rss

Брайан Хук, директор отдела политического планирования Госдепартамента

Français Français, English English, हिन्दी हिन्दी, اردو اردو

Государственный департамент
Офис официального представителя
веб-сайт Государственного департамента
Брифинг для печати
21 сентября 2017 года
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

Г-Н ХУК:  Я думаю, что участие Госсекретаря в заседании Совместной комиссии на уровне министров было центральным событием Генеральной Ассамблеи ООН, потому что это позволило Госсекретарю – впервые за все время участия этой администрации на министерском уровне – встретиться со странами, подписавшими иранскую ядерную сделку и представить всеобъемлющую оценку угрозы иранского режима для международного мира и безопасности.

Он подробно рассмотрел весь спектр вредоносных действий Иранского режима, так как они выходят далеко за рамки ядерной угрозы. И это было важно сделать именно на министерском уровне, поскольку в течение многих лет у нас не было комплексной стратегии в отношении Ирана. Иранская ядерная сделка заменила стратегию Ирана, потому что если взглянуть на спектр действий Ирана, угрожающих миру и безопасности, то ядерная программа составляет лишь их часть. Есть еще и ракетная программа. Есть еще материальная и финансовая поддержка терроризма, поддержка экстремизма, их действия в поддержку режима Асада и злодеяний против сирийского народа, неослабевающая враждебность по отношению к Израилю, постоянная угроза свободному судоходству, кибератаки, позорная история в области прав человека, произвольное задержание иностранцев. Госсекретарь хотел поговорить с представителями Совместной комиссии о полном спектре их действий, и мы считаем, что это соответствует духу соглашения иранской ядерной сделки.

ВОПРОС:  Я хотела бы, если можно, продолжить эту тему.

Г-Н ГРИНАН:  Мишель Келемен из NPR.

ВОПРОС:  Поднимал ли он вопрос конкретно о задержании отца и сына Намази? И задавали ли другие участники вопросы о задержании их граждан? Потому что есть еще и пара британцев, так?

Г-Н ХУК:  Президент в своей речи говорил о задержаниях иностранцев. У меня сейчас нет стенограммы того, что Госсекретарь сказал Совместной комиссии. Он объяснил Совместной комиссии, что мы не должны упускать из вида весь спектр деятельности Ирана. Он призвал представителей Комиссии принять во внимание широкую угрозу, которую Иран представляет для мира и безопасности.

Г-Н ГРИНАН:  Элис Лаботт, CNN.

ВОПРОС:  Я думаю – поправьте меня, если я не права, но мне кажется, что, как это следует из его разговоров с министрами и из того, что Посол Хейли сказала сегодня, будто есть усилия, как Вы сказали, побудить комиссию сосредоточить свое внимание на этом и в то же время, возможно, также – что это не обязательно должно взаимно исключать идею выхода из соглашения. Я знаю, что Вы говорите о духе соглашения. Соглашение изначально не было рассчитано на это — я знаю, что вы хотите – предыдущая администрация хотела включить эти пункты в соглашение, не смогла включить эти пункты в соглашение. Была надежда, что со временем поведение Ирана улучшится. Но все подписались под этим соглашением об ограничении ядерной программы, и похоже, что союзники хотели бы – и ваши партнеры хотели бы разобраться и с другими вопросами, но также хотели бы сохранить сделку. Не могли бы Вы сказать, каким образом Вы представляете этот сдвиг в сторону более широкого обсуждения, но в рамках «давайте не будем выбрасывать ядерную сделку, но давайте также усилим давление на Иран в отношении других его поступков»?

Г-Н ХУК:  СВПД провозглашает своей целью содействие, я цитирую, «региональному миру и безопасности». Но если посмотреть на поведение Ирана со времени подписания соглашения, то он не содействует региональному и международному миру и безопасности. Именно такое послание Госсекретарь донес до участников заседания Совместной комиссии.

Предыдущая администрация игнорировала и принижала весь спектр этой деятельности, с тем чтобы не ставить под угрозу соглашение; и поэтому мы считаем, что это было ошибкой, которая поставила под угрозу интересы Америки и интересы наших партнеров и союзников. Сейчас мы вместе с нашими союзниками изучаем варианты решения того, что на наш взгляд представляет недостатки СВПД, а также работаем над тем, чтобы не оставлять без внимания любую деятельность, которая не содействует миру и безопасности.

