rss

Выступление Государственного секретаря Майка Помпео во время выхода к прессе

English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
22 мая 2018 года

 

&nbsp
Зал для пресс-брифингов
Вашингтон, округ Колумбия

Г-ЖА НОЙЕРТ: Здравствуйте. Как дела сегодня?

ВОПРОС: В общем –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я привела специального гостя, нашего 70-го Государственного секретаря Майка Помпео, который кратко сообщит вам о встречах в Белом доме, в которых он принял участие сегодня. Я знаю, что у некоторых из вас, возможно, возникли вопросы в связи со вчерашней речью Госсекретаря по вопросу Ирана. У него есть всего несколько минут для ответа на ряд ваших вопросов, а потом я возьму слово и проведу остальную часть брифинга.

Добро пожаловать, уважаемый Госсекретарь Помпео. Это наш зал для пресс-брифингов. Рады видеть Вас здесь.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо, благодарю Вас. Всем добрый день. На самом деле, я бы хотел начать разговор со следующей темы: я уже почти ровно месяц занимаю должность Государственного секретаря, и в начале моей работы я взял на себя несколько обязательств, не последним из которых было обещание вновь “вывести команду на поле”. И на сегодняшний день мы предприняли важные шаги в рамках работы по этому направлению. Нам еще необходимо многое сделать, но вам следует знать, что я привержен этой работе, и мы достигнем цели.

Мы отменили мораторий на приём новых сотрудников. Теперь мы можем принимать на работу наиболее талантливых специалистов, включая членов семей, – ни то, ни другое не было возможно, когда я вступил в должность. Мы добились существенного прогресса по некоторым из наших процессов высокого уровня, что позволит нашим послам и высокопоставленным сотрудникам работать здесь, в этом ведомстве. Ничего конкретного в этом отношении пока сообщить не могу, но, как я пообещал, выступая на слушаниях по утверждению моей кандидатуры, мы будем применять “прессинг по всему полю”. Мы будем усердно работать над этим. Это один из моих главных приоритетов – обеспечить назначение нужных людей на нужные должности во всех уголках мира, в том числе здесь, в главном офисе Государственного департамента, с тем чтобы мы могли выполнять нашу дипломатическую миссию. Я надеюсь, что в ближайшую неделю или две мы сделаем несколько важных объявлений о том, кто будет назначен на некоторые из руководящих должностей высокого уровня.

Во-вторых, я приехал сюда из Белого дома. Я участвовал в двусторонних встречах с представителями Южной Кореи. Они были конструктивными. Если я не ошибаюсь, Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс уже провела пресс-конференцию по данной теме, так что я буду рад просто ответить на вопросы об этом. Но стоит отметить, что мы продолжаем подготовку – как наша команда, так и Белый дом, – чтобы в том случае, если саммит состоится 12 июня, мы были полностью готовы к нему, без изменения основных целей. Мы привержены достижению денуклеаризации и созданию таких условий, в которых северокорейский режим больше не будет угрожать миру.

Последняя мысль. Вчера я выступил с речью по поводу стратегии Президента США в отношении Исламской Республики Иран. На мой взгляд, важно повторить, что задачи, которые необходимо выполнить Ирану, не так уж трудны. Я видел материалы в СМИ, в которых говорилось, что это фантазия, и эти требования не могут быть осуществлены, но мы просим о довольно простых вещах, которые, честно говоря, применимы к большинству стран мира. Мы просим Иран прекратить ракетные обстрелы Эр-Рияда. Это не фантазия – представить себе, что иранцы примут решение не запускать ракеты в другую страну и не ставить под угрозу жизни американцев, которые проходят через этот аэропорт. Это не фантазия – попросить их прекратить участвовать в террористической деятельности. Всё это является частью ряда требований – требований, которые мы предъявляем к остальному миру.

Если бы какая-либо другая страна Ближнего Востока пожелала создать систему ядерного оружия, мы бы так же работали в стремлении ее остановить. Речь идёт о ряде простых требований, которые иранский режим может довольно легко выполнить, и это принесет огромную пользу иранскому народу. Так что, если честно, мы изложили, как представляется, довольно простой комплекс требований, которые мы бы выдвинули любой другой стране мира: остановить вредоносное поведение, которое ставит под угрозу соседей Ирана и другие части мира.

