rss

Выступление на Международной конференции по мобилизации правоохранительных усилий, направленных на разгром ИГИЛ

العربية العربية, English English, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو

Посол Нейтан Сейлс,
Координатор по борьбе с терроризмом
27 февраля 2018 года

 

 
Доброе утро. Приветствую всех вас от имени Государственного департамента США, Интерпола и Международного института по вопросам правосудия и верховенства закона.

Благодарю вас всех за то, что приехали издалека для участия в этой важной конференции, посвященной нашим коллективным правоохранительным усилиям в области борьбы против ИГИЛ. И заранее благодарю вас за предстоящие беседы, дающие почву для размышлений.

Позвольте мне вначале отметить необычайный прогресс, которого добилась Коалиция по разгрому ИГИЛ на местах в Ираке и Сирии. Уже освобождена почти вся территория, когда-то контролируемая ИГИЛ.

Тем не менее, в то время как мы одерживаем победы над ИГИЛ на поле боя, эта группировка адаптируется к нашему успеху. Борьба отнюдь не завершена – она просто переходит в новую фазу. Закалённые в боях террористы направляются домой из зоны боевых действий или сеют хаос в третьих странах. Нападения осуществляют “доморощенные” террористы – люди, которых вдохновляет ИГИЛ, но которые никогда не приезжали в Сирию или Ирак.

Нам необходима скоординированная и эффективная стратегия для этой следующей стадии конфликта – именно поэтому мы собрались здесь сегодня. Для этого нам необходимо общее понимание ИГИЛ, того, как преобразуется эта группировка, и широкого набора инструментов, наиболее подходящих для борьбы с ней. По мере того как ИГИЛ всё более рассредоточивается, нашим приоритетом должны быть действия, не позволяющие группировке воссоздать себя как боевую силу с физическим убежищем. Мы также должны предотвращать использование ИГИЛ интернета в качестве виртуального убежища и базы для радикализации или вербовки новых последователей.

По мере того как ИГИЛ адаптируется, в большинстве мест главная трудность будет заключаться в переходе от военных к правоохранительным решениям. Все чаще мы должны дополнять наши военные усилия по разгрому ИГИЛ гражданскими мерами, которые смогут обеспечить окончательный разгром группировки.

Позвольте мне быть более конкретным. Наши усилия будут включать правоохранительные инструменты, такие как уголовное преследование иностранных боевиков-террористов, сбор доказательств на поле боя и их последующее использование, а также модернизация наших законов для более эффективного преодоления угрозы. Нам потребуются более жесткий пограничный скрининг и более активный обмен информацией – как внутри государств, так и между ними. Мы должны включать в санкционные списки филиалы и финансистов ИГИЛ для перекрытия денежных потоков. И мы должны противостоять террористической пропаганде.

Эти направления усилий получили мощный импульс в декабре прошлого года, когда Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию 2396, соавторами которой выступили 66 государств. Резолюция СБ ООН 2396 включает в себя ряд ключевых инструментов и обязательств в области борьбы с терроризмом. Списки лиц, требующих особого внимания, в которые включены известные и предполагаемые террористы. Обмен информацией, в том числе данными учета имен пассажиров (PNR). Уголовное преследование боевиков, вернувшихся с поля боя, и тех, кого вдохновляет ИГИЛ. И санкционные списки с целью перекрытия финансирования террористических организаций и их членов.

Я хотел бы в течение нескольких минут объяснить, что делают Соединенные Штаты для противостояния ИГИЛ в правоохранительной сфере. Надеюсь, что это обеспечит полезную отправную точку для наших дискуссий в течение следующих двух дней.

