rss

Выступление Государственного секретаря Майка Помпео на тему экономического возрождения Америки

English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, اردو اردو

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
18 июня 2018 года
Детройтский экономический клуб
Детройт, штат Мичиган

 
 

Г-Н ГРИГОРЯН: Время от времени мне нравится подчёркивать, что за 84-летнюю историю Детройтского экономического клуба здесь выступали потрясающие ораторы – и сегодня один из таких дней. Уважаемый Государственный секретарь Помпео, Вы присоединяетесь к впечатляющему списку, включающему трёх других Госсекретарей, которые выступали с трибуны Детройтского экономического клуба (DEC). Позвольте мне огласить этот список, если Вы не возражаете: Госсекретарь Дин Раск, сентябрь 1964 года и сентябрь 1957 года; Госсекретарь Генри Киссинджер, ноябрь 1975 года; Госсекретарь Джордж Шульц, также дважды, май 1984 года и июль 1987 года. Сегодня, сэр, мы рады добавить Вас в этот список в качестве нашего четвертого Государственного секретаря, выступавшего в DEC. Поздравляем и благодарим вас. (Аплодисменты.)

И, наконец, на ваших экранах также представлен один из наиболее популярных элементов нашей программы – вопросы от аудитории. Да, господин Госсекретарь согласился ответить даже на ваши самые трудные вопросы. Инструкции приводятся на экране, на ваших столах. Вы можете направлять вопросы с помощью своих смартфонов. Эти вопросы будут поступать к нашему Председателю, которого я собираюсь задействовать. Джерри Андерсон хорошо знаком всем присутствующим. Он является Председателем правления и Генеральным директором компании DTE Energy, но, что более важно для всех собравшихся в этом зале, он является Председателем Детройтского экономического клуба, и, как и все мы, я высоко ценю его лидерство. Вы и без меня знаете, что, благодаря Джерри и DTE Energy, в этом городе, регионе и нашем штате происходит очень, очень много замечательных вещей.

На этом, дамы и господа, я рад передать бразды правления этой встречей г-ну Джерри Андерсону.

Г-Н АНДЕРСОН: Благодарю Вас, Стив. Добрый день, господин Госсекретарь, уважаемые члены клуба и гости. Как Председатель правления Детройтского экономического клуба, я очень рад возможности провести сегодняшнее мероприятие, и мы все благодарим Вас, г-н Госсекретарь, за то, что выбрали город Детройт для визита и выступления с изложением вашей политики.

Достопочтенный Майк Помпео был приведен к присяге в качестве Государственного секретаря США 26 апреля 2018 года. Ранее он занимал должность Директора Центрального разведывательного управления с января 2017 года по апрель 2018 года. До прихода в Администрацию Трампа г-н Помпео служил свой четвертый срок в качестве Конгрессмена от 4-го округа штата Канзас. Являясь членом Конгресса, он входил в состав Комитета Палаты представителей США по разведке, а также Комитета по энергетике и торговле и Специального комитета Палаты представителей по Бенгази.

До службы в Конгрессе Майк Помпео основал фирму Thayer Aerospace, Генеральным директором которой он являлся в течение более десяти лет. Позже он стал Президентом Sentry International, компании по производству, сбыту и обслуживанию нефтепромыслового оборудования.

В 1986 году Майк Помпео окончил Военную академию Сухопутных войск США в Уэст-Пойнте с лучшими учебными показателями из всего выпускного курса и служил в качестве офицера бронетанковых войск, патрулируя “железный занавес” до падения Берлинской стены. Он также служил во 2-м батальоне 7-го бронетанкового полка в составе 4-й мотострелковой дивизии Сухопутных войск США.

После ухода в отставку с воинской службы г-н Помпео окончил юридический факультет Гарвардского университета, где являлся редактором издания Harvard Law Review. Он родом из штата Калифорния, и мы очень рады, что сегодня он находится с нами здесь, в Детройте.

На этом, пожалуйста, присоединитесь ко мне и тепло поприветствуйте в Детройтском экономическом клубе Госсекретаря Майка Помпео. (Аплодисменты.)

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо. Спасибо, Джерри, и благодарю Детройтский экономический клуб за теплый приём. Я очень рад находиться с вами. Система, позволяющая присутствующим задавать вопросы через Twitter, заставляет меня сильно нервничать. (Смех.) И тот факт, что моё имя упоминается в одном предложении с такими людьми, как Раск, Киссинджер и Шульц, является для меня большой честью. Мне трудно к этому привыкнуть, и я стремлюсь каждый день выполнять свою работу, чествуя нашу страну так же, как это делал каждый из них.

До того, как я занял эту должность, и когда было первоначально запланировано это выступление, я был Директором ЦРУ. Именно тогда я первоначально принял это приглашение. Поэтому я готовился произнести речь, посвященную шпионажу и экономике. Я вернусь к этому. Но сегодня моя роль несколько иная, немного более открытая. Вы заметите, что я учёл нюансы отношений между болельщиками в штате Мичиган – я не выбрал синий или зеленый галстук, я одел красный, который здесь, как я понимаю, является нейтральным цветом. Та же проблема с моей семьей, в которой есть болельщики команд Военной академии Сухопутных войск и Военно-морской академии США, и я всегда одеваю черное с золотистым.

