rss

Выступление Государственного секретаря Майка Помпео — “После выхода из сделки: новая стратегия в отношении Ирана”

فارسی فارسی, English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو, 中文 (中国) 中文 (中国)

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
21 мая 2018 года

 

 
Фонд «Наследие»
Вашингтон, округ Колумбия

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Всем доброе утро. Во-первых, я хочу поблагодарить Фонд «Наследие» и его Президента, Кей Коулс Джеймс. Спасибо за оказанный мне сегодня прием. Когда я был частным лицом, а затем членом Конгресса, и даже сейчас Фонд «Наследие» формирует мои взгляды на мировые проблемы и вопросы государственной политики. Я благодарен за эту отличную работу.

И спасибо за напоминание о том, что я не могу говорить ни о чём другом, кроме темы нашей сегодняшней беседы. (Смех.) Речь идёт о мероприятии, состоявшемся три года назад. Но для меня большая честь находиться здесь.

Две недели назад Президент Трамп прекратил участие Соединенных Штатов в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД), более известном как ядерная сделка с Ираном.

Президент Трамп вышел из сделки по одной простой причине: она не смогла гарантировать защиту американцев от риска, создаваемого руководством Исламской Республики Иран.

Этого больше не будет. Больше не будет создания богатств для иранских клептократов. Больше не будет бездействия в случае ракетных обстрелов Эр-Рияда и Голанских высот. Больше не будет беспрепятственной экспансии иранского влияния. Этого больше не будет.

СВПД подверг риску весь мир по причине его серьезных недостатков.

И их стоит сегодня довольно подробно перечислить, хотя бы даже в целях обеспечения того, чтобы последующие договорённости не повторяли их.

Например, слабые положения СВПД об истечении срока действия лишь отсрочивали неизбежное обретение ядерного потенциала иранским режимом.

После истечения срока действия этих положений сделки Иран был бы свободен быстро возобновить разработку ядерной бомбы, начав потенциально катастрофическую гонку вооружений в регионе. Более того, сама краткость отсрочки иранской ядерной программы стимулировала распространение оружия на Ближнем Востоке.

Кроме того, как мы увидели недавно благодаря замечательной разведывательной операции Израиля, Иран лгал в течение многих лет о том, осуществляет ли он ядерную программу. Иран вступил в СВПД, не намереваясь соблюдать это соглашение. Стоит отметить, что даже сегодня режим продолжает лгать.

Буквально в прошлом месяце Министр иностранных дел Ирана Зариф заявил в интервью воскресной информационной телепередаче: “Мы никогда не стремились к производству ядерной бомбы”.

Это утверждение было бы смешным, если бы не сознательный обман, лежащий в его основе. Мало того, что Программа AMAD существует; иранцы прилагали огромные усилия – хотя, как мы видим сейчас, их оказалось недостаточно, – для защиты, сокрытия и сохранения работы Мохсена Фахризаде Махабади и его команды ученых-ядерщиков.

У СВПД также были и другие недостатки.

Механизмы инспектирования и верификации соблюдения сделки Ираном просто были недостаточно строгими.

Соглашение совершенно ничего не делало для обуздания продолжающейся разработки Ираном баллистических и крылатых ракет, способных доставлять ядерные боеголовки.

СВПД разрешал иранскому режиму использовать деньги, получаемые им благодаря сделке, для повышения экономического благосостояния народа, испытывающего трудности, но лидеры режима отказывались делать это.

Вместо этого правительство тратило свои вновь обретенные сокровища на разжигание опосредованных войн на Ближнем Восток и обогащение Корпуса стражей исламской революции, группировок “Хезболла” и ХАМАС, а также хуситов.

Помните: во время действия СВПД Иран активизировал свою экспансию по всему Ближнему Востоку. Касем Сулеймани с легкостью распоряжается обретёнными деньгами, которые стали кровавыми. Его кампании подпитываются огромными денежными поступлениями с Запада.