А теперь, Хизер, я буду рад выслушать пару вопросов.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Хорошо. У нас есть лишь несколько минут для вопросов. Мэтт Ли. Вы познакомились с Мэттом в ходе нашей последней поездки. Прошу вас, Мэтт.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да. Мэтт, приятно видеть Вас –

ВОПРОС: Рад Вас видеть, сэр.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: – в Вашингтоне. (Смех.) На секунду я задумался, вспоминая, где я нахожусь.

ВОПРОС: Ну уж, конечно, не в Пхеньяне, это точно. У меня вопрос по Северной Корее и сегодняшним встречам. Мы с Вами познакомились недавно, поэтому я не знаю, любите ли Вы заключать пари. Но если бы Вы были азартным человеком, как бы Вы оценили шансы того, что эта встреча действительно состоится в установленную дату и в установленном месте? И будете ли Вы готовы снова встретиться с Ким Чен Ыном, где бы то ни было, если это будет действительно необходимо для полной подготовки к саммиту?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Вначале отвечу на Ваш второй вопрос. Мы сделаем всё необходимое для обеспечения успеха саммита, идет ли речь о встрече с северокорейцами в какой-либо третьей стране или о чём-то другом. Мы готовы к этому. Президент попросит нас сделать всё возможное для обеспечения того, чтобы у нас был реальный шанс добиться этого исторического успешного результата.

И, нет, я не любитель азартных игр – (смех), – поэтому я бы не хотел предсказывать, пройдёт ли саммит. Лишь предскажу, что мы будем готовы в случае, если встреча состоится.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ник из Bloomberg.

ВОПРОС: Г-н Госсекретарь –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, сэр.

ВОПРОС: – огромное спасибо. Были сообщения о том, что, когда вы встретились с Ким Чен Ыном, Вы любовались закатом, и он якобы сказал: “Не было бы замечательно, если бы на этом горизонте возвышались американские гостиницы?” Верите ли Вы, что он открыт для идеи американских инвестиций в Северной Корее? И не могли бы Вы также поделиться с нами своими соображениями о том, как можно объяснить изменение тона со стороны Северной Кореи? Президент Трамп сказал, что он считает, что к этому каким-то образом причастен Китай.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Вы имеете в виду тон последней недели, в отличие от –

ВОПРОС: Да, последней недели.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: – траектории. Нет, я не буду говорить об этом, не буду строить предположений. Мы готовимся. Мы продолжаем выполнять свою работу и закладывать основу для успешной встречи. Я уверен, что мы достигнем цели.

Что касается Председателя Кима, я публично не говорил о состоявшихся между нами разговорах. Это были беседы между ним и мною. Но у меня есть реальное ощущение, что он посчитал бы американские инвестиции, американские технологии, американские ноу-хау очень ценными для своего народа, и на эту тему у нас с ним состоялась беседа общего плана. И я действительно думаю, что, если мы заключим подходящее соглашение и добьёмся денуклеаризации, Америка будет вполне способна обеспечить КНДР большим количеством элементов, которые улучшат жизнь граждан Северной Кореи.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Рич Эдсон из Fox News.

ВОПРОС: Спасибо. Благодарю Вас, господин Госсекретарь.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Здравствуйте, Рич.

ВОПРОС: Сегодня правительство Южной Кореи оценило шансы проведения встречи в 99 процентов, хотя мы и не говорим здесь о конкретных числах.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я слышал это. Я слышал, что они оценили шансы в 99 процентов.

ВОПРОС: Произошло ли что-то конкретное, в результате чего Президент Трамп сделал паузу в прямых беседах, которые правительство США вело с северокорейцами? И как бы Вы описали общение, которое Соединенные Штаты поддерживали с правительством Северной Кореи, с тех пор как Вы уехали из Пхеньяна?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я бы не хотел давать этому характеристику. Не думаю, что была какая-то конкретная причина для паузы. Об этой встрече попросил Председатель Ким. Президент Трамп согласился на неё. Мы работали над поиском даты и места саммита. Мы установили их. И с тех пор мы ведём подготовку.

Очевидно, что мы работаем над обеспечением взаимопонимания в отношении содержания того, что будет обсуждаться, но я настроен оптимистично. Но, опять же, вопрос о проведении встречи может решиться в самый последний момент, и она может вообще не состояться. Как сказал Президент, мы посмотрим. И я полагаю, что мы все придерживаемся того же мнения.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Франческо из AFP.