Президент Трамп в корне понимает, что для того, чтобы мы могли достичь наших внешнеполитических целей, нам нужна сила внутри страны; процветающие общины, в том числе здесь, в Детройте, являются истинными множителями силы для всех нас по всему миру. Он знает, что сила за границей невозможна без силы дома. И поэтому я рад поговорить с вами о том, чем сегодня занимается Государственный департамент, как мы делаем всё от нас зависящее для оказания всем вам содействия в создании материальных благ, как мы помогаем американским компаниям и семьям, и, возможно, самое главное, почему это важно, почему это важно для той роли, которую я выполняю сегодня.

Я знаю, какие мысли у вас появились, когда вы только что услышали мои слова о том, что мы будем помогать вам: когда кто-то из правительства говорит вам, что он стремится помочь, кое у кого это вызывает недоумение. Я понимаю. Как упомянул Джерри, я провёл в частном секторе большую часть своей жизни – большую часть своей взрослой жизни. Я управлял двумя малыми фирмами. Это были компании-производители. Но до этого я дважды становился лучшим сотрудником месяца в кафе-мороженом Baskin-Robbins. (Смех.) Моя мать очень гордилась этим. Никто другой не гордился, но на мою маму это производило впечатление.

Компании, которые мы построили, полагались на сильную Америку и глобальную базу клиентов. Наша первая фирма производила части самолётов, которые мы продавали фирмам Boeing, Gulfstream, Lockheed, Cessna, Raytheon – всем производителям корпусов самолетов. Мы начинали практически с нуля, и годовой оборот компании вырос до более чем 100 миллионов долларов, и каждая из этих фирм, в свою очередь, продавала свою продукцию по всему миру.

Люди, которые работали со мной в Thayer Aerospace, были настоящими американцами. У них часто была вторая работа на ферме, где они доили коров или возделывали землю, в дополнение к их работе на токарных или фрезерных станках. И я бы сказал то же самое о нефтепромышленной компании, которой я управлял. Мы продавали бурильщикам механические детали, стальные изделия: насосы, вертлюжные крюки и тому подобное.

Я рассказываю вам сегодня эту историю, эту часть моей жизни, потому что она занимает центральное место в моём понимании того, что должен делать Государственный департамент для укрепления Америки и реализации успешной внешней политики. Это не потому, что я ищу работу. Уверяю вас, что сегодня мне работы хватает по горло. Но я хочу, чтобы вы знали, что, на мой взгляд, экономические элементы деятельности Государственного департамента немного менее заметны, но не менее важны, чем его другая работа.

Большую часть времени, когда вы слышите о Государственном департаменте, речь идёт о том, что мы делаем по всему миру – в Северной Корее или Иране, или в Африке, – но на самом деле, экономическая дипломатия всегда занимала центральное место, когда всё делалось правильно, в миссии Госдепартамента.

Это означает, что мы используем американскую силу, экономическую мощь и влияние в качестве политического инструмента для оказания помощи Америке с достижением ее интересов и продвижением наших ценностей по всему миру. И если мы делаем это правильно, это, в свою очередь, способствует процветанию дома. Мы строим связи, которые создают рабочие места, поддерживают американские компании и стимулируют экономический рост здесь, в США. Мы также делаем всё возможное для пресечения несправедливого экономического поведения и ломаем барьеры для выхода на рынки, с тем чтобы наши компании имели справедливые и взаимные возможности для продажи продукции на рынках по всему миру.

Эта работа ведётся уже давно. Вы упомянули трёх выдающихся деятелей. В 1790 году Государственный секретарь Томас Джефферсон писал, что его главная задача – защищать американскую торговлю в Средиземноморье, и отмечал, что торговля страдала, потому что североафриканские пираты атаковали наши торговые суда. Сегодня стоит немного другая проблема, но кража нашей собственности остаётся одним из центральных вызовов для Америки.

Сегодня более 200 наших сотрудников служат в Бюро Госдепартамента по экономическим вопросам, и 1500 экономических сотрудников служат в посольствах по всему миру. Задача каждого из них – обеспечивать, чтобы мы по-прежнему имели наиболее развитую экономику, самую динамичную экономику во всём мире. Мы надеемся, что сможем помочь и вам в этом плане. Когда вы путешествуете по миру, мы рады приветствовать вас в наших офисах. Мы поделимся с вами накопленными знаниями о ведении бизнеса в той или иной стране. Мы поможем вам с местными трудностями в области регулирования. Это действительно наша задача – помогать американским компаниям получать возможность добиваться успеха во всём мире.

И у нас есть партнеры в Зарубежной коммерческой службе Министерства торговли США, которые выполняют ту же работу. Я надеюсь, что вы воспользуетесь этим ресурсом, который предоставляете вы, американские налогоплательщики.