В стратегическом отношении Администрация Обамы сделала ставку на то, что соглашение побудит Иран остановить свои действия государства-изгоя и действовать согласно международным нормам.

Это ставка оказалась проигрышной, с серьёзнейшими последствиями для всех людей, живущих на Ближнем Востоке.

Идея СВПД как стратегического оплота стабильности на Ближнем Востоке была чётко изложена Джоном Керри, когда он сказал (цитирую): “Я знаю, что ситуация на Ближнем Востоке, охваченном огнём, … будет более управляемой благодаря этой сделке” (конец цитаты).

Возникает вопрос, действительно ли ситуация на Ближнем Востоке сегодня более управляема, чем на момент заключения СВПД.

Ливан сегодня является еще более комфортабельным домом для группировки “Хезболла”, чем на момент заключения СВПД. “Хезболла” теперь вооружена до зубов Ираном и держит под прицелом Израиль.

Благодаря Ирану, “Хезболла” обеспечивает наземные силы для военной экспедиции в Сирии. Корпус стражей исламской революции (КСИР) также продолжает перебрасывать тысячи боевиков в Сирию для поддержки кровавого режима Асада и содействия в превращении этой страны площадью 71 000 квадратных миль в зону убийств.

Иран способствует продолжению конфликта, в результате которого более 6 млн сирийцев стали перемещёнными лицами внутри страны, и более 5 млн граждан Сирии были вынуждены искать убежища за рубежом.

Среди этих беженцев также есть иностранные боевики, которые проникли в Европу и угрожают проведением терактов в странах этого континента.

В Ираке Иран спонсировал шиитские военизированные группировки и террористов, чтобы они внедрялись в Иракские силы безопасности и подрывали их боеготовность, ставя под угрозу суверенитет Ирака, – причём всё это происходило во время действия СВПД.

В Йемене поддержка Ираном вооруженных отрядов хуситов разжигает конфликт, который продолжает подвергать голоду йеменский народ и удерживать его под угрозой террора.

КСИР также предоставляет хуситам ракеты для нападения на гражданские объекты в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах, а также для создания угроз международному судоходства в Красном море.

А в Афганистане поддержка Ираном талибов в форме оружия и финансовых средств приводит к продолжению насилия и препятствует установления мира и стабильности для афганского народа.

Сегодня иранское спецподразделение “Кудс” проводит тайные операции убийства в самом сердце Европы.

Мы должны также помнить, что в период действия СВПД Иран продолжал удерживать в заложниках американцев Бакера Намази, Сиамака Намази, Сиюэ Вана и Боба Левинсона, который пропал без вести более 11 лет назад.

Обращаясь к американскому народу, отмечу: вы должны знать, что мы упорно работаем над возвращением домой каждого американца, без вести пропавшего и незаконно удерживаемого в Иране.

Этот список можно продолжать. Во время действия СВПД Иран являлся и по-прежнему является крупнейшим в мире спонсором терроризма. Он продолжает предоставлять убежище для “Аль-Каиды”, что он и делал со времени терактов 11 сентября 2001 года, и по-прежнему не желает привлекать к ответственности высокопоставленных членов “Аль-Каиды”, проживающих в Тегеране.

Сегодня мы задаём вопрос гражданам Ирана: вы хотите, чтобы ваша страна была известна тем, что она является соучастницей преступлений совместно с группировками “Хезболла”, ХАМАС, “Аль-Каида” и движением “Талибан”? Соединенные Штаты считают, что вы заслуживаете лучшего.

И я бы хотел отметить еще один момент, обращаясь к иранскому народу. Здесь, на Западе, Президента Ирана Роухани и Министра иностранных дел Зарифа часто отделяют от неразумного террористического и вредоносного поведения режима. По каким-то причинам, к ним относятся иначе, чем к другим руководителям страны.

