rss

Пресс-брифинг Постоянного представителя США при Организации Объединенных Наций Никки Хейли

العربية العربية, English English, Português Português, Español Español

Белый дом
Офис пресс-секретаря
Для немедленного распространения
21 сентября 2017 года

Гостиница New York Hilton Midtown – Южная галерея Rhinelander

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

16:37 по восточному времени США

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Добрый день. У нас прошла очень продуктивная и насыщенная событиями неделя в ООН. Как вы видели, делегация Соединенных Штатов была очень сильной по составу и включала Президента, Вице-президента и многих представителей команды советников в области национальной безопасности, а также экономической команды Президента. Соединенные Штаты действовали в полную силу, и я думаю, что ООН почувствовала это, но, на мой взгляд, проведённая работа была чрезвычайно продуктивной.

Если вы посмотрите на мероприятия, состоявшиеся в начале недели, мы начали с реформирования ООН. Президент США и Генеральный секретарь ООН представили обширные реформы, которые предлагается провести в ООН. Особо стоит отметить, что 130 стран уже официально поддержали эти реформы. Это более двух третей участников Генеральной Ассамблеи, в которой, в конце концов, и пройдёт голосование по этому вопросу. Так что это было отличное начало недели.

Затем вы увидели обращение Президента Трампа к Генеральной Ассамблее, и я думаю, что оно показало силу Соединенных Штатов, но оно также содержало просьбу к миру объединиться и общими усилиями бороться с этими режимами-изгоями, главным образом, с Северной Кореей и Ираном. И, как, наверное, вы видели, многие страны откликнулись на это, они очень позитивно отреагировали на выступление, и они высоко оценили его прямоту и честность. На мой взгляд, это была общая тема совещаний международного сообщества на этой неделе – то, как откровенно высказался Президент США, и с каким энтузиазмом было встречено его выступление.

Сегодня мы также встретились с нашими союзниками Японией и Южной Кореей. Очевидно, что нам есть о чём поговорить в связи с Северной Кореей. Так что у нас состоялись содержательные беседы с ними. И, разумеется, Президент заверил Японию и Южную Корею в нашей поддержке, но лидеры также говорили о стратегии в отношении Северной Кореи по мере продвижения вперед.

Ситуация с Ираном была темой бесед в течение всей недели. Я думаю, что все говорили о дестабилизирующих действиях, которые иранцы смогут продолжать на всём Ближнем Востоке, будь то в Сирии, Ираке, Ливане, Йемене и других странах. Так что мы будем продолжать говорить об этом и продолжать двигаться вперед для обеспечения того, чтобы мы также могли остановить любое проявление их безрассудного поведения.

Совместно с Министром иностранных дел Великобритании Борисом Джонсоном и Министром иностранных дел Нидерландов Бертом Кундерсом мы также провели совещание, посвящённое реформе Совета ООН по правам человека, на котором мы действительно говорили о том, что деятельность Совета должна отражать смысл его названия. В настоящее время в его состав входит много нарушителей прав человека. Президент и Вице-президент США говорили об этом в своих выступлениях, так же как и о необходимости видеть в этом Совете страны более высокого качества, для того чтобы он был эффективным, и, конечно, о том, что Соединенные Штаты должны остаться в его составе. Если мы не увидим изменений в Совете по правам человека, мы будем и впредь выступать за права человека, но в случае необходимости будем делать это самостоятельно.

Затем Вице-президент принял участие во вчерашнем заседании Совета Безопасности по реформе операций по поддержанию мира. В последние несколько месяцев мы добились большого прогресса в деле реформирования миротворческой деятельности, с тем чтобы она двигалась в направлении политического решения, была прозрачной и подотчетной, но мы также должны предоставлять войскам необходимое оборудование и возможность пройти обучение для выполнения своей работы. Так что мы просто видим необходимость в более умной миротворческой деятельности, и я думаю, что все единодушно проголосовали вчера за реформу миротворческих миссий.

Одной из тем, которую всем приходилось обсуждать на этой неделе, была ситуация в Бирме. У каждого имеется определённое мнение по этому вопросу. Все страны обеспокоены кризисом в Бирме, с которым мы имеем дело, и мы видим огромные масштабы миграции рохинджа из Бирмы. Страны обеспокоены тем, что военные продолжают вести себя агрессивно, и они обеспокоены тем, что правительство продолжает отказываться признать факты. И поэтому я думаю, что международное сообщество будет по-прежнему говорить об этом. Я считаю, что оно будет проявлять больше активности в этом вопросе по мере продвижения вперед.

