rss

Интервью Государственного секретаря Майка Помпео корреспонденту Персидской службы “Голоса Америки” Сетаре Сиг

English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو, فارسی فارسی

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
24 мая 2018 года

 

 
Зал Монро
Вашингтон, округ Колумбия

ВОПРОС: Уважаемый Госсекретарь Помпео, большое спасибо за интервью с нами.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Очень рад беседовать с Вами.

ВОПРОС: Вы выбрали Иран в качестве темы вашей первой крупной внешнеполитической речи на должности Государственного секретаря. Почему Иран? Это связано с безотлагательным характером проблемы или ее важностью?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я думаю, что по обеим причинам. Президент рассматривает эту проблему в качестве серьезной угрозы для стабильности на Ближнем Востоке и, следовательно, национальной безопасности США. Он также оценивает положение, в котором оказался иранский народ, и считает, что Америка может помочь изменить эту ситуацию. Он уже давно полагал, что соглашение, которое заключила предыдущая администрация США, не служило каким-либо из этих интересов – интересам иранского народа, интересам стабильности на Ближнем Востоке или, честно говоря, интересам Америки. Так что для него это было приоритетом, и поэтому я хотел в первые недели на посту Госсекретаря получить возможность изложить идеи Президента Трампа о том, как мы можем улучшить ситуацию по каждому из этих трех направлений.

ВОПРОС: Какова конечная цель новой предлагаемой структуры безопасности, и как она отличается от исходного Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, она сильно отличается от СВПД. Отличается широтой и, я думаю, целью. Первое соглашение было очень узким. Оно было попыткой сказать, что иранский режим тратит кучу денег на свою ядерную программу, и стремилось остановить это – что является благородной целью, хорошей целью, достойной целью. Но угроза, которую представляет Иран, гораздо больше, чем это. Они запускают ракеты в мусульманские страны. Они лишают своих граждан прав человека.

Я думаю, что Президент Трамп глубоко обеспокоен всеми этими аспектами, и поэтому его видение заключается в следующем: если мы начнем сначала, у нас будет возможность надлежащим образом изложить основные идеи. Таким образом, все эти 12 пунктов, которые я перечислил, довольно однозначны. Мы не просим многого от иранского руководства: просто ведите себя как нормальные лидеры; не грабьте свой народ, не растрачивайте народные деньги на эти приключения в Сирии, и Йемене, и Ливане, и Ираке, и этот список можно продолжать; руководите своим народом, стройте великую страну, используйте ресурсы, имеющиеся у вас для этого. Это всё, чего мы добиваемся.

ВОПРОС: Будет ли частью новой предлагаемой структуры безопасности требование о том, чтобы Иран прекратил вмешательство в дела других стран?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, мы попросили об этом. Мы попросили иранцев прекратить распространение террора по всему миру, не наращивать потенциал вооруженных отрядов в Ираке, не направлять в Сирию иранские средства и иранских граждан, которые гибнут там, – это не способствует безопасности на Ближнем Востоке, и это вредит Ирану. Наша цель состоит в установке условий, при которых Иран будет вести себя как нормальная страна. И речь идет не об иранском народе. Речь идет об иранских лидерах, которые взяли ситуацию под контроль и наносят этот ущерб. Если мы сможем создать условия, при которых они остановят эту деятельность, иранский народ добьется большого успеха, и туда будут приезжать в гости американцы, и мы будем делать все замечательные вещи, которые мы делаем для друзей и союзников, в отличие от людей, представляющих опасность для нашей страны.

ВОПРОС: Позже я также задам вопрос о правах человека, сэр. Но, если можно, я хотела бы продолжить тему структуры безопасности. Как насчет требования к Ирану о разрешении инспекций на военных объектах? Будет ли это также частью структуры?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Именно так. Что касается использования ядерных материалов в Иране, так же, как мы поступаем в Саудовской Аравии, так же, как мы поступили с Объединенными Арабскими Эмиратами, мы не считаем, что для Ирана уместно обладать потенциалом для создания расщепляющихся материалов, обогащать уран или использовать объект для производства плутония. Если иранцы хотят осуществлять программу мирной ядерной энергетики, это нормально, но они могли бы импортировать эти материалы. И другие страны делают это; этот механизм устраивает многие страны по всему миру. И для того, чтобы мы смогли добиться этого, гарантировать это, необходимо проводить инспекции. Это должно включать в себя инспекции на военных объектах, научно-исследовательских лабораториях и всех тех местах, которые были участниками предыдущих циклов программы Ирана.

ВОПРОС: И Вы упомянули права человека. По всему Ирану проходят антиправительственные акции протеста. Хотелось бы узнать Ваше мнение об этом. Как Вы относитесь к этим протестам? И считаете ли Вы, что Соединенные Штаты могли бы поддержать демонстрантов?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Мы, безусловно, можем оказать моральную поддержку. Я думаю, важно, чтобы иранский народ сам принимал эти решения. Эти протесты продолжаются уже в течение нескольких месяцев – некоторые из них очень малые, некоторые – более масштабны. Часто на них поднимаются практически те же вопросы, которые я изложил на прошлой неделе – как это богатство распределяется Касему Сулеймани, а не обычным гражданам на юго-востоке Ирана, или в Тегеране, или где-то ещё. Это богатство растрачивается, и обычные граждане Ирана посылают своих молодых людей сражаться и умирать. Жизнь иранцев не настолько безмятежна и не настолько богата, насколько она могла быть в случае, если бы Иран просто изменил своё поведение.