Списки лиц, требующих особого внимания, и обмен информацией

Каждый день более одного миллиона человек въезжают в Соединенные Штаты по суше, морю и воздуху. Мы проверяем их имена и другие данные, сопоставляя их с нашими списками известных и подозреваемых террористов для выявления потенциальных угроз. Каждая страна, которая серьезно относится к защите своих границ, должна осуществлять проверки такого рода. Соединенные Штаты и многие другие страны, представленные в этом зале, готовы поддерживать усилия каждого правительства по созданию системы списков лиц, требующих особого внимания, которая защищает их страну и повышает международную безопасность.

За последние несколько лет мы вступили в десятки двусторонних соглашений с нашими союзниками и партнерами в рамках Президентской директивы 6 по вопросам национальной безопасности (HSPD-6). Эти механизмы обмена информацией позволяют нам обмениваться данными из списков наблюдения со странами-партнерами. Они позволяют нам помогать друг другу выявлять террористов, которые передвигаются между нашими странами.

Только в прошлом году мы подписали еще десять соглашений в соответствии с HSPD-6, в результате чего их общее число достигло 69. Мы надеемся подписать дополнительные соглашения в ближайший год. И мы надеемся, что партнеры, подписавшие эти договоренности, в полной мере их реализуют.

Это также очень важно для обмена информацией в рамках многосторонних платформ, таких как Интерпол. Интерпол не случайно является одним из организаторов данного мероприятия. По мере продвижения к следующему этапу нашей борьбы против ИГИЛ, возможности, обеспечиваемые этой организацией, будут иметь первостепенное значение.

Базы данных Интерпола повышают эффективность проверок данных и их сравнения с внутренними списками лиц, требующих особого внимания. Эти инструменты объединяют информацию, предоставляемую десятками правительств, в одном месте, что позволяет странам проводить скрининг пассажиров, сопоставляя их данные с информацией, к которой они в противном случае не имели бы доступа.

Однако недостаточно просто зарегистрироваться для доступа к базам данных Интерпола. Одинокий компьютерный терминал, подключенный к Интерполу, в изолированной комнате практически бесполезен. Если наши органы пограничного контроля и сотрудники правопорядка не будут иметь беспрепятственного доступа к базам данных в реальном времени, мы никогда не сможем действовать достаточно быстро и тщательно для срыва очередной атаки.

Я призываю каждого из вас, когда вы вернетесь домой, выяснить, имеет ли каждый пограничник и полицейский доступ к этим базам данных. Если нет, ваши сотрудники, находящиеся на линии фронта, не имеют информации, необходимой им для защиты ваших граждан.

Я хотел бы также подчеркнуть важность PNR – данных учета имен пассажиров. Данные PNR являются информацией, которую вы предоставляете авиакомпании, когда бронируете билет – имена, места в самолете, контактные данные и так далее.

Данные PNR являются одним из основных элементов обеспечения безопасности границ США в течение многих лет. Мы используем их для выявления подозрительных закономерностей поездок, обнаружения угроз, которые, возможно, не были замечены ранее. Мы также используем эти данные для пролития света на скрытые связи между известными террористами и их неизвестными сообщниками.

В соответствии с резолюцией СБ ООН 2396, все члены ООН обязаны разрабатывать системы аналогичного типа. Соединенные Штаты привержены оказанию максимально возможной помощи в этом плане. Мы готовы открыть доступ к нашей системе PNR для стран, которые хотят этого, и я знаю, что Нидерланды также изучают возможности, чтобы предоставить доступ к своим системам через международные каналы.

Уголовное преследование и содержание под стражей

Когда наши полицейские или военнослужащие захватывают террористов, иногда мы хотим привлекать их к судебной ответственности. Здесь, в Соединенных Штатах, у нас имеется обширный набор уголовных законов, которые мы используем для недопущения того, чтобы оперативники ИГИЛ свободно ходили по улицам Манхэттена или Вашингтона (округ Колумбия).

В соответствии с резолюцией СБ ООН 2396 и другими резолюциями, мы призываем другие страны принять соответствующие законы для обеспечения их прокуроров инструментами, необходимыми для работы на следующем этапе устранения угрозы ИГИЛ. Это включает законы, которые охватывают широкий спектр террористической деятельности, а также законы, которые предусматривают значительные наказания для осужденных.