На Западе говорят: “Если бы только они могли сдерживать аятоллу Хаменеи и Касема Сулеймани, всё было бы замечательно”. Тем не менее, Роухани и Зариф – ваши избранные лидеры. Не несут ли они наибольшую ответственность за ваши экономические трудности? Не несут ли эти двое ответственность за то, что иранцы гибнут по всему Ближнему Востоку?

Иранскому народу стоит задуматься об этом, ведь вместо того, чтобы помогать своим собственным гражданам, режим продолжает стремиться к созданию коридора, простирающегося от границ Ирана до берегов Средиземного моря. Иран хочет, чтобы этот коридор использовался для транспортировки боевиков и современных систем оружия к границе Израиля. Более того, в последние месяцы КСИР запускал вооруженный беспилотник в воздушное пространство Израиля и осуществлял ракетные обстрелы Голанских высот из Сирии. В ответ на это наш верный союзник уверенно воспользовался своим суверенным правом на самооборону, и Соединенные Штаты продолжают безоговорочно поддерживать эту позицию.

Таким образом, ставка на то, что СВПД повысит стабильность на Ближнем Востоке, оказалась неудачной для Америки, Европы, Ближнего Востока, да и для всего мира. Очевидно, что СВПД не устранил ядерные амбиции Ирана, равно как и не обуздал его стремление к региональной гегемонии. Иранские лидеры восприняли эту сделку в качестве сигнала для начала экспансии по всему Ближнему Востоку.

Поговорим о пути продвижения вперед. Сохраняется приверженность Америки стратегии в отношении Ирана, изложенной Президентом Трампом в октябре. Теперь она будет осуществляться за пределами СВПД.

Мы будем продолжать работать с союзниками в стремлении противостоять дестабилизирующей деятельности режима в регионе, блокировать его финансирование терроризма и сдерживать распространение Ираном ракет и других современных систем вооружений, которые угрожают миру и стабильности. Мы также обеспечим, чтобы у Ирана не было пути к ядерному оружию – ни сейчас, ни когда-либо в будущем.

После нашего выхода из СВПД Президент Трамп поручил мне достичь таких целей в отношении Ирана. Мы будем стремиться к достижению этих целей по нескольким направлениям.

Во-первых, мы будем оказывать беспрецедентное финансовое давление на иранский режим. Лидеры в Тегеране не будут иметь никаких сомнений относительно серьезности наших намерений.

Благодаря нашим коллегам в Министерстве финансов, санкции возвращаются в полную силу, а также будут утверждены новые санкции. На прошлой неделе мы ввели санкции в отношении главы центрального банка Ирана и других лиц и организаций, которые переправляли деньги спецподразделению “Кудс” в составе КСИР. Они также предоставляли деньги “Хезболле” и другим террористическим организациям. Иранский режим должен знать, что это только начало.

Это жало санкций будет болезненным, если режим не откажется от неприемлемого и непродуктивного пути, который он выбрал, и не выйдет на путь, который позволит ему вновь присоединиться к сообществу государств. Когда эти санкции вступят в полную силу, они действительно будут самыми жёсткими санкциями в истории.

Режим ведёт боевые действия по всему Ближнему Востоку в течение многих лет. После того, как наши санкции вступят в силу, он будет вести битву за удержание своей экономики на плаву.

Иран будет вынужден сделать выбор: либо сражаться за предотвращение краха своей экономики внутри страны, либо продолжать растрачивать драгоценные ресурсы на сражения за рубежом. У него не будет ресурсов и на то, и на другое.

Во-вторых, я буду работать в тесном контакте с Министерством обороны США и нашими региональными союзниками над сдерживанием иранской агрессии.

Мы будем обеспечивать свободу судоходства в водах региона. Мы будем работать над предотвращением и противостоянием любой иранской вредоносной кибердеятельности. Мы будем отслеживать оперативников иранских спецслужб и их приспешников из “Хезболлы”, действующих по всему миру, и мы будем уничтожать их. Иран больше никогда не будет иметь карт-бланш для доминирования на Ближнем Востоке.