И, наконец, сегодня Совет Безопасности сделал большой шаг вперед. Он принял меру, над которой, я думаю, международное сообщество работало в течение долгого времени, в частности, мы работали с нашими британскими друзьями. Речь идёт об ответственности ИГИЛ в Ираке. Это связано с тем фактом, что в районах этой страны имеются массовые захоронения, и совершаются ужасные нарушения в отношении женщин и девочек.

Происходит ли это в отношении езидов, или христиан, или суннитов и шиитов, – теперь группа, представляющая учреждение ООН, сможет направиться на места и начать сбор реальных доказательств, которые смогут быть использованы в суде. Это позволит жертвам, наконец, высказать своё мнение и добиться наказания для преступников в суде. По крайней мере, эту возможность получат семьи, если они потеряли близких. Так что сегодня был важный день для Совета Безопасности.

Кроме этого, конечно, происходило ещё много другого. Если я не ошибаюсь, Президент Трамп встретился с руководителями нескольких стран. Состоялось много двусторонних встреч. Было много разговоров, планирования и достижения результатов. Но в целом мы можем сказать, что это была насыщенная неделя в ООН, и она была очень успешной.

Теперь я отвечу на любые ваши вопросы. Да.

ВОПРОС:  Большое спасибо. Почему вы ожидаете, что этот последний раунд санкций принесёт результаты, если вводимые в прошлом в отношении Северной Кореи обширные санкции терпели неудачу?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Вы имеете в виду то, о чём говорил Министр Мнучин? Это довольно удивительно, потому что, если говорить об уже существующих санкциях, Северная Корея уже ощущает их действие. Вы уже можете услышать об очередях на их заправочных станциях и о значительном сокращении доходов, что свидетельствует об эффективности санкций.

Новые меры являются следующим шагом. В соответствии с ними, любой, кто имеет дело с Северной Кореей, любое финансовое учреждение, которое имеет дело с Северная Кореей, подлежит наказанию. Я думаю, что это важно. И, как сказал Министр Мнучин, если вы собираетесь поддерживать Северную Корею, вы должны быть также готовы стать объектом санкций.

ВОПРОС:  Вы говорите, что санкции работают, но Северная Корея пока не остановила свои ядерные провокации. Считаете ли вы, что эти санкции на самом деле заставят Северную Корею (неразборчиво)?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Мы всегда знали, что санкции могут не сработать. Целью санкций всегда является сокращение доходов, с тем чтобы КНДР могла меньше демонстрировать безрассудное поведение. Если у неё не будет средств для производства баллистических ракет и ядерного оружия, КНДР будет меньше делать в этой области. Такова цель санкций. Это не означает, что санкции обязательно поменяют позицию Кима или его веру в то, чего он хочет добиться, но они замедлят производство в рамках ядерного процесса в будущем.

ВОПРОС:  Благодарю Вас, госпожа Посол. Когда Президент говорил в своей речи о полном уничтожении Северной Кореи, если мы будем вынуждены защищать себя или наших союзников, что именно он имел в виду? При каких обстоятельствах он рассмотрит возможность полного уничтожения Северной Кореи?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Я думаю, что это просто проявление здравого смысла. Если посмотреть на этот вопрос, мы уже говорили много раз, Президент говорил, его советники говорили: мы не хотим войны. Это последнее, чего кто-либо хочет. Мы не хотим, чтобы гибли люди. Это последнее, чего кто-либо хочет.

Но в то же время мы не собираемся бежать в страхе. Если по какой-либо причине Северная Корея атакует Соединенные Штаты или наших союзников, США отреагируют, и точка. Именно это и произойдёт. Вы видите сейчас, что мы продолжаем применять дипломатические меры, мы продолжаем исчерпывать все возможности. И главное сейчас то, что другие страны действительно поддерживают санкции и реализуют их, и они также продолжают изолировать Северную Корею, до тех пор пока мы не сможем заставить КНДР сесть за стол переговоров. Но до тех пор – такова реальность. Если КНДР нанесёт удар по Соединенным Штатам, конечно, мы ответим.

