rss

Интервью Государственного секретаря Рекса Тиллерсона ведущему Fox News Брету Байеру

English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения

19 сентября 2017 года
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

ВОПРОС:  Сегодня мы ведём специальный прямой репортаж из Белого дома. В центре внимания администрации Трампа на этой неделе – международные отношения. В своём обращении к Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, о котором мы уже говорили утром, Президент привёл аргументы в пользу своей политики “Америка прежде всего” и против того, что он назвал злодейскими режимами Северной Кореи и Ирана, упомянув также Венесуэлу.

Давайте теперь поговорим с главным дипломатом страны. Государственный секретарь Рекс Тиллерсон присоединяется к нам из Нью-Йорка. Господин Госсекретарь, спасибо за участие в передаче.

 ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Я очень рад, Брет.

 ВОПРОС:  Хотел бы начать с того, что Вы только что завершили, – со встречи с россиянами. Как развиваются эти отношения? И каковы итоги вашей встречи?

 ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Брет, я думаю, что мы определили много точек соприкосновения с россиянами на разных уровнях. Очевидно, что мы имеем дело с некоторыми разногласиями в отношении наших посольств, но я считаю, что мы уже стабилизировали эту ситуацию. Однако важно то, что мы знаем, в чём заключаются действительно серьёзные проблемы. Мы продолжаем находить области, представляющие взаимный интерес, и сотрудничать в Сирии. Внимание обеих наших стран сосредоточено на разгроме ИГИЛ в Сирии, стабилизации обстановки в этой стране, с тем чтобы вновь не вспыхнула гражданская война, и переходе к Женевским переговорам в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН.

Таким образом, у нас много общих целей; иногда мы применяем разные тактические приёмы для их достижения, и, конечно, у нас разные интересы. Но в Сирии ведётся много очень серьезной работы в стремлении добиться урегулирования конфликта. А затем мы обсудили ситуацию в Украине, по которой мы взаимодействуем в поисках возможности продвижения вперед этого процесса. Как вы знаете, он находится в тупике уже в течение нескольких лет. Мы по-прежнему привержены достижению целей Минских соглашений и ведём активный диалог по этому направлению. Кроме того, у нас идёт активный диалог по стратегическим вопросам, и мы начинаем некоторые ранние переговоры в отношении нового Договора о СНВ, а также РСМД. Так что ведутся очень, очень всесторонние дискуссии.

 ВОПРОС:  Я хотел бы задать Вам вопрос о речи, с которой Президент выступил сегодня на сессии Генеральной Ассамблеи. Мы видим много откликов, причём мнения различаются в значительной степени по партийному признаку. Некоторые говорят, что это смелые, прямые слова, которые было необходимо сказать миру; но также раздаётся критика из уст ведущих демократов, таких как Дайэнн Файнстайн, заявившей, что “громкая угроза Президента Трампа уничтожить Северную Корею и его отказ представить какие-либо позитивные пути” преодоления какой-либо из “многочисленных глобальных проблем, с которыми мы сталкиваемся, – всё это вызывает серьезное разочарование. Он стремится объединить мир через тактику запугивания, но в действительности он лишь ещё больше изолирует Соединенные Штаты”.

Какова Ваша реакция на это?

 ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Я считаю, что выступление Президента было великолепным. Если вернуться к самой речи, в её первой части он говорил о значении ответственности суверенных государств, подотчетности суверенных государств. Он отметил важность суверенитета и ответственности властей перед своим народом и подчеркнул необходимость ставить на первое место интересы собственных граждан, что в значительной степени соответствует его теме “Америка прежде всего”: этим он говорит, что уделяет первоочередное внимание гражданам Америки. Но Президент также привёл аргументы в пользу того, что другим странам по всему миру следует принять тот же подход к государственному управлению, и заявил, что он ведёт к миру и стабильности. На самом деле, именно такого подхода придерживаются многие из наших союзников и друзей. И, на мой взгляд, Президент привел действительно убедительные аргументы в пользу этого подхода для обеспечения успешного управления.

И в заключительной части выступления он поставил перед всеми очень важную задачу и призвал всех объединиться, заявив, что он видит в Организации Объединенных Наций огромный потенциал, который она не в полной мере реализует, и что именно в ООН могут быть коллективно решены многие из наиболее сложных и серьезных проблем мира.

Однако в середине этой речи он прямо описал угрозы демократическим странам, угрозы правительствам во всем мире, от угрожающего поведения Северной Кореи и дестабилизирующей деятельности Ирана до разрушения демократии в Венесуэле, которое мы все наблюдаем. Это очень грустная человеческая трагедия, разворачивающаяся перед нашими глазами в стране, которая когда-то была одной из самых процветающих демократий в нашем полушарии.

Поэтому я думаю, что Президент, как я сказал, очень хорошо изложил темы в начале выступления, возвратился к ним в конце речи, а в середине непосредственно перечислил реальные проблемы, никоим образом не уклоняясь от них.

ВОПРОС:  Несмотря на все разговоры, с момента ввода первых санкций ООН против Северной Кореи она осуществила следующие провокации: были запущены три ракеты малой дальности, одна ракета средней дальности, ещё одна ракета средней дальности запущена 14 сентября, и было также проведено ядерное испытание. Так что ясно, что ничего из происходящего не оказывает воздействия на Ким Чен Ына.

 ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Это очень тревожно, Брет. Я знаю, что не только нас, но и весь мир очень беспокоит тот факт, что мы видим, как Ким Чен Ын совершенствует свои технологии, совершенствует свои возможности. В то же время я считаю, что Президент очень эффективно объединил позицию международного сообщества, которое единым голосом заявляет Ким Чен Ыну, что это не отвечает не только глобальным интересам, но и его собственным интересам в долгосрочной перспективе. Путь, по которому он движется, – это лишь путь к дальнейшей изоляции.

Мы ввели в силу самые жёсткие санкции в истории. Мы считаем, что есть первые признаки того, что санкции оказывают воздействие. Однако в конечном счёте нам потребуется помощь соседей в регионе. Мы получаем решительную поддержку в рамках наших трехсторонних договоренностей по обеспечению безопасности с Японией и Южной Кореей, но мы также ведём постоянный диалог с Китаем и с Россией, потому что они могут сыграть здесь очень важную роль. Они могут помочь донести до КНДР послание международного сообщества о том, что эта программа действительно должна быть остановлена, и мы должны иметь возможность вести переговоры о будущем Северной Кореи и денуклеаризации Корейского полуострова.

ВОПРОС:  Г-н Тиллерсон, в этой речи содержался намёк в отношении Ирана и вероятности того, что сделка с Ираном может быть не продлена или может быть каким-то образом изменена. Ваш крайний срок – 15 октября. Можете ли Вы пролить свет на это?

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Я думаю, что мы все хорошо знакомы с недостатками ядерной сделки с Ираном, Брет, и наиболее ярким недостатком является положение об истечении срока её действия. Все мы знаем, что это соглашение предусматривает лишь временные меры в отношении иранской ядерной программы. Мы только что говорили о Северной Корее, и, к сожалению, именно это и делали в прошлом правительства в отношении Северной Кореи. Они заключали соглашения, которые были краткосрочными, или которые можно было легко обмануть, и я думаю, что именно так Президент Трамп оценивает ядерное соглашение с иранцами: оно не является достаточно жёстким. Оно недостаточно замедляет развитие их программы, и в соответствии с этой сделкой их трудно привлекать к ответственности. Но самое главное то, что срок действия соглашения подойдёт к концу, и мы уже практически можем начать отсчет времени до того момента, когда они вновь обретут ядерный потенциал.

Президент очень хочет перезаключить эту сделку. Он заявил, что её следует пересмотреть. На мой взгляд, нам нужна поддержка наших союзников – европейских и других союзников, – чтобы также убедить Иран в том, что эта сделка действительно должна быть пересмотрена.

 ВОПРОС:  Но Вы знаете, что из этих стран поступают сигналы о том, что они не заинтересованы в перезаключении сделки, а из Ирана поступает сигнал о том, что если будут предприниматься какие-либо попытки пересмотреть или изменить соглашение, иранцы разорвут его, и не будет вообще никакой сделки.

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Если иранцы разорвут сделку и прекратят выполнение её требований, в соответствии с условиями соглашения, все санкции, как американские, так и европейские, вновь автоматически вступят в силу. Так что мы увидим, как они решат поступить. Но сегодня Президент подчеркнул и другой момент, о котором мы также говорили в прошлом: иранская угроза для региона гораздо шире, чем то, что определяется ядерными переговорами. Наши отношения с Ираном, как и отношения всего региона с этой страной с точки зрения безопасности и угрозы, носят гораздо более широкий характер. И мы должны начать принимать реальные меры по обузданию дестабилизирующей деятельности Ирана в Йемене и Сирии.

Президент отметил сегодня, что в рамках соглашения – в духе соглашения, если Вы хотите использовать это слово, хотя соответствующее положение даже содержится в преамбуле договора, – все участники сделки ожидали, что с подписанием этого ядерного соглашения Иран начнёт двигаться в направлении реинтеграции со своими соседями. Но этого явно не произошло. Более того, Иран активизировал свою дестабилизирующую деятельность в регионе, и нам приходится иметь с этим дело. Так что мы должны принять меры по обузданию этой деятельности либо в рамках перезаключения ядерной сделки, либо другими способами.

 ВОПРОС:  Два быстрых момента. Хотел бы убедиться, что правильно понял: Вы сказали в конце, что сегодняшней целью является пересмотр сделки с Ираном?

 ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Для того чтобы мы могли продолжать придерживаться этой сделки с Ираном, в неё должны быть внесены изменения. Положение об истечении срока действия просто не является разумным путём продвижения вперед. Как я уже сказал, это лишь временное решение проблемы, и в будущем кто-то должен будет иметь с ней дело. Президент серьёзно воспринимает ответственность, он серьёзно относится к своим обязанностям, и именно поэтому он очень тщательно ведёт поиск лучшего способа решить эту проблему.

ВОПРОС:  Господин Госсекретарь, мы благодарим Вас за то, что уделили нам время сегодня, в столь насыщенный для Вас день в Нью-Йорке. Будем рады Вашему участию в передаче в любое время.

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН:  Спасибо, Брет.

# # #


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2017/09/274275.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.