rss

Государственного секретаря Рекса Тиллерсона на заседании Комитета Сената США по иностранным делам по вопросу полномочий на применение военной силы: точка зрения администрации

Français Français, English English, العربية العربية

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения 30 октября 2017 года
ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
30 октября 2017 года
Вашингтон, округ Колумбия
**UNEDITED/DRAFT**

 

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН: Благодарю Вас, г-н Председатель, Председатель Коркер, высокопоставленный представитель Кардин, уважаемые представители Комитета. Я высоко ценю возможность поговорить с вами сегодня. Я знаю, что желание Сената понять правовую основу ведения военных действий Соединенными Штатами основывается на вашей конституционной роли, связанной с внешней политикой и вопросами национальной безопасности. Я прекрасно понимаю ваше чувство долга перед американским народом в этом отношении.

В утверждённом в 2001 году Разрешении на применение военной силы (AUMF) Конгресс уполномочил Президента “использовать всю необходимую и уместную силу в отношении стран, организаций и лиц, которые, как определил Президент, запланировали, утвердили, совершили или оказали помощь в совершении террористических атак 11 сентября 2001 года или укрывали такие организации или лиц”. Конгресс предоставил Президенту эти установленные законом полномочия “для предотвращения любых будущих актов международного терроризма против Соединенных Штатов, совершаемых такими странами, организациями или лицами”.

AUMF 2001 года обеспечивает законные полномочия для продолжающихся военных операций США против “Аль-Каиды”, талибов и связанных с ними сил, в том числе против Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ).

Администрация опирается на AUMF-2001 в качестве внутреннего уполномочивающего документа для наших собственных военных действий против этих лиц и организаций, а также военных действий, которые мы принимаем совместно с нашими партнерами по Коалиции по разгрому ИГИЛ.

AUMF-2001 обеспечивает внутреннюю правовую основу для наших операций по содержанию под стражей лиц в Гуантанамо, где Соединенные Штаты в настоящее время удерживают членов “Аль-Каиды”, талибов и связанных с ними сил.

AUMF-2001 также разрешает использование необходимой и уместной силы для защиты военнослужащих США, Коалиции и партнеров, участвующих в кампании по разгрому ИГИЛ в Ираке и Сирии. В Сирии усилия возглавляемой США Коалиции направлены на разгром ИГИЛ; Соединенные Штаты не стремятся вести боевые действия против сирийского правительства или сил, поддерживающих сирийское правительство. Тем не менее, Соединенные Штаты готовы без колебаний использовать необходимую и соразмерную силу для защиты военнослужащих США, Коалиции или партнеров, участвующих в кампании по разгрому ИГИЛ.

Полномочия Президента на применение силы против ИГИЛ дополнительно подкрепляются Разрешением на применение военной силы против Ирака, сокращённо – AUMF-2002.

Помимо полномочий, предоставленных Президенту законом, Президент имеет право в соответствии со статьей II Конституции США использовать военную силу в определенных обстоятельствах для продвижения важных национальных интересов США, в том числе для защиты Соединенных Штатов от террористических атак. В качестве примера отмечу, что Президент Рейган опирался на её полномочия в качестве Верхового главнокомандующего в 1986 году, когда он приказал нанести авиаудары по террористическим объектам и военным комплексам в Ливии после теракта, осуществленного Ливией в Западном Берлине, в результате которого погибли и получили ранения американские гражданские лица и военнослужащие.

Соединенные Штаты имеют законные полномочия по проведению военных кампаний против талибов, “Аль-Каиды” и связанных с ними сил, в том числе ИГИЛ, и в настоящее время администрация не запрашивает какого-либо нового или дополнительного разрешения Конгресса на применение силы. AUMF-2001 остается краеугольным камнем для текущих военных операций США и продолжает предоставлять юридические полномочия, на которые необходимо полагаться для устранения этой угрозы.

Однако на случай, если Конгресс решит подготовить проект нового закона AUMF, я представляю вам несколько рекомендаций, рассмотрение которых администрация считает необходимым для принятия нового AUMF:

Во-первых, новые полномочия AUMF должны быть введены в силу до отмены старых полномочий или одновременно с их отменой. Невыполнение этой рекомендации может привести к параличу и путанице в наших военных операциях. С дипломатической точки зрения, это может привести к тому, что наши союзники по Глобальной коалиции поставят под сомнение нашу приверженность разгрому ИГИЛ. А потенциальная отмена AUMF-2001 без немедленной и соответствующей замены может поднять вопрос о внутренней правовой основе для обеспечения полного спектра военных действий Соединенных Штатов против талибов, “Аль-Каиды” и связанных с ними сил, в том числе против ИГИЛ, а также наших операций по содержанию лиц под стражей в Гуантанамо.

Во-вторых, любые новые полномочия AUMF не должны быть ограничены во времени. Законодательство, которое произвольно отменит разрешение на использование силы, будет несовместимо с подходом, основанным на условиях, и может непреднамеренно придать смелости нашим врагам, которые решат переждать нас. Любой механизм надзора в новом AUMF также должен предоставить Соединенным Штатам свободу быстро принимать меры против наших врагов, не будучи стесненными петлей обратной связи.

В-третьих, новый закон AUMF не должен быть географически ограничен. Как и в случае с действующим AUMF, администрации необходимо сохранить законные полномочия по использованию военной силы против врага, который не уважает географических границ и не ограничивает ими своих действий. По мере того как разрушался мошеннический халифат ИГИЛ в Ираке и Сирии, группировка пыталась образовать плацдармы в новых местах.

Как отмечалось в ходе обсуждения с Сенатом на закрытом брифинге на тему разгрома ИГИЛ в июле, Соединенные Штаты имеют ограниченное военное присутствие в Бассейне озера Чад в плане поддержки партнеров, в том числе Франции, в их операциях по борьбе с терроризмом в регионе. Эта информация также была передана вам в нескольких периодических докладах, представленных в Конгресс в соответствии с Резолюцией о полномочиях в военное время. Распад так называемого халифата ИГИЛ в Ираке и Сирии означает, что группировка будет пытаться внедриться в новые страны и найти новые убежища. Наши юридические полномочия по противодействию транснациональной угрозе, такой как ИГИЛ, не могут быть ограничены географическими границами. В противном случае, ИГИЛ может восстановиться и набраться сил в уязвимых местах.

Соединенные Штаты должны сохранить надлежащие юридические полномочия для того, чтобы ничто не ограничивало или задерживало нашу способность быстро и эффективно реагировать на террористические угрозы в адрес Соединенных Штатов. Министр Мэттис и я, вместе с остальной частью администрации США, придерживаемся совершенно единой позиции по этому вопросу. Мы полностью признаём необходимость прозрачности с вами, в то время как мы реагируем на то, что будет динамичным региональным и глобальным вопросом. Мы будем по-прежнему регулярно сообщать Конгрессу о ходе усилий и обеспечивать, чтобы вы и американский народ понимали наши цели внешней политики, военные операции, а также задачи по обеспечению национальной безопасности.

Я благодарю Комитет за поддержку наших усилий и буду рад ответить на ваши вопросы.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2017/10/275196.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.