ВОПРОС:  Хотелось бы просто уточнить: Вы конкретно говорите, что это произойдёт, если Северная Корея первой нанесёт удар?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Мы не можем изложить все сценарии того, что произойдёт, но очевидно, что должно будет произойти что-то очень серьезное для того, чтобы Президент принял решение об ответном ударе. Но между нынешним положением дел и той ситуацией можно ещё многое сделать. Есть много военных вариантов, которые можно осуществить.

Президент не собирается конкретно излагать, что он собирается делать, когда он собирается это делать, или где он собирается это делать. Но есть много вариантов, которые он обсуждает со своей командой национальной безопасности. Если Северная Корея сделает что-нибудь безответственное или безрассудное, он должен будет выбрать один их этих вариантов.

ВОПРОС:  Благодарю Вас, г-жа Посол. Быстрый вопрос по санкциям в отношении Кореи, а затем у меня будет вопрос по Ирану. По Корее, администрация говорит, что санкции не направлены против Китая, но, как Вы слышали, Президент сказал сегодня, что власти Китая запретили своему центральному банку вести дела с Северной Кореей. Министр Мнучин сказал, что он звонил китайцам. К тому же, Вы особенно отмечали, что Китай действительно является главным финансовым покровителем Северной Кореи. Так как эти меры могут не быть в реальности направлены против Китая?

Далее, по Ирану, есть ли способ усилить давление на эту страну в связи с упомянутой вами дестабилизирующей деятельностью Ирана по всему Ближнему Востоку, которая, как считают многие из ваших союзников, непосредственно не нарушает условий соглашения, как сказал Госсекретарь Тиллерсон? Есть ли способ добиться того, чтобы союзники сплотились вокруг дополнительных санкций в связи с поддержкой Ираном терроризма и других санкций, сохранив при этом ядерные положения соглашения?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Прежде всего, по санкциям в отношении Северной Кореи, они затрагивают только тех, кто продолжает вести дела с Северной Кореей. Так что если китайцы ведут дела с Северной Кореей, да, это затронет их. Если страны Африки ведут дела с Северной Кореей, это затронет их.

Так что на самом деле это зависит от стран, которые решают продолжать поддерживать Северную Корею, идя наперекор остальному миру, который просит их этого не делать.

В отношении Ирана – имеет место пара процессов. 15 октября Президент должен будет принять решение о том, сертифицировать выполнение Ираном соглашения или отказать в сертификации, и этого требует закон США. Это не является требованием СВПД, или Иранской сделки. Это закон США. И закон США требует от Президента каждые 90 дней рассматривать выполнение СВПД и других элементов резолюции ООН – включая испытания баллистических ракет, контрабанду оружия, поддержку терроризма.

И если он по-прежнему будет считать, что сделка отвечает интересам Соединенных Штатов, он сертифицирует её. Если он посчитает, что эта ситуация не отвечает интересам американской общественности, он не сертифицирует сделку.

В этом случае он направится в Конгресс и будет работать с Конгрессом над изменением ситуации. Но СВПД и закон США – это две разные вещи.

ВОПРОС:  Вы говорите, что он мог бы отказать в сертификации без конкретного выхода из соглашения?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Верно. Это только один из имеющихся у него вариантов, и это позволяет сделать вступивший в силу закон Коркера-Кардина.

С точки зрения ООН, могу сказать вам, что мы будем рассматривать и активно обсуждать возможные нарушения резолюции 2331, тесно связанной с ядерной сделкой; она гласит о том, что если Иран будет совершать какие-либо из этих вещей, это будет нарушением.

После этого Генеральный секретарь ООН выступил с докладом, в котором говорилось, что иранцы нарушили все эти положения – своей поддержкой терроризма, контрабандой оружия, планами продолжения испытаний баллистических ракет, – и их следует призвать к ответу.

И вы увидите, что мы будем заниматься этим вопросом по мере продвижения вперед в Организации Объединенных Наций для обеспечения того, чтобы иранцы знали: тот факт, что мы заключили эту ядерную сделку, не даёт им разрешения на всю их иную негативную деятельность.