ВОПРОС:  Но Вы также —  небольшой вопрос в продолжение темы. Вы также не можете игнорировать тот факт, что даже Госсекретарь Тиллерсон, МАГАТЭ и все партнеры сказали, что они соблюдают ядерные аспекты соглашения, и нельзя просто полностью отказаться от него.

Г-Н ХУК:  Иран тактически соблюдает обязательства.

ВОПРОС:  Технически соблюдает.

Г-Н ХУК:  Тактически.  Тактическое соблюдение СВПД.

ВОПРОС:  Это что, новое – это новое специальное словечко – очевидно, это новое специальное словечко.

Г-Н ГРИНАН:  Ник Уодхэмс, Bloomberg.

ВОПРОС:  Можно – у меня два вопроса. Первый вопрос о – представляется очевидным, что, независимо от того, что Вы думаете об этом соглашении, выход из него был бы неосмотрительным решением, поскольку в таком случае вы теряете из поля зрения все эти объекты, к которым имеет доступ МАГАТЭ. Получается, вы как бы внезапно опускаете занавес на деятельность Ирана. Таким образом, независимо от других вредоносных действий, вы теряете из поля зрения один из самых вредоносных видов деятельности, которую, по крайней мере на данный момент, удается сдерживать. Можете ли Вы объяснить, почему вы так серьезно ополчились на эту ядерную сделку, когда со стороны очевидно, что выйдя из соглашения, вы не добьетесь того, чего не добились в его рамках?

Второй вопрос по Северной Корее: не могли бы Вы пояснить, что имел в виду Президент сегодня утром, когда он говорил о шаге Китая? Имел ли он в виду заявление, которое они сделали в начале месяца о просьбе к банкам обеспечить – я о том, что все мы сегодня забегались, стараясь объяснить, что Президент имел в виду, когда сказал, что видит этот позитивный шаг Китая. Это было не совсем ясно.

Г-Н ХУК:  По первому вопросу, Ник, мы твердо поддерживаем работу МАГАТЭ по обеспечению соблюдения СВПД, но в то же время признаем, что режим инспекций мог бы быть более жестким. На самом деле, соглашение предоставляет нам гораздо меньше – несомненно, оно дает нам некоторую транспарентность, но, по нашему мнению, оно могло бы предоставить нам большую траспарентность в отношении инспекций и проверок.

ВОПРОС:  Так — но в таком случае, что вы? То есть, отличная работа? Вроде как, хорошо, сделка неудачная, но как вы собираетесь получить что-то получше?

Г-Н ХУК:  Именно для этого существуют переговоры. Мы не думаем – мы не думаем, что переговоры по соглашению были проведены тщательно. Мы считаем, что это соглашение – есть области, на которые в ходе переговоров по этой сделке наши европейские союзники обратили внимание, как на недостатки. И в ходе наших обсуждений на этой неделе с другими странами иранского ядерного соглашения было понимание того, что в нем есть области, которые необходимо улучшить. Существует множество путей решения этого.

ВОПРОС:  (Неразборчиво.)

ВОПРОС:  Вопрос по Северной Корее?

Г-Н ГРИНАН:  Мэтт Ли, AP.

ВОПРОС:  У меня есть один.

ВОПРОС:  Не могли бы Вы ответить на вопрос по Северной Корее?

Г-Н ГРИНАН: По Китаю (неразборчиво).

ВОПРОС:  По – что Китай – что имел в виду Президент.

Г-Н ХУК:  Я не видел это заявление.

ВОПРОС:  Можно —

Г-Н ХУК:  Я просто еще не видел его.

ВОПРОС:  Можно продолжить тему?

ВОПРОС:  Это больше, чем – Вы говорите «многие европейские союзники». Похоже, что существует версия, которая преобладает – вошла в общее употребление в администрации, что существует серьезная оппозиция со стороны некоторых европейских стран. Мне известно о претензиях Франции, и это все. А кто еще?

Г-Н ХУК:  Я никогда не слышал, чтобы кто-либо говорил об СВПД как о совершенном документе.