Успех судебного преследования также зависит от принятия ответственности за репатриацию наших граждан, захваченных на поле боя. Позвольте мне чётко заявить: как бы это ни было политически сложно сегодня, если эти боевики не будут сейчас заключены под стражу, это позже приведет к более трудным и болезненным последствиям. Если эти боевики доберутся домой или на территорию наших союзников и партнеров, мы все заплатим высокую цену за бездействие.

В то же время мы должны осознавать, что в некоторых случаях уголовное преследование не будет уместным. Именно поэтому Президент Трамп объявил в прошлом месяце о своем решении пересмотреть нашу политику содержания под стражей военными и не закрывать тюрьму в Гуантанамо-Бей.

Включение в санкционный список

Наконец, все страны должны разработать необходимые правовые режимы для включения террористов в санкционные списки. Это позволяет нам лишать их финансирования – мы не просто стремимся остановить террориста, готовящегося осуществить взрыв, мы хотим остановить человека с деньгами, который покупает бомбу.

В этом духе сегодня я объявляю о решении Государственного секретаря Тиллерсона внести в санкционный список семь группировок, являющихся филиалами ИГИЛ: “ИГИЛ-Западная Африка”, “ИГИЛ-Сомали”, “ИГИЛ-Египет”, “ИГИЛ-Бангладеш”, “ИГИЛ-Филиппины”, Группу Мауте и “Джунд аль-Халифат-Тунис”. Госсекретарь также внес в санкционный список двух лидеров, аффилированных с ИГИЛ: Махада Моалима и Абу Мусаба аль-Барнави.

Эти террористы включены в санкционные списки в соответствии с сочетанием различных законов и указов. В частности, они внесены в Особый список глобальных террористов в соответствии с административным указом 13224 и в список Иностранных террористических организаций в соответствии с разделом 219 Закона США об иммиграции и гражданстве.

Перечисление каждого злодеяния, за которое ответственны эти группировки, заняло бы весь день, поэтому я упомяну лишь некоторые из них. В декабре 2016 года группировка “ИГИЛ-Египет” осуществила взрыв в Коптском христианском соборе в Каире, убив 28 человек. Группировка “ИГИЛ-Бангладеш” убила 22 человек в июле 2016 года в результате нападения на пекарню Holey Artisan Bakery в Дакке. “Джунд аль-Халифат-Тунис” обезглавила пастуха в ноябре 2015 года. Группа Мауте ответственна за осаду филиппинского города Марави и взрыв на рынке в городе Давао в сентябре 2016 года, в результате которого погибло 15 человек и ранено 70.

Указанные выше группировки и лица присоединяются к восьми аффилированным с ИГИЛ группировкам, которые мы ранее включили в санкционный список. Мы приняли эти меры, чтобы пролить свет на глобальную сеть ИГИЛ и подчеркнуть, что кампания по борьбе против ИГИЛ далека от завершения. Включение этих группировок и лиц в санкционный список лишит сеть ИГИЛ ресурсов, необходимых ей для осуществления террористических актов.

В заключение я хочу выразить свою глубокую признательность за международное сотрудничество, которое мы видим в нашей объединенной борьбе против ИГИЛ. Я знаю, что многие из вас разрабатывают свои собственные инициативы для продолжения этой борьбы, в то время как мы переходим от военной арены к гражданской.

Я надеюсь, что эта конференция поможет нам сосредоточить свое внимание на достижении окончательного разгрома этой злодейской террористической организации – а также “Аль-Каиды” и самостоятельных террористов, которых вдохновляют эти группировки.

На этом я хочу, опять же, поблагодарить всех участников конференции за их продолжающиеся решительные усилия по достижению этой цели, и я с нетерпением жду следующих двух дней дискуссий.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/j/ct/rls/rm/278881.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.