ВОПРОС:  Г-жа Посол, Вы сказали в своем вступительном слове, что одна из тем, по которым у всех имелось мнение на этой неделе, – это Бирма. Президент обратился ко всемирной организации ООН с речью, содержащей 4600 слов, в которой он вообще не упомянул слова “Бирма” или “Мьянма”. Участвовали ли Вы непосредственно в подготовке текста речи? Призвали ли Вы Президента включить Бирму в текст выступления? И разочарованы ли Вы тем, что он этого не сделал?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Я могу вам сказать, что он очень обеспокоен ситуацией в Бирме, потому что он говорил с советниками по национальной безопасности и спрашивал о том, что планируется сделать. Он попросил Вице-президента затронуть эту тему в своей речи, поэтому Вице-президент и сделал это. И он очень активно участвует в процессе принятия решений. Я думаю, что Президент, как и любой другой лидер, может сказать вам, что мы все пытаемся понять, как это могло случиться в Бирме, потому что всё это произошло в течение трех недель.

Почти полмиллиона человек покинули дома, и многим из нас трудно представить себе масштаб трагедий и жестокости. Таким образом, если вы прослушаете выступления всех лидеров, вы поймёте, что все просто пытаются выяснить, кто может повлиять на чиновников в Бирме, и куда следует обращаться. Так что –

ВОПРОС:  Вы попросили Президента попытаться решить эту проблему? И (неразборчиво) говорил об этом публично.

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Он очень обеспокоен ситуацией в Бирме. И я думаю, что я немного поговорила на эту тему с Вице-президентом, и именно поэтому он так эмоционально высказался на эту тему. Но на самом деле он говорил об этом, потому что Президент попросил его это сделать.

ВОПРОС: Говорили ли Вы или Президент Трамп непосредственно с Аун Сан Су Чжи, в том числе в последние несколько дней? Или говорил ли с ней кто-то из администрации о том, что происходит? И готовы ли Вы (неразборчиво) публично, чтобы она больше делала в своей роли Государственного советника?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Мы оказывали двление не только на неё, но и на военных. Мы работали по двум направлениям. Госсекретарь Тиллерсон позвонил ей и обсудил с ней ситуацию, но затем также и генерал Данфорд позвонил главнокомандующему вооруженных сил, чтобы сказать: “Мы поддерживаем с вами отношения, но это не может продолжаться, и нам нужно знать, что вы собираетесь предпринять в связи с этим”.

ВОПРОС:  Г-жа Посол, Вы очень откровенно говорите о недостатках Иранской сделки и о поведении Ирана, что, возможно, выходит за строгие рамки вашей работы здесь. Откуда это исходит? Это Ваше собственное непосредственное мнение, сложившееся в результате того, что Вы слышите здесь о поведении иранцев, или это результат бесед с Президентом? Или просто поговорите немного на эту тему.

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Я говорила с Президентом. Он очень обеспокоен по поводу Ирана. Он очень обеспокоен по поводу сделки. Поэтому я решила больше узнать об этом и выяснить ситуацию в МАГАТЭ, рассмотреть резолюцию, рассмотреть нарушения. Так что я просто хотела лучше разобраться в текущей ситуации, и именно поэтому я выступила с речью о сценарии, с которым в настоящее время сталкивается Президент в отношении решений, которые должны быть приняты.

Эта ситуация ни в коем случае не является простой, потому что, если говорить о Северной Корее, на протяжении 25 лет мы заключали плохую сделку после плохой сделки, после плохой сделки, с нарушенными обещаниями, нарушенными обещаниями, нарушенными обещаниями.

Таким образом, мы снова в подобной ситуации, и мы не хотим иметь дела со следующей Северной Кореей. Именно поэтому Президент так серьезно воспринимает это и говорит, что мы должны рассматривать каждый аспект соглашения и обеспечивать, чтобы сделка действительно отвечала интересам американского народа.

ВОПРОС:  Министр иностранных дел Германии заявил сегодня, что любой отказ от Иранской сделки снизит вероятность заключения любой подобной сделки о разоружении с Северной Кореей. Разделяете ли Вы эти опасения о том, что любые действия по Иранской сделке могут снизить вероятность заключения соглашения с Северной Кореей?