ВОПРОС:  Нет, никто никогда не говорил.

ВОПРОС:  Даже Соединенные Штаты?

ВОПРОС:  Даже Госсекретарь Керри.

Г-Н ХУК:  Во время – помню, что после дебатов во время переговоров были – мы слышали – то есть, я думаю, что о некоторых из них сообщали разные страны-участники соглашения – мы слышали о некоторых вещах, которые они хотели получить от этой сделки, но не получили.  Так что это факт, что они не получили того, что хотели; и это не изменилось. Мы считаем, что существуют пути – есть множество способов адресовать эти недостатки. Или, выражаясь иначе, я думаю, что существует много путей обеспечения того, чтобы Иран никогда не стал ядерным государством.

ВОПРОС: И потом –

Г-Н ХУК:  СВПД – это лишь одно предложение, один из путей добиться этого. До СВПД у нас был механизм санкций. И до ООН у нас было МАГАТЭ. И если вы посмотрите на жизненный цикл этого, вы увидите, что МАГАТЭ передали дело в Совет Безопасности ООН – думаю, это было в 2005 или 2006 году. И они сказали, что передают дело в Совет Безопасности для принятия потенциальных действий, потому что они не могли проверить соблюдение ДНЯО иранской стороной. Тогда это положило начало ряду резолюций о введении санкций, принятых администрациями Буша и Обамы; и это был один из путей обеспечения того, чтобы Иран не стал ядерным государством. Есть и другие пути достижения этого. Один из них – СВПД. Вот все, что я имел в виду.

Г-Н ГРИНАН:  Давайте дадим слово Маргарет Бреннан.

ВОПРОС:  Спасибо.

Г-Н ГРИНАН:  Это CBS.

ВОПРОС:  Верно. Как прошло взаимодействие с Зарифом? Это была их первая встреча, насколько нам известно, в одном и том же помещении. Было ли прямое взаимодействие? И что сделал Госсекретарь – Вы изложили, что он хотел сказать и выразить, но чем в действительности закончилась встреча: удалось ли ему убедить кого-либо из участников соглашения в том, что не исключена возможность пересмотра соглашения? Поскольку это – в документах зафиксировано, что все они твердо заявили, что необходимо сохранить существующую структуру соглашения и что другие вопросы можно обсуждать отдельно. Удалось ли вам убедить кого-либо?

ВОПРОС:  Могерини сказала, что вы даже не обсуждали это.

Г-Н ХУК:  Не обсуждали – не обсуждали что?

ВОПРОС:  Возобновление обсуждения соглашения.

Г-Н ХУК:  Позвольте мне сказать несколько слов о заседании. Все члены Совместной комиссии сделали заявления, один за другим, и все пришли на заседание с подготовленными заявлениями. Заседание проводилось аналогично заседанию Совета Безопасности ООН. Это не было заседание Совета Безопасности ООН; это было заседание Совместной комиссии, но оно проводилось аналогично заседанию Совета Безопасности ООН.

ВОПРОС:  Итак, на полях заседания не было прямого взаимодействия с Зарифом —

Г-Н ХУК:  Нет

ВОПРОС:  — и Тиллерсоном?

Г-Н ХУК:  Нет.

ВОПРОС:  Но не могли бы Вы ответить на вопрос – чего удалось достичь? Было ли это просто высказывание претензий или встреча закончилась решением провести последующее заседание? Франция: «Знаете, я передумала»? То есть, изменил ли кто-либо свое мнение, покидая зал? Потому что, похоже, что никто не изменил его.

Г-Н ХУК:  Совместная комиссия решила встретиться на полях Генеральной Ассамблеи ООН. И Госсекретарь Тиллерсон был очень рад принять участие в министерском заседании, чтобы поделиться с участниками иранского ядерного соглашения многочисленными вопросами и проблемами, которые у нас есть по поводу угрозы иранского режима, и разделить обеспокоенность в связи с СВПД.

Г-Н ГРИНАН:  Джон Хадсон, BuzzFeed.