Хороший пример этого находится сегодня с нами в этом зале. Наше посольство в Никарагуа, в тандеме с Министерством торговли США, работает с местными партнерами, Flex Building Systems – я познакомился с некоторыми из вас, кто сидит где-то на задних рядах, – мичиганской компанией, выпускающей продукцию в области сборного жилья. Мы гордимся тем, что работаем с Flex. Эта фирма обеспечивает быстрые и доступные жилищные решения после целого ряда стихийных бедствий и помогает строить школы, клиники и больницы в отдаленных районах Центральной Америки, Карибского бассейна и Африки. Я рад, что вы все находитесь здесь сегодня. Это хороший пример того, как Госдепартамент работает вместе с предпринимателями над успешным решением проблем и созданием материальных благ здесь, в Америке.

Если мы делаем всё правильно, экономическая дипломатия также укрепляет нашу национальную безопасность. Стратегия Президента Трампа заключается в том, что экономическая безопасность в действительности является национальной безопасностью. По его словам это синонимы. Обеспечение того, чтобы каждый из вас имел возможность заниматься тем, что вы делаете лучше всех, имеет критическое значение для обеспечения благосостояния, на котором основываются наша безопасность и наши свободы.

Экономическая дипломатия также укрепляет альянсы по всему миру. Я видел это, когда управлял своими двумя малыми фирмами. Мир знает, что американская экономика является крупнейшей и наиболее влиятельной, а также, откровенно говоря, самой инновационной на планете. Она является предметом зависти наших союзников и наших противников. Эта экономическая мощь является одним из наиболее важных инструментов, это один из крупнейших элементов авторитета, которым я обладаю, путешествуя по миру. Без неё у меня было бы гораздо меньше рычагов. Она позволяет мобилизовать наших союзников на достижение общих целей и выполнять наши обязательства перед ними.

И наша команда в Администрации Трампа привержена экономической дипломатии. Я много раз разговаривал об этом с Президентом. Первоочередная миссия – как он мне всегда напоминает, – это создание рабочих мест и создание материальных благ в Соединенных Штатах. Но для этого мы должны взаимодействовать в международном масштабе. Но прежде чем перейти к этой теме, я хотел бы поговорить о достижениях, которых мы добились внутри страны примерно за последние 17 месяцев: около 3 миллионов рабочих мест, в том числе более 300 000 – в области промышленного производства, что важно для меня и важно для этого замечательного города, а также более 300 000 новых рабочих мест в строительной отрасли; безработица находится на самом низком уровне с апреля 2000 года; и на каждую новую норму приходится 22 старые, от которых мы избавились. Это помогает производителям черешни и автомобилестроителям здесь, в Мичигане, производителям энергии в таких местах, как Канзас, и, честно говоря, всем другим работодателям страны. И снижение налогов позволило оставить $3,2 трлн в ваших руках, а не отдавать их правительству. Шестьдесят семь процентов американцев считают, что это хорошее время для поиска работы. В настоящий момент имеется больше открытых вакансий, чем лиц, ищущих работу. Мы должны продолжать увеличивать число рабочих мест и продолжать создавать рабочую силу, которая может поддерживать их.

Я слышал, как вы все также говорили об экономическом подъёме здесь, в самом Детройте. Вы называете это возрождением, обновлением Детройта. Вы должны очень гордиться этим. Мы считаем, что это происходит по всей Америке, и мы видим данные, которые поддерживают эту убеждённость. Мы думаем, что это важно для компаний, но наиболее важно для мужчин и женщин, о которых вы говорили, которые сегодня ходят в шлёпанцах, которые в скором времени будут искать работу на лето или свою первую работу после окончания средней школы в надежде получить специальность, или искать работу где-то здесь, в Америке, после получения диплома о высшем образовании. Мы, сотрудники Госдепартамента, обязаны создавать возможности для них.

Я прошел через длинный список достижений Президента, потому что то, чем я занимаюсь каждый день, дополняет их. Ни одна из этих инициатив не была централизованно ориентирована на Государственный департамент. Но я знаю это. Я знаю, что если у всех вас не будет возможности продавать товары за рубежом, а также приобретать компоненты из-за рубежа, этот рост будет замедляться, а мы просто не можем позволить этому случиться. С учётом государственного долга США в размере $21 трлн, нам необходим огромный экономический рост для поддержания нашего образа жизни.

Но я должен сказать вам, что я это тоже видел. Я видел это – я вижу это в моей нынешней роли, и я видел это в моей предыдущей роли в качестве директора ЦРУ. Этот динамичный характер нашей экономики многому учит нас. Он учит других людей по всему миру. Наша экономическая модель не является моделью, которая принята за основу во многих уголках планеты. Откровенно говоря, некоторые из наиболее успешных сегодня экономик не приняли нашу модель, но я уверен, что примут. Они сделают это, потому что капитализм и динамичный характер Америки имеют важное значение для экономического успеха. И вы можете избегать этого в течение некоторого времени, но, в конце концов, динамизм, креативность и инновации, которые вытекают из этой модели, могут происходить только в такой политической среде, как наша, со справедливостью и возможностями для успеха каждого человека.