И отдельный вопрос, с целью прояснения позиции, Вы поддерживаете полное эмбарго на поставки нефти в Северную Корею?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Вначале давайте вернёмся к Ирану. Могу вам сказать, что у многих стран есть мнение о том, следует ли США остаться в соглашении или нет. Но этим странам иранцы не говорят “Смерть Америке”. Они не говорят “Смерть Германии”. Они не говорят такого. Мы видим, что повсюду происходят террористические нападения со связями с Ираном. И по этому поводу нам нужно проявлять осторожность.

Поэтому США никогда не заботит то, что говорят другие страны. Президента заботит то, что наши действия должны максимально отвечать интересам безопасности американского народа. Именно об этом идет речь в настоящее время.

Что касается сравнения Ирана с Северной Кореей, мы именно это и делаем. Именно поэтому у нас было так много плохих сделок с Северной Кореей, и никто не хотел об этом говорить. И каждый раз, когда они нарушали сделку, никто не хотел об этом говорить. Где сейчас северокорейцы? Теперь у них есть водородная бомба. Теперь у них есть межконтинентальные баллистические ракеты (МБР). Так что, если мы не будем ничего предпринимать и будем допускать те же ошибки, которые мы допускали с Северной Кореей, нам придётся иметь дело с Ираном, обладающим ядерным оружием и технологией баллистических ракет. В этом состоит обеспокоенность, и мы пытаемся что-то сделать для ее устранения.

ВОПРОС:  Г-жа Посол, Президент сказал на этой неделе, что он принял решение в отношении Ирана. Вы можете сказать нам, какое решение?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Нет.

ВОПРОС:  Ясно. Я хотел попробовать. Отдельный вопрос – Президент также затронул Венесуэлу в своем выступлении на этой неделе в ООН, и он также провел встречу с лидерами стран Латинской Америки. Можете ли Вы рассказать нам немного больше о том, что он сказал им? И, в частности, насколько мне известно, они предложили Президенту ввести эмбарго на поставки нефти в Венесуэлу, отметив, что это будет наиболее эффективным способом решения этой проблемы. Готовы ли Соединенные Штаты рассмотреть такой вариант?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Я присутствовала на ужине с нашими латиноамериканскими друзьями, и могу сказать вам, что они выразили значительную обеспокоенность тем, что происходит в Венесуэле. Они все пытались повлиять на ситуацию; мы видели, что они пытались это сделать через Организацию американских государств (ОАГ), но Венесуэла вышла из её состава. Мы пытались сделать это через многочисленные каналы в стремлении дать Мадуро знать, что его действия неприемлемы. США приняли санкции, и латиноамериканские лидеры не выступили против этого.

Так что, да, там шли определённые разговоры о том, что они рекомендовали предпринимать по мере продвижения вперед, но я не думаю, что мне следует говорить здесь об этом. Могу вам сказать, в Латинской Америке многие поддерживают призыв к Венесуэле начать уважать своих граждан и вернуться к надлежащей демократии. И я думаю, что каждый из латиноамериканских лидеров обеспокоен тем, что происходит сейчас.

ВОПРОС:  Но можете ли Вы поделиться Вашими собственными мыслями по поводу нефтяного эмбарго в отношении Венесуэлы? Это то, что –

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Если ситуация не улучшится, все эти варианты по-прежнему применимы, так что мы наблюдаем за развитием обстановки. Сначала были приняты санкции, а теперь посмотрим. Могу вам сказать, что этот вариант не исключается.

ВОПРОС:  Благодарю Вас, г-жа Посол. Ходит много слухов о вашем политическом будущем и вашем будущем в администрации Трампа. Некоторые даже говорят, что Вы стремитесь стать Государственным секретарем и пытаетесь вытеснить Рекса Тиллерсона. Вы бы не могли прокомментировать эти слухи?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Постоянно муссируются какие-то слухи. С тех пор, как я была законодателем, люди говорили о том, что я пытаюсь сделать, или о том, что я должна сделать. Я лишь стараюсь хорошо работать, и я стараюсь проявлять ответственность в моей работе, и я стараюсь информировать американский народ обо всём, что я знаю. Это то, что я пытаюсь делать, и я стараюсь служить Президенту и нашей стране с максимальной отдачей.

Если люди хотят увидеть в моих словах какой-то другой смысл – это их проблемы. Я не собираюсь тратить на это время.