ВОПРОС:  Здравствуйте. Скажите несколько слов о двусторонней встрече или просто встрече Госсекретаря с Лавровым. Был ли достигнут какой-либо прогресс по двусторонним проблемам, вопросам стратегической стабильности, раздражителям в отношениях? Лавров дал интервью на этой неделе и сказал – высказал своего рода предположение, что этап отношений по нисходящей спирали «око за око», возможно, завершается. Это то, что вы ожидаете, или, по вашему мнению, возможен очередной раунд ответных мер?

Г-Н ХУК:  Первое – двусторонняя встреча на этой неделе касалась обсуждения урегулирования конфликта в Сирии. Это было в центре внимания встречи: сохранять в рабочем состоянии канал по урегулированию конфликта, как и должно. Это было основной темой встречи.

Г-Н ГРИНАН: Хорошо.Фелиция из The Wall Street Journal.

ВОПРОС:  Но простите, второй вопрос – он провел с ним 45 минут, есть ли у Вас что-либо по вопросам, которые они обсуждали? Поскольку они провели какое-то время, обсуждая вопросы помимо урегулирования конфликта.

Г-Н ХУК:  Я не присутствовал в первой половине встречи, в течение большей части первой половины встречи, и поэтому у меня нет полного отчета об этом совещании.

Г-Н ХАММОНД:  Я думаю, что на пресс-конференции вчера вечером Госсекретаря спрашивали, что он думает по поводу развития этих отношений, так что отсылаю Вас к этому источнику.

Г-Н ГРИНАН:  Передаю слово Фелиции, The Wall Street Journal, затем Николь из CNN.

Г-Н ХУК:  Здравствуйте, Фелиция.

ВОПРОС:  Спасибо, Брайан. Возвращаясь к СВПД, Госсекретарь сказал каналу Fox, что Соединенные Штаты намерены остаться участником этого соглашения, но в него должны быть внесены некоторые изменения. Известно, что, по крайней мере, французская сторона предложила, чтобы США и другие участники СВПД провели открытые переговоры по баллистическим ракетам с Ираном. Я пытаюсь понять, будет ли это считаться как внесение изменений в соглашение? Когда Госсекретарь говорит «внесение изменений», он имеет в виду фактическое возобновление переговоров по соглашению или дополнительные договоренности за рамками данного соглашения?

Г-Н ХУК:  СВПД – это план действий. В названии документа нет слова «соглашение». Это план действий, и в планы могут вноситься изменения.

ВОПРОС:  Похоже, что это немного из области семантики – если для усиления соглашения вы хотите заручиться поддержкой европейских стран и, возможно, России и Китая, то почему столько внимания уделяется тому, чтобы изменить сделку или не изменить? Я думаю, что это просто приводит американцев в замешательство и мешает понять, например, чего вы пытаетесь этим добиться и как собираетесь это сделать.

Г-Н ХУК:  Политика администрации в отношении Ирана все еще в процессе пересмотра. В течение этого периода мы с нашими союзниками изучаем варианты мер в отношении, как мы называем, недостатков СВПД, которые включают истечение срока действия, недостаточность усилий предыдущей администрации по обеспечению соблюдения существующих ограничений и как – также, какие меры мы будем применять в отношении угрожающего неядерного поведения режима. Мы находимся на начальной стадии наших консультаций с союзниками. Эта была первая министерская встреча стран-участниц плана действий, в которой Госсекретарь принял участие. Принимая во внимание нынешнее состояния дел, не следует ожидать от первой встречи на уровне министров какого-либо прорыва.

Г-Н ГРИНАН:  Николь из CNN.

ВОПРОС:  Здравствуйте. Я Николь Гоэтт. Как бы в поддержку вопроса Фелиции: на этом заседании и конечно, судя по тому, что мы слышали в публичных заявлениях европейских стран, России и других членов, совсем не похоже, что вам удалось кого-либо сдвинуть. Хотелось бы узнать, было ли это что-то, что вы услышали от других участников соглашения в зале, что может повлиять на ваш подход, или это была идея, которую, как вы думали, стоит рассмотреть пока вы ломаете голову над тем, как внести изменения, которые вам бы хотелось видеть.

Второй вопрос: похоже, что – я не совсем уверена, как найти здесь квадратуру круга между Вашим заявлением о продолжающемся рассмотрении и заявлением Президента Трампа о том, что он принял решение. Каким образом он мог принять решение, если вы еще продолжаете изучать, что делать?