И я бы хотел напомнить руководству Ирана, что Президент Трамп сказал: если они возобновят свою ядерную программу, это будет означать большие проблемы – более серьезные проблемы, чем те, с которыми они когда-либо сталкивались ранее.

В-третьих, мы также будем неутомимо отстаивать интересы иранского народа. Режим должен улучшить то, как он обращается со своими гражданами. Он должен защищать права человека каждого иранца. Он должен прекратить тратить за рубежом богатства Ирана.

Мы просим наших международных партнеров продолжать поддерживать нас в осуждении того, как Иран обращается со своими гражданами.

Протесты последних месяцев показывают, что иранский народ глубоко разочарован неудачами его собственного правительства.

Иранская экономика испытывает трудности в результате плохих решений властей страны. Работникам не платят зарплату, ежедневно происходят забастовки, и курс риала резко падает. Безработица среди молодёжи достигает шокирующего уровня в 25 процентов.

Нерациональное использование правительством природных ресурсов Ирана привело к сильной засухе и другим экологическим кризисам.

Эти проблемы усугубляются широкомасштабной коррупцией внутри Ирана, и иранский народ чувствует это. Акции протеста, прошедшие прошлой зимой, показали, что многие недовольны режимом, который наживается за счет того, что ворует у собственного народа.

И иранцы также недовольны элитой режима, выделяющей сотни миллионов долларов на зарубежные военные операции и террористические группировки, в то время как граждане Ирана мечтают о простой жизни с рабочими местами, возможностями и свободой.

Реакция иранского режима на протесты лишь подтвердила, что руководство страны испытывает страх. Тысячи людей были произвольно заключены в тюрьму, и, по крайней мере, десятки граждан были убиты.

Как видно на примере протестов по поводу ношения хиджаба, суровые мужчины режима, как представляется, особо боятся иранских женщин, которые требуют своих прав. Как люди с неотъемлемым достоинством и неотъемлемыми правами, женщины Ирана заслуживают тех же свобод, которыми обладают мужчины Ирана.

Но ко всему этому следует добавить хорошо задокументированный террор и пытки, которым режим десятилетиями подвергает тех, кто не согласен с его идеологией.

Иранский режим должен будет в конечном счете посмотреть на себя в зеркало. Иранский народ, особенно молодежь, все больше и больше стремится к экономическим, политическим и социальным переменам.

Соединенные Штаты стоят плечом к плечу с теми, кто хочет жить в стране экономических возможностей, прозрачности правительства, справедливости и большей свободы.

Мы надеемся и даже ожидаем, что иранский режим одумается и начнет поддерживать – а не подавлять – чаяния своих собственных граждан.

Мы открыты для новых шагов не только совместно с нашими союзниками и партнерами, но также и с Ираном. Но только в случае, если Иран готов осуществить крупные перемены.

Как сказал Президент Трамп две недели назад, он готов, согласен и способен вести переговоры о новой сделке. Но сделка не является самоцелью. Наша цель – защищать американский народ.

Любое новое соглашение должно будет обеспечить, чтобы Иран никогда не смог получить ядерное оружие, и сдерживать вредоносное поведение режима так, как это не мог делать СВПД. Мы не будем повторять ошибок прошлых Администраций, и мы не будем пересматривать сам СВПД. Иранская волна разрушений в регионе за последние несколько лет является доказательством того, что ядерные устремления Ирана не могут быть отделены от общей картины безопасности.

Так какие же шаги следует предпринять? Мы должны начать с определения того, чего именно мы требуем от Ирана.

Во-первых, Иран должен предоставить МАГАТЭ полный отчет о предыдущих военных аспектах своей ядерной программы, а также окончательно и проверяемым образом навсегда отказаться от такой работы.