ВОПРОС:  Но Вы хотите быть Государственным секретарем США?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Нет, не хочу.

ВОПРОС:  Значит, Вы не хотите быть – (смех) –

ВОПРОС:  Г-жа Посол, как могут США сохранить свой дипломатический авторитет и заключить ядерную сделку с Северной Кореей, когда они готовы рассмотреть вопрос о разрыве, разрушении, отмене существующего дипломатического соглашения с Ираном по его программе? Разве это не подрывает доверие к США?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Это не подрывает доверие к США. Это свидетельствует о том, что Соединенные Штаты намерены всегда заботиться об интересах своих граждан. Самое умное, что может сделать любая страна, – это рассмотреть соглашение и выяснить, работает ли оно; не иметь слишком много гордости, говоря: “Раз мы подписали соглашение, мы должны продолжать его всячески поддерживать”. Надо выяснить, работает ли оно?

Я задам вам вопрос: считаете ли вы, что эта сделка работает, когда Иран продолжает испытания баллистических ракет? Считаете ли вы, что эта сделка работает, когда иранцы поддерживают террористов во всем мире, от Ливана и Йемена до Сирии и Ирака? По-прежнему ли вы считаете, что она работает? И по-прежнему ли вы считаете, что она работает, когда они осуществляют контрабанду оружия и в настоящее время работают с Северной Кореей? Отвечает ли это интересам Соединенных Штатов? Я бы поставила это под вопрос. Речь идёт о стране, которая говорит: “Смерть Америке”, работая с другими странами, которые, возможно, хотят того же. И Президент несет ответственность за обеспечение того, чтобы ничего не происходило с американцами. И я думаю, что он именно это и пытается сделать.

В заднем ряду.

ВОПРОС:  Спасибо, г-жа Хейли. Я из Бангладеш. У меня два вопроса по Мьянме, по Бирме. Премьер-министр Бангладеш провела беседу с Президентом Трампом, и после разговора она сказала в интервью международному агентству новостей, что Президент Трамп не желает решать эту проблему. Но мы знаем, что Соединенные Штаты делают много для решения этой проблемы. Вы сделаете какие-либо комментарии по этому вопросу (неразборчиво) для международного информационного агентства?

Во-вторых, Вы дадите какие-либо сроки властям Мьянмы, Бирмы, для возвращения беженцев, так как Бангладеш сталкивается с огромным кризисом по приёму этого огромного числа беженцев на территории Бангладеш?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Я думаю, что Соединенные Штаты были захвачены врасплох тем, как много всего случилось, и ситуация начала двигаться в таком ужасном направлении в последние три-четыре недели. Вы видите, как каждый представитель команды национальной безопасности Президента США говорит об этом, и каждый представитель команды национальной безопасности в настоящее время звонит своим контактным лицам и своим коллегам в Бирме, а также обеспечивает нашу поддержку Бангладеш в его усилиях.

Бангладеш проводит невероятную работу, принимая этих беженцев. Но в то же время мы должны рассматривать положение беженцев, так как теперь у них нет дома. Ни один человек не должен так жить. Ситуация в области прав человека ужасна, и мы хотим делать всё возможное в этом плане.

Так что я могу сказать вам, что Совет национальной безопасности (СНБ) трудится, не покладая рук, пытаясь оценить обстановку и решить, какие шаги мы предпримем.

Так, последний вопрос.

ВОПРОС:  Потеряв позиции в Ираке и Сирии, Исламское государство рассматривает Ливию в качестве новой возможной базы. Вы поддерживаете возвращение в Ливию системы ООН – с тем чтобы УВКБ ООН управляло лагерями беженцев? И что Соединенные Штаты готовы сделать для предотвращения инфильтрации (неразборчиво) в Ливии?

ПОСОЛ ХЕЙЛИ:  Во-первых, я вам скажу, что, если вы посмотрите на ситуацию, мы добились удивительного прогресса в Ираке и Сирии с точки зрения разгрома ИГИЛ. Эта задача почти завершена, и мы очень гордимся этим.

Что касается Ливии, Совет национальной безопасности обсуждает эту тему и решает, какими будут наши последующие планы, и я уверена, что СНБ их представит, когда они будут подготовлены.

Большое спасибо.

ОКОНЧАНИЕ 16:59 по восточному времени США

###


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.