Я хочу поговорить о нескольких путях того, как Государственный департамент ведёт эту работу. Во-первых, мы прилагаем усилия по сохранению суверенитета Америки на мировой экономической арене. Если правительство США не будет вести активное международное экономическое взаимодействие, мы можем проиграть таким странам, как Китай. Но при этом мы никогда не должны терять наш экономический суверенитет. Опыт продолжающегося выхода Великобритании из ЕС и отношений между государствами Европейского союза показывает нам, что трудно восстановить экономическую независимость после отказа от нее. Он также показывает, что экономическая политика, предусматривающая централизованную власть, уменьшает способность свободного рынка создавать материальные блага и успех как для потребителей, так и предприятий.

Во-вторых, Государственный департамент несет главную ответственность за обеспечение открытости рынков. С начала работы нашей Администрации мы добились многих успехов в разрушении барьеров, но предстоит ещё провести много работы.

Например, Южная Корея согласилась позволить значительно увеличить экспорт американских автомобилей – что уже давно является приоритетом для “Большой тройки” здесь, в Детройте, – а также решает другие проблемы, связанные с торговой договоренностью между США и Кореей. Мы добились того, чтобы Аргентина снова открыла для американских производителей свой рынок свинины, который был закрыт с 1992 года. В целом мы убеждены в необходимости обеспечивать доступ к рынкам для американской продукции; и я уверен, что при наличии этого доступа американцы будут почти каждый раз побеждать наших конкурентов.

В-третьих, мы прилагаем все усилия для привлечения международных инвестиций в Соединенные Штаты. Многие из нас, в том числе моя малая фирма, полагались на это. В рамках активизации нашего сотрудничества с Саудовской Аравией мы добиваемся, чтобы эта страна инвестировала больше средств в Америку. Во время первой зарубежной поездки Президента он добился того, что миллиарды долларов новых средств поступают из-за рубежа сюда, в Соединенные Штаты. Когда в страну прибывают эти деньги, мы также стимулируем инвестирование со стороны частного сектора США.

В-четвертых, мы будем извлекать выгоду из обильных энергетических ресурсов американцев. Это огромное сравнительное преимущество. Здравый смысл подсказывает, что необходимо пользоваться преимуществом и осваивать обильные запасы, которые мы к настоящему времени не только идентифицировали, но и научились осваивать с низкими затратами, которые конкурентоспособны в любой точке мира. Мы делаем это в таких штатах, как Северная Дакота, Огайо и Пенсильвания, а также многих других. Действительно, увеличение нашего экспорта чрезвычайно важно для обеспечения нашей безопасности. Если мы сможем экспортировать в Европу, мы создадим трудности для России. Если мы сможем экспортировать в Азию, мы создадим трудности для Китая.

Мы наблюдаем за тем, как энергетическая дипломатия приносит выгоду компаниям, таким как Cheniere, которая экспортирует природный газ в более чем два десятка стран из своего порта в штате Луизиана. Эта фирма уже создала почти 1000 прямых и более 100 000 сопутствующих рабочих мест.

С другой стороны, мы также оказываем техническую помощь странам, которые предпочли бы импортировать энергетическую продукцию из США, чем из других стран, от которых они могут стать зависимыми, и которые могут использовать это против интересов стран-импортеров.

Наконец, мы занимаем очень жесткую позицию в отношении зарубежной практики, которая наносит ущерб Америке. Независимо от того, угрожает ли она нашему технологическому лидерству посредством кражи интеллектуальной собственности или принудительной передачи технологий, мы активно обеспечиваем защиту американской собственности. Всем известно, что сегодня Китай является главным нарушителем в этой области. Мы наблюдаем беспрецедентный уровень хищений. В четверг вечером я встретился с Председателем КНР Си Цзиньпином. Я напомнил ему, что это не является честной конкуренцией.

Китайские субъекты также продолжают осуществлять киберактивность, поэтому КНР совершает хищения не только путём принудительной передачи технологий или кражи посредством контракта, но и путём непосредственной кражи. Каждый из нас несёт огромную ответственность за работу по прекращению этого.

Китайские инвестиции по всему миру также проблематичны. Мы приветствуем их, но мы должны обеспечивать, чтобы они не приносили Китаю преимущество на нашем рынке или вредили нашей коммерческой деятельности. Если китайцы будут демонстрировать поведение, которое никогда не практикуют американские компании, а именно – использовать инвестиции для оказания политического влияния или контроля над странами-соперниками, американская дипломатия обязана делать всё возможное для реагирования на эти действия.

Вы видели это на примере некоторых решений Президента Трампа в отношении тарифов. Слишком долго Америка позволяла искажать рамочные соглашения о свободной торговле, что давало преимущества другим странам. Помните, что наша дипломатия ставит на первое место американских работников и американские компании.