Во-вторых, Иран должен прекратить обогащение и не стремиться к переработке плутония. Это включает в себя закрытие его реактора на тяжелой воде.

В-третьих, Иран должен также предоставить МАГАТЭ неограниченный доступ ко всем объектам по всей стране.

Иран должен остановить распространение баллистических ракет и прекратить дальнейшие запуски или разработку ракетных комплексов, способных нести ядерное оружие.

Иран должен освободить всех американских граждан, а также граждан наших партнеров и союзников, каждый из которых задержан по фиктивным обвинениям.

Иран должен прекратить поддержку террористических группировок на Ближнем Востоке, в том числе ливанской “Хезболлы”, ХАМАСа и “Палестинского исламского джихада”.

Иран должен уважать суверенитет правительства Ирака и разрешить разоружение, демобилизацию и реинтеграцию шиитских боевиков.

Кроме того, Иран должен прекратить свою военную поддержку хуситских боевиков и работать в направлении мирного политического урегулирования в Йемене.

Иран должен вывести все войска под иранским командованием из всех районов Сирии.

Иран также должен прекратить поддержку талибов и других террористов в Афганистане и в регионе, а также прекратить укрывательство высших руководителей “Аль-Каиды”.

Иран также должен прекратить поддержку спецподразделением КСИР “Кудс” террористов и воинствующих партнеров по всему миру.

Кроме того, Иран должен прекратить угрожающее поведение в отношении своих соседей – многие из которых являются союзниками США. Это, безусловно, включает угрозы Ирана уничтожить Израиль и его ракетные обстрелы Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Это также включает угрозы для международного судоходства и деструктивные кибератаки.

Этот список довольно длинный, но если вы посмотрите на него, он содержит 12 самых основных требований. Размер списка лишь отражает масштабы вредоносной деятельности Ирана. Этот список создали не мы, а они.

Из моих разговоров с европейскими друзьями я знаю, что они в целом разделяют те же взгляды о том, что должен сделать иранский режим, чтобы получить признание в международном сообществе. Я прошу союзников Америки присоединиться к нам, призывая иранское правительство действовать более ответственно.

В обмен на крупные изменения в Иране Соединенные Штаты готовы принять меры, которые принесут пользу иранскому народу. Эти области действий включают в себя целый ряд аспектов.

Во-первых, как только это будет достигнуто, мы будем готовы отменить основные компоненты каждого пакета наших санкций в отношении режима. При этом мы будем рады полностью восстановить дипломатические и коммерческие отношения с Ираном. И мы будем готовы разрешить Ирану обладать передовыми технологиями. Если Иран совершит этот фундаментальный стратегический сдвиг, мы также будем готовы поддержать модернизацию и реинтеграцию иранской экономики в мировую экономическую систему.

Но ослабление наших санкций наступит только тогда, когда мы увидим ощутимые, наглядные и устойчивые изменения в политике Тегерана. Мы признаём право Ирана на защиту своих граждан. Но мы не признаём его действия, угрожающие гражданам мира.

Кроме того, в отличие от предыдущей Администрации, мы хотим включить Конгресс США в этот процесс в качестве партнера. Мы хотим, чтобы наши усилия имели широкую поддержку у американского народа и осуществлялись также после завершения правления Администрации Трампа. Нашим предпочтительным путём является заключение договора.

В отличие от СВПД, который был широко отвергнут законодателями обеих партий, соглашение, которое предлагает Президент Трамп, несомненно, заручится широкой поддержкой наших избранных лидеров и американского народа.

В стратегии, изложенной нами сегодня, мы стремимся к поддержке со стороны наших самых важных союзников и партнеров в регионе и по всему миру. Конечно, это включает наших европейских друзей, но также и многих других.