ВОПРОС: Да. Президент сказал –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, сэр.

ВОПРОС: Спасибо за проведение этого брифинга. Президент сказал, что саммит может быть отложен. Обсуждаете ли Вы в настоящее время с северокорейцами возможные новые сроки проведения встречи или вероятность ее переноса? И какие проблемы могли бы помешать провести ее 12 июня? Носят ли они логистический характер или связаны с вопросами, которые Вы хотите с ними обсуждать?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Мы всё еще работаем над организацией встречи 12 июня.

ВОПРОС: Но Вы обсуждаете это с ними?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Мы работаем над организацией встречи 12 июня.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Конор Финнеган из ABC.

ВОПРОС: Благодарю Вас, господин Госсекретарь. Если можно, я бы хотел перейти к теме Ирана. В своем вчерашнем выступлении Вы говорили о беспрецедентном финансовом давлении, которое Вы хотите оказывать на Иран. На мой взгляд, когда Вы говорите о фантазии, как утверждают Ваши критики, это связано с тем, что европейцы не поддержат Вас в этих санкциях, и вследствие этого Вы не сможете оказывать огромное финансовое давление. Как заручиться поддержкой европейцев, а также других стран, включая Китай или Россию, которые продолжают придерживаться соглашения?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Тут нет никакого секрета. Это глобальная проблема. Это глобальный вызов. В своём вчерашнем выступлении я упомянул убийства, совершаемые спецподразделением “Кудс” в европейских странах. Это общая угроза всему миру. И я уверен, что мы сможем коллективно разработать дипломатический ответ, позволяющий достичь простых результатов, к которым мы стремимся. Мы бы не потерпели, если бы Исландия делала то, что делают иранцы.

ВОПРОС: Почему –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Мы бы не потерпели, если бы это делал Чад – и в качестве примера можно привести любую страну. Можно просто перечислить их в алфавитном порядке, верно? Мы бы не потерпели, если бы другая страна осуществляла террористическую деятельность, поддерживая силы приспешников, которые угрожают американцам в Ираке. Просто это длинный список. Мы бы не потерпели этого, не так ли?

Если бы кто-то создал группировку подобную “Хезболле”, разве мы бы бездействовали? Нет. Ни мы, ни европейцы, ни другие арабские страны. Россия и Китай также не рассматривают это в качестве позитивного влияния во всем мире. Поэтому я уверен, что здесь есть набор совпадающих ценностей и интересов, который приведет нас к одному и тому же выводу о необходимости реагировать на угрозы Исламской Республики Иран в отношении всего мира.

ВОПРОС: Я уверен, что Вы видели реакцию некоторых стран –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Конор, мы должны двигаться вперед.

ВОПРОС: Конечно.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Кайли из CBS News, прошу Вас.

ВОПРОС: Если можно, я бы хотела вернуться к сегодняшним комментариям Президента в отношении Китая. Он вызвал некоторую тревогу, когда говорил о второй встрече Си с Ким Чен Ыном. Известно ли Вам что-нибудь еще об этой встрече, и почему Президент не решается сказать, что китайцы оказали помощь США в ходе этой встречи?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я не могу ничего добавить к тому, что сказал по этому поводу Президент.

ВОПРОС: Ясно. Помогают ли китайцы с организацией саммита между США и Ким Чен Ыном? Не могли бы Вы рассказать об их роли?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Китайцы предложили историческую помощь в осуществлении кампании давления – в буквальном смысле, историческую помощь. Президент Трамп ясно дал понять, и я также ясно дал понять, что невероятно важно продолжать оказывать давление, и чтобы Китай по-прежнему участвовал в этой кампании давления. И у нас есть все основания ожидать, что они будут продолжать делать это.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Кэрол Морелло из Washington Post.

ВОПРОС: Здравствуйте.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Здравствуйте.

Г-ЖА НОЙЕРТ: И Вы встречались с Кэрол.