Этим занимается не только Китай. Президент Трамп четко заявил, что асимметричные торговые отношения со странами G7 также должны быть существенно пересмотрены. Они должны снизить торговые барьеры; они должны принимать наши овощи, нашу говядину, наши фрукты, нашу продукцию машиностроения. Это нетарифные барьеры, которые не должны существовать, если мы хотим достичь свободной и справедливой торговли.

Это простой моральный принцип, эта идея о справедливости. Как вы видели, на совещании “Большой семерки” Президент Трамп очень ясно дал понять, что мы будем очень рады иметь тарифы в 0 процентов на каждый продукт. Мы будем рады устранить все субсидии. Мы будем рады полностью устранить нетарифные барьеры. Если каждая страна сделает это, мы тоже сделаем это, и я уверен, что это будет способствовать росту Америки.

Вы также видели применение этой же идеи в вопросах обеспечения безопасности нашей страны. Президент много говорит о разделении бремени в области национальной безопасности. Мы также видели это в отношении Северной Кореи, и мы уже видели, как реагируют наши союзники. Усилия, которые Президент Трамп предпринял на прошлой неделе в Сингапуре, не могли бы произойти без реальной экономической дипломатии. Президент Трамп мобилизовал все страны мира на оказание давления на Северную Корею, с тем чтобы она начала пересматривать свою собственную безопасность и рассматривать свою программу создания ядерного оружия не как гарантию безопасности, а как элемент, который может поставить под угрозу руководство КНДР и ее режим. Это был успех экономической дипломатии.

Предстоит еще проделать много работы. Я буду активно заниматься этим вопросом в ближайшие дни и недели. Но мы уже установили условия, при которых северокорейцы смогут также добиваться экономического успеха. Как говорит Президент, светлое будущее Северной Кореи наступит не за счет кого-либо, а будет приносить пользу всем нам.

Мы имеем долгую историю успеха в этой области. Мы забываем о таких проектах, как План Маршалла. Мы предоставили Европе $110 млрд – причём это были доллары давнего прошлого. Мы сделали это, чтобы оказать помощь нашим европейским партнерам, когда они нуждались в помощи. Но с тех дней прошло 70 лет, и это тот случай, когда нам необходимо обеспечить переоценку отношений с каждой из этих стран, с тем чтобы мы продолжали замечательно торговать с Канадой и с Европой в предстоящие годы.

Если вы посмотрите вокруг, кое-кто критикует некоторые из тарифов. Но задайте себе вопрос: позволил ли бы Китай Америке делать по отношению к себе то, что Китай делает по отношению к Америке?

Возьмите к примеру алюминиевую и сталелитейную отрасли КНР. Китайское производство стали и алюминия значительно превышает внутренние потребности. Они не хотят закрывать это производство и поэтому экспортируют продукцию. Избыточная продукция поступает сюда, в Америку, по ценам, с которыми американские компании не могут конкурировать.

Это типичный пример хищной экономики, и многие другие страны признали это. Президент Трамп теперь работает над смещением этого баланса.

Последние несколько недель китайские лидеры утверждают, что выступают за открытость и глобализацию, но эти заявления смешны. Давайте четко заявим: это самое хищное экономическое правительство, которое работает сегодня против остального мира. Это проблема, которую уже давно нужно было решить.

Президент упорно трудится над преодолением разногласий с Мексикой, а также в рамках Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA). Я уверен, что мы добьемся заключения сделок, которые будут выгодны для Мексики, которые будут выгодны для Канады, и которые будут чудесны для американских работников. Многое изменилось за 24 года с момента ввода в действие NAFTA, и наша цель состоит в достижении результата, который сбалансирует эту ситуацию. Мы обеспечим равные условия для американской автомобильной промышленности и других отраслей, стимулируя производство в США, а не за рубежом.

Очевидно, что это имеет большое значение для всех вас здесь, в Мичигане; на этот штат приходится 23 процента всего автомобильного производства США. Наши переговорные команды NAFTA тесно сотрудничают с нашими канадскими и мексиканскими коллегами, и я очень надеюсь, что в ближайшие недели мы сможем сообщить о достижении соглашений, которые, как я думаю, мир посчитает значительно более полезными для мировой экономики. Я оптимист по натуре. Моя работа также требует оптимизма. Я знаю, что вы также оптимисты.

Этот регион, который был домом для “Арсенала демократии” во время Второй мировой войны, испытывал трудности в последнее время, и еще предстоит многое сделать. Но мы видим этот новый рост; мы видим его в каждом крупном городе в Америке. Администрация Трампа верит в вас. Мы уверены в том, что если мы сможем помочь вам получить доступ к рынкам и добиться баланса в торговле, вы, жители Детройта, добьётесь успеха.