Я хочу, чтобы австралийцы, бахрейнцы, египтяне, индийцы, японцы, иорданцы, кувейтцы, оманцы, катарцы, саудовцы, южнокорейцы, эмиратцы и многие, многие другие во всём мире присоединились к этим усилиям против Исламской Республики Иран. Я знаю, что эти страны разделяют одни и те же цели. Они понимают этот вызов так же, как и Америка. Кроме того, мы приветствуем любую страну, уставшую от ядерных угроз, терроризма, распространения ракет и жестокости режима, который противодействует миру во всем мире, страны, которая продолжает навязывать хаос невинным людям.

Более того, в то время как некоторым людям изменения в поведении Ирана, которых мы добиваемся, могут показаться нереальными, мы должны помнить, что то, к чему мы стремимся, было глобальным консенсусом в отношения Ирана до СВПД.

Например, в 2012 году Президент Обама заявил (цитирую): “Сделка, на которую мы согласимся, должна предусматривать прекращение Ираном своей ядерной программы” (конец цитаты). Этого не произошло. В 2006 году все пять постоянных членов проголосовали в Совете Безопасности ООН за то, чтобы Иран немедленно приостановил все работы по обогащению урана. Этого не произошло.

В 2013 году Министр иностранных дел Франции заявил, что он опасается стать жертвой “мошенничества”, если Ирану позволят продолжать обогащение урана.

В 2015 году Джон Керри сказал: “Мы не признаём право Ирана на обогащение урана”. Тем не менее, иранцы обогащают уран, даже в данный момент.

Таким образом, мы не просим ничего, кроме того, чтобы иранское поведение соответствовало международным нормам, глобальным нормам, широко признанным до СВПД. И мы хотим устранить способность Ирана угрожать нашему миру этой ядерной деятельностью.

Что касается его ядерной деятельности, почему мы должны позволять Ирану иметь больше возможностей, чем мы позволяем Объединенным Арабским Эмиратам и Королевству Саудовской Аравии? Мы понимаем, что восстановление наших санкций и предстоящая кампания давления на иранский режим создадут финансовые и экономические трудности для ряда наших друзей. Более того, они создают экономические проблемы и в Америке. Речь идёт о рынках, на которых наши компании также хотели бы продавать продукцию. И мы хотим услышать их мнение.

И мы будем привлекать к ответственности тех, кто ведёт запрещенный бизнес в Иране. В ближайшие недели мы будем направлять команды специалистов в страны по всему миру для дальнейшего разъяснения политики Администрации, обсуждения последствий вводимых нами санкций и выслушивания мнений.

Мне знакома ситуация. Я провёл много времени в беседах с нашими союзниками в течение моих первых трёх недель на посту Государственного секретаря. Я знаю, что они могут решить попытаться сохранить свою старую ядерную сделку с Тегераном. Это, конечно, их право. Им извсестна наша позиция.

В следующем году в Иране будет отмечаться 40-летие Исламской революции. В связи с приближением этого юбилея мы должны задать такой вопрос: что дала иранскому народу Исламская революция? Режим несет страдания и смерти народам Ближнего Востока в ущерб своим собственным гражданам. Экономика Ирана переживает застой, и без продвижения вперед ситуация скоро ухудшится. Молодые граждане страны увядают под тяжестью несбывшихся амбиций. Они жаждут свободы и возможностей 21-го века.

Лидеры Ирана могут изменить всё это, если они решат это сделать. Али Хаменеи является Верховным лидером с 1989 года. Он не будет жить вечно, и иранский народ не будет вечно терпеть суровое правление тиранов. В течение двух поколений иранский режим лежит тяжелым бременем на плечах своих собственных гражданах и всего мира. Жестокие репрессии – это всё, что когда-либо знали миллионы иранцев.

Теперь настало время для того, чтобы Верховный лидер и иранский режим нашли в себе мужество и сделали что-то исторически полезное для своего народа, для этой древней и гордой страны.

Что касается Соединенных Штатов, мы не питаем иллюзий в отношении природы этого режима, но мы готовы выслушать возможные предложения. В отличие от предыдущей Администрации, мы добиваемся результатов, которые принесут пользу иранскому народу, а не только режиму.