ВОПРОС: (Неразборчиво). Вчера Президент Роухани сказал, что он задаётся вопросом: кто Вы такой, чтобы указывать другой стране, как ей следует осуществлять свою внешнюю политику. Итак, кто Вы такой, чтобы указывать им, что делать? Как бы Вы ответили ему?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я не видел этих высказываний. Выбирать должен иранский народ. Граждане Ирана должны сами решить, каким должно быть руководство их страны, каким должно быть правительство Ирана. У них есть возможность выбирать лиц, которые руководят их страной, а затем им приходится иметь дело с последствиями решений, которые принимают эти лидеры. Я не описывал, что следует делать господину Роухани, и что следует делать господину Зарифу. Я лишь излагал то, что намерена делать Америка.

Г-ЖА НОЙЕРТ: И последний вопрос задаст Найки Чанг из “Голоса Америки”.

ВОПРОС: Большое спасибо, господин Госсекретарь. Мой вопрос касается заложника Ирана. Вчера Вы сказали, что правительство очень активно работает над возвращением домой американского заложника. Не могли бы Вы дать нам последнюю информацию об этом и рассказать, какие предпринимаются усилия, учитывая холодные отношения между США и Ираном? Благодарю Вас.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да. Я полагаю, что два месяца назад можно было описать отношения Соединенных Штатов и КНДР как холодные, но мы вернули домой трех американцев. Наши граждане почти всегда удерживаются под стражей странами, которые не являются нашими друзьями. Мы работаем над поиском механизмов, которые обеспечивают эти важные результаты. Я разговаривал со многими членами семей заключенных, и я знаю, насколько это важно. Вы можете быть уверены в том, что не только Государственный департамент, но и всё правительство Соединенных Штатов работает над возвращением домой каждого из заключенных – вчера я упомянул несколько имён, но по всему миру есть и другие заключённые, имена которых я не назвал во вчерашнем выступлении. Вам следует знать о том, что мы усердно работаем по всем возможным направлениям в стремлении вернуть этих людей домой, к их семьям.

Да, я отвечу еще на один вопрос, Хизер. Да.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ясно. Мишель Косински из CNN.

ВОПРОС: Хорошо, спасибо. Я пытаюсь максимально эффективно использовать наше время. В Иране –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Это было бы полезно. Это было бы хорошо, да.

ВОПРОС: (Смех.) Так как это наш последний вопрос. Мой вопрос касается требований, или как Вы их назвали, которые вы изложили вчера в отношении Ирана. Отчасти из-за того, что Вы их вчера полностью привели, и отчасти из-за их характера, как представляется, ни по одному из этих пунктов не будет много пространства для переговоров, если оно будет вообще. Вы согласны с этим? И, учитывая сложившуюся ситуацию, что заставляет Вас предполагать, что Иран будет готов работать США по этому вопросу? Если речь идёт о санкциях, не потребуется ли в данный момент очень много времени для того, чтобы они принесли результаты?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я не знаю, какие из этих требований Вы имеете в виду в плане переговоров – должны ли мы позволить им быть террористами? Следует ли нам пойти на компромисс по этому пункту?

ВОПРОС: Я не это имею в виду. Там нет места для компромисса –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Сколько ракет им разрешается запускать? Я хочу сказать, что я –

ВОПРОС: Верно. Так где же пространство для переговоров?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Ответ заключается в следующем: стандарт, который я вчера установил, является очень низким. Это стандартное поведение, которого мы ожидаем от стран по всему миру. Вчера мы не установили какой-то особый набор правил в отношении Ирана. Мы просто попросили эту страну вести себя так, как ведут себя нормальные, неагрессивные государства. Вот и всё. Это просто. Не существует особой категории людей, которым разрешается вести ракетные обстрелы Эр-Рияда. Мы просто попросили Иран вести себя, как нормальное государство.

И поэтому у меня есть все основания полагать, что иранский народ хочет того же для своей страны. Это богатая страна с древней цивилизацией и замечательной историей, и я убежден, что граждане Ирана, когда они увидят путь вперед, ведущий к прекращению такого поведения их страны, выберут этот путь.

Всем спасибо. С нетерпением жду следующей встречи с вами здесь.

ВОПРОС: Спасибо.

ВОПРОС: Да.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Всем хорошего дня.

ВОПРОС: До скорой встречи.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я не могу обещать скорой встречи, но увидимся снова. (Смех.)

ВОПРОС: (Вдали от микрофона.)

Г-ЖА НОЙЕРТ: Спасибо, сэр.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2018/05/282389.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.