В заключение я скажу следующее: для каждой небольшой компании в Америке существует возможность. Существует возможность получить доступ к месту, в котором вы никогда не были, или не видели, или о котором не знали. Я убежден, что если мы в Государственном департаменте будем хорошо выполнять свою работу, вы тоже будете в состоянии получить такой доступ. И это будет приносить пользу вам, и вашему бизнесу, и вашей семье, и это здорово.

Но самое главное то, что вы будете это делать для окружающих и для вашей общины. И это то, что каждый день побуждает нас в Госдепартаменте возглавлять экономическую команду таким образом, чтобы содействовать американской дипломатии в каждой стране мира, с тем чтобы американская экономика могла продолжать быть маяком для всей планеты, как и в течение всех этих лет.

Благодарю вас. Спасибо за предоставленную мне возможность выступить в Детройтском экономическом клубе. Это действительно большая честь для меня – находиться с вами сегодня, и я буду рад ответить на вопросы на любые темы, точнее, почти на любые темы. Благодарю вас. (Аплодисменты.) Спасибо.

Г-Н АНДЕРСОН:  Отлично. Господин Госсекретарь, мы действительно получили несколько вопросов, как до начала выступления, так и во время него, и неудивительно, с учетом присутствия автомобильной промышленности в Детройте, как Вы упоминали, и того факта, что столь большой объём торговли нашей страны с Канадой проходит через нашу общую границу здесь, получено много вопросов на тему торговых переговоров, тарифов и их воздействия на международные отношения. Я попытаюсь подытожить эти вопросы, попросив вас поделиться взглядами на воздействие торговых переговоров и наложения тарифов на отношения с Канадой. Это, вероятно, наш самый популярный вопрос, но также задаются подобные вопросы по поводу отношений с нашими близкими союзниками в Европе и Китаем.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: В субботу утром я беседовал на эту тему с моей канадской коллегой, Христей Фриланд. Думаю, что она согласна со мной. Я убежден, что, когда завершатся торговые переговоры, торговля между Соединенными Штатами и Канадой расширится: возрастёт товарооборот, возрастёт объем в денежном отношении, и возрастёт свобода. Я полностью убеждён в этом. Я вижу работу, которая ведётся. Существует лишь дисбаланс по некоторым направлениям, который, возможно, исторически создавался искусственным образом, или, возможно, просто изменились времена, но некоторые положения не соответствуют сегодняшний среде. И Президент твёрдо намерен попытаться исправить ситуацию. И я бы сказал то же самое о Европе и Мексике. Я бы объединил все эти направления по данному вопросу.

Но наши отношения с этими странами носят гораздо более широкий характер, чем просто экономические связи. Когда я говорил с Христей, мы, конечно, беседовали о тарифах и о том, что в значительной степени беспокоит нас, но мы также работаем бок о бок друг с другом по Украине. Канадцы работают с нами в Афганистане. Она предложила помощь в наших усилиях по Северной Корее. Канадцы играют невероятно важную роль в этом вопросе. Я бы сказал то же самое в отношении Европы и мексиканцев. Наши отношения не определяются исключительно торговлей, и поэтому я уверен, что, когда эти торговые переговоры завершатся, исторические отношения между Соединенными Штатами и Канадой и Соединенными Штатами и нашими европейскими партнерами будут продолжать развиваться, как они развиваются уже 70 с лишним лет с Европой.

Г-Н АНДЕРСОН: Отлично. Не удивительно, что также поступил ряд вопросов, связанных с недавним саммитом с Северной Кореей. Постараюсь объединить несколько вопросов на эту тему: будет ли необходим дополнительный саммит для развития и консолидации результатов последних встреч с Северной Кореей? И как россияне и китайцы рассматривают развитие отношений США с Северной Кореей?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Позвольте мне вначале ответить на второй вопрос. Я посетил Пекин после Сингапура, а сегодня в 8:15 утра по восточному времени поговорил по телефону с моим российским коллегой, и, как они мне сообщили, они очень рады появлению такой возможности. Ведь РФ и КНР граничат с КНДР. Они уже давно заявляли о своём стремлении к ликвидации угрозы распространения, ядерной угрозы, исходящей от Северной Кореи, но до недавнего времени не существовало движущей силы этого процесса. Поэтому я уверен, что, хотя наши интересы расходятся в некоторых областях, и Россия, и Китай полностью приветствуют наши попытки коренным образом изменить менталитет Северной Кореи и её место в сообществе наций.

Что же касается того, понадобится ли им ещё один саммит, трудно сказать. Обеим сторонам предстоит проделать много работы. Моя команда уже занимается этим. Вероятно, в скором времени я вновь совершу визит в КНДР. Необходимо провести много работы. Нам еще предстоит конкретизировать все эти моменты, которые лежат в основе обязательств, взятых в тот день в Сингапуре. Я находился там, в зале переговоров с Председателем Ким Чен Ыном. Это был третий раз, когда я встретился с Председателем Ким Чен Ыном; дважды в Пхеньяне и теперь в Сингапуре. Он очень четко изложил свою приверженность полной денуклеаризации своей страны. Речь идёт обо всём, верно? Речь идёт не только о системах вооружений, а обо всём. (Аплодисменты.)