Если кто-либо, особенно лидеры Ирана, сомневается в искренности Президента США или его видения, пусть они посмотрят на нашу дипломатию относительно Северной Кореи. Наша готовность встретиться с Ким Чен Ыном подчеркивает приверженность Администрации Трампа дипломатии для содействия преодолению крупнейших вызовов, даже с нашими ярыми противниками. Но эта готовность сопровождалась болезненной кампанией давления, которое отражает нашу решимость окончательно решить эту проблему.

Обращаясь к аятолле, Президенту Роухани и другим иранским лидерам, скажу: вам следует понимать, что ваши текущие действия будут встречены с твёрдой решимостью.

Моё последнее сегодняшнее послание, на самом деле, обращено к иранскому народу. Я хочу повторить слова, сказанные Президентом Трампом в октябре. Президент Трамп заявил: “Мы проявляем полную солидарность с самыми многострадальными жертвами иранского режима: его собственными гражданами. Иранцы платят высокую цену за насилие и экстремизм своих лидеров. Иранский народ страстно желает вернуть себе славную историю своей страны, ее культуру, наследие и возобновить сотрудничество со своими соседями”.

Америка надеется на то, что наши усилия на пути к миру и безопасности принесут плоды для многострадального народа Ирана. Мы очень надеемся увидеть его благоденствие и процветание, не только как в прошлые десятилетия, но и как никогда ранее.

Сегодня Соединенные Штаты Америки с гордостью принимают новый курс для достижения этой цели.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Огромное спасибо. Смело, кратко, однозначно. Благодарим вас за участие в этом форуме здесь, в Фонде «Наследие», для изложения этого сообщения. В своей речи вы перечислили нескольких наших союзников, друзей и партнеров, многие из которых рассержены, а некоторые – разочарованы. Как вы планируете заручиться их поддержкой? Как вы собираетесь использовать свои лучшие дипломатические навыки, чтобы убедить их присоединится к нам?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Эти стратегические перемены в мире происходят, когда страны принимают решение в отношении общей цели, а это всегда начинается с общих интересов и ценностей. В течение своих первых двух недель пребывания на посту Государственного секретаря я пытался найти способы исправить сделку. Я говорил со своими европейскими коллегами. Я ездил туда. В мой 13-й час в качестве Госсекретаря я беседовал в Брюсселе со своими европейскими коллегами. Мы не смогли сделать это. Мы не смогли достичь там согласия.

Соединенные Штаты намерены упорно работать в дипломатической сфере со всеми нашими партнерами. Мы ориентируемся на европейцев, но множество стран по всему миру разделяют нашу обеспокоенность и в такой же степени чувствуют угрозу со стороны иранского режима. Я считаю, что, в конечном итоге, общие интересы и набор ценностей определят глобальное реагирование на деятельность крупнейшего в мире государства-спонсора терроризма. Я убежден, что это возможно. Моя команда будет прилежно работать над обеспечением этого. Мы будем делать это в контексте попытки устранения обеспокоенности всех наших партнеров, и я убежден, что в течение определенного периода времени будет достигнуто широкое признание того, что стратегия, которую изложил Президент Трамп, является верной, и она приведет Иран к тому месту, где он в один прекрасный день воссоединится с миром, на что все мы надеемся.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Из ваших сегодняшних комментариев ясно, что вы стремитесь ввести действительно жесткие санкции. И я думаю, что остаются некоторые опасения в отношении того, как вы собираетесь решать ядерную проблему. Вы не могли бы немного поговорить на эту тему? И, кстати, позвольте мне сказать нашей аудитории, что, к сожалению, у нас не очень много времени для общения с Госсекретарём сегодня утром, и наша беседа резко и внезапно прекратится, потому что мы должны доставить его в ЦРУ на церемонию приведения к присяге, и мы не хотим, чтобы вы опоздали.