Г-Н ХУК:  Потому что решение, которое принял Президент, касается сертификации Закона о пересмотре соглашения по иранской ядерной программе (INARA). Это одна из частей нашей политики в отношении Ирана, и именно это мы пытаемся помочь людям понять – что мы не можем близоруко фокусироваться только на ядерной программе, игнорируя другие многочисленные злонамеренные действия Ирана. Поэтому Президент принял решение в отношении INARA. Мы продолжаем работать над нашим всеобъемлющим планом действий в отношении неядерных аспектов поведения Ирана.

ВОПРОС:  Конор Финнеган —

Г-Н ГРИНАН:  Конор Финнеган, ABC News.

ВОПРОС:  — ABC News.

Г-Н ХУК: Можно, я скажу еще одно? Заседание Совместной комиссии – на заседании не было представлено каких-либо предложений. А Вы сказали, что —

ВОПРОС:  Мне просто хотелось узнать —

Г-Н ХУК:  Нет, Вы ответили, что на заседании не было прорыва. Его не было – Соединенные Штаты не пришли на заседание с предложением. Мы пришли на него с намерением поделиться нашей обеспокоенностью в отношении недостатков СВПД и более широких угроз, которые Иран представляет для мира и безопасности.

Г-Н ГРИНАН: Хорошо. Конор Финнеган, ABC.

ВОПРОС:  Относительно устранения недостатков: если вы не сертифицируете соглашение и оно либо сорвется и Соединенные Штаты будут обвиняться в его срыве либо будут исключены из соглашения, какие у вас есть рычаги для устранения этих недостатков?

Г-Н ХУК:  Не могли бы Вы повторить – что?

УЧАСТНИК:  (Вдали от микрофона.)

Г-Н ХУК:  Не могли бы Вы повторить вопрос?

ВОПРОС:  Если вы не сертифицируете соглашение и Соединенные Штаты будут обвиняться в его срыве или США больше не будут его участником и не будут иметь прежнего доступа к нему, какие у вас есть рычаги для устранения всех других недостатков, которые Вы только что упомянули, говоря о соглашении и другой деятельности Ирана?

Г-Н ХУК:  Я думаю, что есть – я насчитал три условных высказывания в этом вопросе. Поэтому довольно трудно ответить одним предложением. Сертификация INARA имеет отношение к СВПД, но существует отдельно от него. Я не собираюсь предрешать, что Президент или – Президент принял решение. Мы узнаем об этом в свое время. Независимо от решения, у Соединенных Штатов широкий набор вариантов проведения политики в отношении вредоносной деятельности Ирана, будь то ядерная или неядерная. Среди них, обычно – Вы знакомы с санкциями, которые мы ввели со времени избрания нынешнего Президента. Мы, я думаю, начиная с – мы начали пересмотр политики в отношении Ирана в апреле. В процессе этого мы ввели целый ряд санкций против Ирана, в то время как мы проводили пересмотр этой политики. Так что, сертификация или нет, это не ограничит нашу способность решать вопросы мира и безопасности.

ВОПРОС:  Хочу просто уточнить, только потому, что он – если он не подтвердит, то это не означает, что вы автоматически выходите из соглашения.

ВОПРОС:  Здесь две вещи. Это —

ВОПРОС:  Нет, я знаю. Это весь – но, похоже, что именно об этом Вы говорите, вроде он может не подтвердить INARA, но – это не значит, что вы – не значит, что соглашение – что вы выходите из него.

Г-Н ХУК:  Сертификация INARA должна подтверждаться или нет —

ВОПРОС:  Так.

Г-Н ХУК:  — каждые 90 дней.

ВОПРОС:  Так.

Г-Н ХУК:  То есть —

ВОПРОС:  Отдельно от самого соглашения.

Г-Н ХУК:  То есть, отдельно от иранской сделки.

ВОПРОС:  Да, правильно.

ВОПРОС:  Вам известно каково решение? Если нет, считаете ли Вы —

Г-Н ХЭММОНД:  Не смотри в глаза, когда отвечаешь на вопрос. (Смех).

ВОПРОС:  Не должны ли вы знать – узнать, что можно довольно быстро подготовить? Потому что у вас есть только —

ВОПРОС:  Не имеет значения. Это действительно не имеет значения.

