ознакомили ли Вас с этой информацией с тех пор, как Вы стали Государственным секретарем в феврале? Вы уже видели эти разведанные? Ясен ли для Вас тот факт, что россияне вмешивались в наши выборы?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Я ознакомился с докладами разведслужб, Чак. И, да, я не думаю, что есть сомнения в том, что россияне вмешивались в наши избирательные процессы. Однако, опять же, в этих докладах разведслужб также отмечается, что невозможно сделать окончательный вывод в отношении последствий этого вмешательства, если они вообще были.

ВОПРОС:  Я понимаю то, что Вы говорите о влиянии. Но ведь тот факт, что россияне вмешивались в выборы, должен повлечь за собой ответные меры?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Это лишь часть более широкого пейзажа переговоров, Чак. И я думаю, что реальные последствия этого вмешательства, опять же, заключаются в подрыве доверия между Соединенными Штатами и Россией. И, как я уже говорил, и Президент говорил, в настоящее время уровень доверия между нашими двумя странами очень, очень низок. Поэтому мы изучаем пути начала процесса восстановления этого доверия, и, в конечном счете, будут затронуты все эти вопросы.

ВОПРОС:  Я хочу предоставить Вам возможность ответить на газетную статью Сенатора Джона Маккейна, в которой он упомянул Ваше имя, сэр. Он пишет: “В недавнем обращении к сотрудникам Государственного департамента Госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил: ‘Если наша внешняя политика в слишком значительной степени определяется нашими ценностями, это создает препятствия для продвижения наших национальных интересов’”. Маккейн далее пишет: “Этими словами Госсекретарь Тиллерсон направил сигнал угнетённым людям во всем мире: ‘Не надейтесь на поддержку Соединенных Штатов. Из-за наших ценностей мы чувствуем сострадание в отношении вашего тяжелого положения, и, когда это будет удобно, мы, возможно, официально выразим это сострадание’”.

Довольно жёсткие слова сенатора Маккейна. Что Вы скажете в ответ?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Во-первых, я бы сказал, что если кто-то и заслужил право выражать свою точку зрения, этим человеком является сенатор Маккейн, и я глубоко уважаю сенатора.

Я думаю, Чак, что в этом обращении к сотрудникам Госдепартамента я подчеркнул важность понимания того, что американские ценности свободы, обращения с людьми, человеческого достоинства, свободы выражения мнений во всем мире – это наши ценности. Это непреходящие ценности. Они являются частью всего, что мы делаем. Более того, они служат в качестве ориентира, и они служат в качестве границ, когда мы разрабатываем наши внешнеполитические подходы и наши дипломатические усилия.

Но я провожу различие между ценностями и политикой. Политика должна быть адаптирована к конкретной ситуации, к стране, ее условиям, более широким вопросам, которые мы решаем в плане продвижения наших интересов национальной безопасности, наших национальных экономических интересов. И поэтому политика должна быть гибкой. Она должна меняться. Она должна адаптироваться к условиям. Но наши ценности никогда не изменятся. Наши ценности никогда не могут быть поставлены под угрозу. И ценности направляют нашу политику; но если мы ставим наши ценности перед нашей политикой и заявляем, что в этом заключается наш политический курс, у нас нет никакой возможности для адаптации к изменяющимся условиям для достижения нашей конечной цели. И я убеждён, что если мы добьемся успеха в достижении наших конечных дипломатических целей и целей в области национальной безопасности, мы создадим условия для продвижения свободы в странах во всем мире.

ВОПРОС:  Г-н Госсекретарь, я знаю, что Вы заняты, и Вам нужно идти. Вам предстоит важная поездка. Спасибо за то, провели некоторое время с нами. Я признателен Вам за это.

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Спасибо, Чак. И я хочу поздравить всех мам с Днем матери, особенно мою собственную мать, мою жену и двух моих невесток, матерей моих внуков. Благодарю Вас, Чак.

ВОПРОС:  Это прекрасное послание. Спасибо, сэр.

Между прочим, Госсекретарь Тиллерсон также сообщил в ходе беседы, что в течение определенного времени не будет принято никакого решения о перемещении в Иерусалим посольства США в Израиле. Мы также говорили о предстоящей поездке. Вы можете больше из этого интервью на нашем веб-сайте meetthepress.com.

###

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2017/05/270847.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.