В ответ на это Президент США обязался обеспечить изменение соглашения о перемирии и предоставить гарантии безопасности, необходимые Председателю Ким Чен Ыну. И я не знаю, имели ли вы возможность просмотреть видеофильм, который Президент Трамп показал Председателю Ким Чен Ыны в тот день во время встречи, но в нём изображено, какой может быть Северная Корея: прекрасные пляжи, чудесная страна, добивающаяся успеха. Для достижения этого предстоит выполнить много работы, но Президент Трамп также привержен полному выполнению своих обязательств. И если каждая из сторон выполнит свои обязательства, нам удастся сократить глобальную угрозу с которой на протяжении десятилетий сталкивались Соединенные Штаты и весь мир.

Г-Н АНДЕРСОН: Отлично, спасибо. Перейдём на другой континент. Как представляется, Африка быстро развивается и преобразуется; и, кроме того, на континенте самоутверждается Китай. Африка также испытывает серьезные проблемы с экстремистскими группами. Учитывая всё это, какую роль могут и должны играть США на континенте?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: На самом деле, свою последнюю поездку в качестве Директора ЦРУ я совершил в Африку. Я побывал в шести странах примерно за столько же дней, занимаясь, откровенно говоря, решением каждой из этих проблем. Обсуждалась угроза со стороны группировок “Аль-Шабааб” и “Аль-Каида” в странах исламского Магриба; велась работа по экономическим вопросам, также и в других частях континента; а затем я побывал в Джибути для наблюдения за китайским строительством порта в непосредственной близости от полностью функционального, действующего порта. Безусловно, со временем они планируются превратить новый порт в китайский военный объект.

Поэтому, когда я смотрю на Африку, я вижу два вызова. Во-первых, с учетом того, что исламский экстремизм угрожает Америке, мы обязаны ликвидировать группировки на местах в Африке для защиты территории США. Но второй вызов также является возможностью. Я вижу огромный экономический рост. В ближайшие пару десятилетий население Африки будет расти быстрее, чем в любом другом регионе мира. Темпы экономического роста несколько отстают, но мы убеждены, что в некоторых областях мы можем успешно помогать африканцам быстро добиваться прогресса.

Как мы все знаем, континенты часто удивляют нас. Малые экономики могут расти на 8, 10 и 14 процентов в год. Это не является беспрецедентным. Если мы сможем установить структурные элементы, которые всем нам известны – верховенство закона, права собственности, некоторое основное понимание того, как происходит экономический рост, – я уверен, что этот рост будет происходить по модели, которая больше напоминает Запад, чем Китай. Если вы посмотрите на то, что делает Китай, в Африку поступает много денег, но лидеры этих стран начинают понимать намерения КНР. Они знают, что эти деньги имеют определенную цену, которая не связана с коммерцией и рынками, а, в конце концов, проявляется, когда приходит время оказать политическое влияние. И африканские лидеры понимают это, они глубоко осознают ситуацию и ищут альтернативы. Американское присутствие, причём не только присутствие правительства США, но и ваше присутствие, имеет реальную возможность для успеха – для получения отдачи на ваш капитал, для получения прибыли на ваши инвестиции, а также для достижения Африки, которая имеет интересы, гораздо более тесно увязанные с интересами Запада, чем Китая.

Г-Н АНДЕРСОН: Отлично. Также получено много вопросов по другой теме, которая последнее время освещается в новостях: речь идет о ситуации в Венесуэле. Эта страна продолжает сталкиваться с огромными проблемами, как экономического, так и политического плана. Вопрос таков: существует ли там реальный путь вперед?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Это большая проблема. В течение последних 40 лет ожидалось, что Венесуэла будет следующей крупной историей экономического успеха. Поэтому я больше не буду прогнозировать ситуацию в этой стране – там слишком много риска. Режим Мадуро доказал свою непримиримость и способность удерживать власть, и он причиняет огромную боль венесуэльскому народу. Мы делаем всё возможное, позволяя Южной и Центральной Америке брать на себя руководство в реагировании на этот кризис, и призываем Венесуэлу вернуться к ситуации, которая будет выглядеть гораздо более демократической, чем то, что мы видим сегодня. Для содействия этому мы использовали некоторые из наших полномочий по вводу экономических санкций, и, возможно, это лучшая роль, которую могут играть Соединенные Штаты. Эти санкции призывают к восстановлению демократических институтов и позволяют Южной и Центральной Америке выполнять ведущую роль в реагировании на кризис.

Г-Н АНДЕРСОН: Я бы сказал, что этот вопрос носит более личный характер и касается вашей роли. Вы занимаете текущую должность в течение сравнительно короткого периода времени. Были ли за это время какие-нибудь сюрпризы? И как бы вы сравнили вызовы, стоящие перед руководством Государственного департамента, с вызовами, с которыми сталкивается Директор Центрального разведывательного управления?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, это совершенно разные вызовы. (Смех.) Во-первых, когда я был Директором ЦРУ, я никогда не видел телекамер, и был рад этому – (смех) – так что да, совершенно иная роль.