Г-Н ХУК:  Что не имеет значения?

ВОПРОС:  Не имеет значения, подтверждаешь ты или нет.

ВОПРОС:  Конечно, это – что? Нет. Мой вопрос, известно ли Вам решение?

Г-Н ХУК:  У меня нет каких-либо комментариев.

ВОПРОС:  Что?

Г-Н ХУК:  У меня нет каких-либо комментариев.

Г-Н ХЭММОНД:  Хорошо. Еще два вопроса.

Г-Н ГРИНАН:  Эбигайл. Эбигайл из NBC и Кайли из CBS.

Г-Н ГРИНАН: Хорошо. Начнем с Эбби, а затем Кайли из CBS. Эбби, NBC.

ВОПРОС:  Было много вопросов о том, как реагировали другие участники СВПД, за исключением реакции Ирана. Хотелось бы знать, можете ли Вы дать характеристику реакции Зарифа на заявление Госсекретаря? И еще, Госсекретарь говорил об идее введения санкций вне рамок иранского соглашения в отношении вредоносной деятельности и о том, чтобы европейские партнеры присоединились к этому. Есть ли какой-либо ответ Ирана на такое предложение?

Г-Н ХУК:  Эбби, пожалуйста, повторите Ваш первый вопрос.

ВОПРОС:  Конечно. Первый вопрос —

Г-Н ХЭММОНД:  Мы ответим на первый вопрос и перейдем ко второму. Мы ответим – Эбби, мы ответим —  позже.

ВОПРОС: Хорошо. Оба вопроса?

Г-Н ХЭММОНД:  Задавайте второй вопрос. Мы ответим на него после –

ВОПРОС:  Хорошо.

Г-Н ХЭММОНД:  — после вопроса Мэтта.

ВОПРОС:  Хорошо. Итак –

ВОПРОС: Как ответил Иран.

ВОПРОС:  — как ответил Иран на то, что Госсекретарь – Госсекретарь говорил о введении – о присоединении европейских партнеров к введению дополнительных санкций вне рамок соглашения в качестве мер против тех видов вредоносной деятельности Ирана, где США приняли односторонние меры. Я хотела узнать о реакции Зарифа на это предложение.

Г-Н ХУК: На заседании Совместной комиссии не было представлено каких-либо конкретных предложений. Это была возможность для Госсекретаря поделиться своими взглядами по поводу соглашения и дестабилизирующей деятельности Ирана. Поскольку на заседании не было внесено конкретных предложений, равно как не было никаких ожиданий со стороны участников в отношении предложений, то никто не пришел на заседание с конкретным предложением. Так что это не было – в конце заседания не было голосования по предложению, поскольку такого предложения не было.

Итак, новая администрация впервые принимала участие во встрече на уровне министров всех стран-участников плана действий, и Госсекретарь хотел поделиться своими взглядами по вопросам, которые я упомянул.

Г-Н ХЭММОНД:  Последний вопрос.

Г-Н ГРИНАН:  Хорошо. Кайли

ВОПРОС:  Хорошо. Итак —

Г-Н ХУК:  Здравствуйте, Кайли.

ВОПРОС:  Я думаю, все здесь понимают, что Вы имеете в виду, говоря об отличии сертификации от СВПД. Как бы Вы объяснили это отличие американскому народу? И в чем смысл десертификации, если вы намерены оставаться участником соглашения?

Г-Н ХУК:  Закон о соглашении по пересмотру ядерной программы Ирана (INARA) был принят во время администрации Обамы и был разработан с учетом политики администрации Обамы. Новая администрация предпринимает широкий подход к многочисленным угрозам Ирана, и сертификация – или отказ в сертификации – это предмет разговора между Президентом и Конгрессом. Сертификация не имеет автоматического применения к СВПД.

ВОПРОС:  Вы хотите сказать, что это чисто символическая процедура, в политическом отношении?

ВОПРОС:  Что ж, тогда, кроме случаев, когда они могли бы голосовать – голосовать относительно санкций, в таком случае это было бы нарушением с вашей стороны.

Г-Н ХУК:  Но это не автоматическая процедура.

###


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2017/09/274368.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.