Вы спрашивали о смене режима. Речь не идет о смене режима. Речь идет об изменении поведения руководства в Иране для соответствия тому, что иранский народ действительно хочет от него.

ВОПРОС: Значит, верно то, что ранее заявил Джон Болтон: целью администрации не является смена режима в Иране?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Совершенно верно. Да, мэм.

ВОПРОС: Как вы относитесь к иранским оппозиционным группам, базирующимся в Соединенных Штатах и Европе? Поддерживаете ли вы их усилия?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, при условии, что они работают в направлении той же цели, что и мы. Откровенно говоря, я видел, что это не всегда было верно в случае с некоторыми из групп, некоторыми из небольших групп. Главное, чтобы они работали в направлении той же цели. Мы также не хотим, чтобы они выступали за смену режима. Мы хотим, чтобы они работали от имени иранского народа, рядовых граждан Ирана, которые всего лишь хотят жить своей жизнью, могли снять хиджаб, могли ходить на работу и растить свои семьи, а также совершать богослужения так, как хотят. Это должен решать иранский народ, и поэтому, если кто-то работает над достижением этой цели извне Ирана, мы, безусловно, приветствуем это.

ВОПРОС: Г-н Госсекретарь, два года назад, будучи Конгрессменом, Вы лично хотели поехать в Иран, Вы были готовы ехать в Иран, и Вы хотели оказать нажим на руководство – Хаменеи и Зарифа, – с тем чтобы Вам предоставили доступ к американским заложникам. Занимая должность Госсекретаря, будете ли Вы снова оказывать нажим на иранское руководство, чтобы оно освободило американских заложников? И, как Вы знаете, Боб Левинсон исчез более 11 лет назад.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я хорошо знаю историю г-на Левинсона. Я молюсь за его благополучное возвращение, и наша команда каждый день работает в этом направлении. Что же касается других американцев, мы надеемся, что иранское руководство – г-н Роухани и г-н Зариф, Аятолла, – все они увидят, что это в их интересах, и хотя бы ради элементарной человечности позволят этим невинным американцам вернуться к их семьям. Есть огромные проблемы, но мне кажется довольно простой идеей то, что не следует удерживать невинных людей от возвращения к своим близким.

Так что, да, мы будем работать над этим. Мы будем молиться за это. И мы надеемся, что в один прекрасный день, так же, как мы были благословлены возвращением трех американцев из Северной Кореи несколько недель назад, такой же день наступит для лиц, удерживаемых Исламской Республикой Иран.

ВОПРОС: Я хотела бы спросить Вас о скандировании, о лозунгах, которые мы до сих пор слышим в Иране: “Смерть Америке” и “Смерть Израилю”. До заключения любого типа соглашения между Ираном, или Тегераном, и Соединенными Штатами в отношении Ирана, не думаете ли Вы, что должно быть выдвинуто требование к Ирану остановить это?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, в особенности со стороны их лидеров. В Америке люди говорят самые разные вещи. У нас широко открытая демократия. Есть люди, которые любят Президента Трампа, а есть те, которые его не любят. Я считаю, что это нормально. Это меня не беспокоит.

Когда высшие лидеры страны и другие руководители провоцируют подобного рода фальшивые собрания лишь для скандирования “Смерть Америке” и “Смерть Израилю”, – иранское руководство должно остановиться. Оно должно остановить это, потому что это не является достойным занятием для граждан страны.

Я думаю, что большинство иранцев смотрят на то, что мы смогли достичь здесь, в Америке, и насколько мы благословлены, и думают, что это модель, которая эффективна и побуждает их принять другую форму демократии, другую форму правления и другие ценности и убеждения в отношении определенного набора элементов, и обеспечить пространство для различных религий – это всё прекрасно. Но я думаю, что иранский народ разделяет с американским народом основные общечеловеческие принципы: относитесь к каждому человеку с достоинством и уважением, не экспортируйте насилие по всему миру, не воруйте и не грабьте своих граждан – эти основные ценности присущи цивилизации, они носят исторический характер.

ВОПРОС: Г-н Госсекретарь, я хочу вернуться к тому, что Вы сказали в своей речи. Вы подчеркнули, и Вы только что упомянули, что “больше не будут создаваться богатства для иранских клептократов”. Каков Ваш взгляд на усилия Конгресса по разоблачению скрытого богатства коррумпированных лидеров Ирана, от Аятоллы Хаменеи до Президента? И если есть такой законопроект, который будет принят Конгрессом, поддержит ли администрация такое разоблачение?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Несомненно. Мы считаем, что это очень важно. Это столь же важно с информационной точки зрения. Иранский народ заслуживает правды. Высшие лидеры страны присваивают деньги, используя фиктивные компании, и, честно говоря, просто расхищают средства. Если мы сможем доказать и продемонстрировать это, я приветствую возможность разоблачить это, чтобы иранский народ мог сам судить, хочет ли он, чтобы эти лица руководили его страной.

ВОПРОС: Господин Госсекретарь, большое спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Большое спасибо, мэм. Был очень рад побеседовать с Вами.

ВОПРОС: Мы Вам очень, очень признательны.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2018/05/282522.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.