Так что расскажите нам о –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Мне придётся еще раз сюда вернуться.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Еще раз. (Смех.)

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Видите ли, чрезвычайно важно ядерное досье. В нём, несомненно, изложена самая большая, самая серьезная угроза. СВПД не оправдал ожиданий. Он лишь отложил неизбежное. Наша цель состоит в окончательном решении проблемы. Я кратко упомянул, что мы просим наших ближневосточных партнеров занять жесткую позицию. Мы показываем им соглашение 123 и говорим: “Вот что вы должны сделать”. А они отвечают: “Но иранцы обогащают уран”. Это логично. Это мне представляется обоснованным аргументом.

Наши требования в отношении Ирана не являются необоснованными. Откажитесь от вашей программы. Прекратите её. Если они захотят вернуться, если они начнут обогащать уран, мы всячески готовы также ответить и на это. Я, конечно, сегодня не буду вам рассказывать, каким именно будет наш ответ. Но мы следим за их высказываниями. Я надеюсь, что они примут другое решение, что они выберут другой путь. Мы также поприветствуем их на пути, который начинают выбирать и другие страны региона.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Вы можете объяснить нам структуру санкций, и как вы намерены оказывать целевое давление на иранский режим, не нанося ущерба нашим европейским друзьям?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Каждый раз, когда вводятся в действие санкции, странам приходится отказываться от экономической деятельности. Американцы отказываются от экономической активности уже в течение очень долгого времени, и я признаю, что есть американские компании, которые хотели бы вести бизнес с Исламской Республикой Иран. Там огромный рынок. Там живет много ярких, замечательных людей. Но в этом процессе должен участвовать каждый. Каждая страна должна понимать, что мы не можем продолжать создавать богатство для Касема Сулеймани.

Такова реальность. В конце концов, эти деньги стекаются к нему. Экономика позволяет Ирану осуществлять вредоносную деятельность на Ближнем Востоке. Наши усилия направлены на то, чтобы подавить его экономический потенциал, позволяющий причинять вред на Ближнем Востоке и во всем мире. Ядерные программы не являются дешёвыми. Если мы эффективно затрудним ситуацию для иранского режима, мы также сократим его возможности в плане продолжения строительства его системы ядерных вооружений.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Сегодня вы изложили очень, очень смелый план. Вы определили временные рамки для осуществления задуманного?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Санкции уже вновь введены в силу, и экономическое сотрудничество с Ираном должно будет постепенно прекратиться в течение ближайших 155 дней, если я не ошибаюсь. Предстоит еще проделать много работы. Эти усилия предпринимаются в рамках всего правительства США. Мы, дипломаты, конечно, возглавляем эти усилия, но Министерство торговли, Министерство обороны США – каждому из нас Президент Трамп поручил одну и ту же миссию. Я не могу изложить график этой работы. Но, в конце концов, сроки будет определять иранский народ. В конце концов, иранский народ сделает выбор относительно своего руководства. Если он примет решение быстро, это будет замечательно. Если он решит этого не делать, мы будем твёрдо продолжать движение этим курсом до тех пор, пока не достигнем результатов, которые я изложил сегодня.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Господин Госсекретарь, опять же, от имени Фонда «Наследие» и его научных сотрудников, работающих над этими вопросами в течение очень долгого времени, мы хотели бы поблагодарить вас. Как я уже сказала, это смелое видение – и вы изложили его четко, кратко и однозначно, – и мы хотели бы поздравить вас и Президента и пожелать вам всяческих успехов.

Прошу всех оставаться на местах, чтобы дать возможность Госсекретарю выйти из зала. У меня к нему ещё около восьми вопросов по этой теме, но –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Оставим их на другой день.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: На другой день.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Всем большое спасибо за участие в мероприятии.

Г-ЖА ДЖЕЙМС: Огромное спасибо. (Аплодисменты.)


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2018/05/282301.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.