Речь идет о принципиально разных функциях. Однако с точки зрения руководства организацией, разница невелика. Вызовы с точки зрения лидерства не очень отличаются от вызовов, с которыми я сталкивался, когда руководил компаниями Thayer Aerospace или Sentry International. Главная задача в этом плане – добиться того, чтобы крупная организация понимала намерение руководителя, а также наделить работников организации властью и полномочиями для обеспечения успеха. Мне невероятно повезло в обоих местах, в ЦРУ и теперь в Государственном департаменте. Мои подчинённые – невероятно способные люди. Америка посылает некоторых из своих лучших молодых людей на работу в каждом из этих учреждений. Спасибо вам за это.

Моя работа в качестве их лидера – обеспечить, чтобы они четко понимали, чего пытается достичь Президент Трамп, и, в свою очередь, как я пытаюсь реализовать эти внешнеполитические цели Президента. Следующая задача – добиться того, чтобы бюрократия не создавала помех, а ведь бюрократия в правительственном учреждении сама по себе является формой искусства. Необходимо избавиться от этой бюрократии для наделения сотрудников полномочиями, позволяющими им действительно добиваться успехов от имени Америки. Мы должны обеспечивать, чтобы они понимали, чего мы пытаемся достичь, и полагаться на их таланты в этой деятельности. Таким образом, с точки зрения лидерства вызовы не очень отличаются от того времени, когда я руководил Thayer Aerospace. Эта компания была гораздо меньшей по размеру, чем Госдепартамент и ЦРУ, но принцип тот же.

Я говорил о том, что в Государственном департаменте есть и другой элемент. США имеют присутствие во всём мире, и мир наблюдает за тем, как Америка ведёт себя. И я напоминаю нашим сотрудникам – я имел возможность поговорить с персоналом наших дипломатических представительств в Сеуле и Пекине, в дополнение к нашей команде в Сингапуре, где я напомнил нашим сотрудникам, что мир наблюдает за ними. Мы проводим политический курс и пытаемся достичь некоторых целей, но в то время как мы осуществляем каждую из этих задач, мир наблюдает за нашим поведением. Говорим ли мы правду? Ведём ли мы себя вежливо? Относимся ли мы к каждому человеку с достоинством, которого он заслуживает? Это основные американские ценности, и если мы будем делать это, в процессе этого мы будем приносить пользу, пытаясь распространять ценности и интересы Америки по всему миру, и последствия этих достижений будут, опять же, приносить пользу, показывая лучшие черты Америки. И, честно говоря, в моей нынешней роли это ничем не отличается от того, что было в ЦРУ, но очень отличается от ситуации в частном секторе.

Г-Н АНДЕРСОН: Пожалуй, в заключение мы зададим международный вопрос, который касается того, что происходит сравнительно недалеко от нашей страны, и это вопрос о Кубе. Впервые за много десятилетий Кубой руководит Президент, который не входит в семью Кастро. Вы по-прежнему считаете, что наши отношения с Кубой улучшатся? Как, на ваш взгляд, будут развиваться эти отношения?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Это правда, что его фамилия не Кастро. (Смех.) Но его политика и планы не отличаются от предыдущего руководства. Так что я не вижу существенных изменений в кубинском правительстве. При этом я вижу значительные возможности. На мой взгляд, со временем, с учётом близости острова к Соединенным Штатам, природы его жителей, в конце концов, обстановка на Кубе значительно улучшится. Вопрос всегда заключался в скорости изменений: как быстро вы сможете добиться цели, каковы верные инструменты для поддержки этого процесса и увеличения шансов на успех? Президент Трамп ясно дал понять, что он хочет, чтобы мы сотрудничали с целью повышения вероятности наделения обычных кубинцев возможностями, которыми мы все располагаем в Америке, как экономическими, так и политическими свободами. И на сегодняшний день нам еще предстоит выполнить много работы.

Г-Н АНДЕРСОН: На этом я завершу сессию вопросов и ответов, и хотел бы закончить тем, с чего я начал: поблагодарить Вас за то, что выделили время для приезда в Детройт. Вы выступили с отличным посланием, и мы были рады его услышать. Очень признательны Вам. Огромное спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Отлично. Всем большое спасибо. (Аплодисменты.)

Г-Н ГРИГОРЯН: Дамы и господа, Госсекретарь Помпео. Вы оказали нам большую честь, сэр. Благодарим Вас за то, что выбрали Детройт, чтобы поделиться соображениями о лидерстве. Мы очень признательны Вам за это. Джерри Андерсон, спасибо за Ваше руководство. Дамы и господа, благодаря вашей поддержке Детройтского экономического клуба, мы можем продолжать приглашать мировых лидеров, как мы сделали сегодня. Большое спасибо. Это заседание окончено.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2018/06/283305.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.