rss

Информационный брифинг высокопоставленного сотрудника Государственного департамента О работе США по обсуждению повторного наложения санкций на Иран и зарубежных партнеров

English English

Государственный департамент США
Офис официального представителя
26 июня 2018г

 

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. И спасибо, что нашли время для сегодняшнего информационного звонка о следующих мерах по отношению к Ирану. Сегодня с нами [высокопоставленный сотрудник Госдепартамента]. В течение нашего разговора мы будем ссылаться на него как на высокопоставленного сотрудника Госдепартамента. Хочу напомнить, что данная беседа проводится без указания источника, и ее содержание не будет распространяться до конца.

На этом я передаю слово высокопоставленному сотруднику Госдепартамента для вступления, и затем вы сможете задать свои вопросы.

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Привет, друзья. Я знаю – это [высокопоставленный сотрудник Госдепартамента]. Знаю, что у нас мало времени, поэтому буду краток.

Как вам, возможно, известно, за последние несколько недель я побывал в странах Европы и Азии, мобилизуя поддержку нашей стратегии в отношении Ирана. Межведомственный коллектив, состоящий из сотрудников Госдепартамента и Министерства финансов, объяснял новое направление нашей политики нашим союзникам, стремясь получить их поддержку в данном вопросе. Мы собираемся изолировать потоки финансирования Ирана и надеемся осветить всю полноту недоброжелательного поведения Ирана в регионе.

На этой неделе я вернусь в Европу, как только появится время, как вы, возможно, слышите из того, что происходит на улице за моей спиной, я работаю в этой области. В течение этого процесса мы по-прежнему будем заниматься выставкой Е3, продолжим расширение своей деятельности в новых странах и обращение к новым партнерам в ближайшие недели.

На этом я хотел бы перейти к вопросам. Я знаю, что людей много, а времени мало, давайте приступим.

ОПЕРАТОР: Первый вопрос задает Меган Гордон из S&P Global Platts. Прошу.

ВОПРОС: Спасибо за брифинг. Пытается ли США подтолкнуть союзников к тому, чтобы сократить импорт нефти до нуля?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Да.

ВОПРОС: К 5 ноября?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Да. К 4-му, по-моему, но да.

ВОПРОС: А будут ли в процессе предоставляться какие-либо освобождения от обязательств?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Думаю, что в заявлении Госсекретаря, сделанном несколько недель назад, по-моему, 21 мая, довольно точно изложена позиция Госсекретаря и Президента в этом отношении. Мы рассматриваем данный вопрос как один из приоритетов государственной безопасности. Сомневаюсь, можно ли когда-нибудь будет сказать «нулевые освобождения». Думаю, что мы не склонны предоставлять освобождения.

ОПЕРАТОР: Спасибо. Следующий вопрос от Джоша Ледермана, AP. Прошу.

ВОПРОС: Спасибо за проведение брифинга. Хотелось бы знать, можете ли вы указать на какие-либо события последних нескольких недель, которые подтверждают заинтересованность любого нашего союзника в том, чтобы присоединиться к нам в этом вопросе. Ваш коллега Уэсс Митчел сегодня утром был на Капитолийском холме и намекнул, что говорить об этом рано, но, по ощущениям, в Европе делают все возможное, чтобы мы не вводили повторные санкции, и практически никто не выразил интереса в том, чтобы присоединиться к новой кампании по оказанию давления. Поэтому хотелось бы знать, есть ли другие признаки, указывающие на иное положение дел. Спасибо.

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Спасибо за звонок, Джош, рад снова вас слышать. Есть пара моментов. Во-первых, меня постоянно удивляет количество компаний, закрывающих свои представительства в Иране. «Пежо» и другие считают Иран слишком рискованной страной для ведения дел. Откровенно говоря, я думаю, это, как минимум, частично связано с решением Президента от 8 мая. Сейчас в Иране также ужасный инвестиционный климат. Там нелегко делать деньги, как сказал один из наших партнеров. Но в действительности, компании уважают повторные санкции, по моему опыту.

Так же и на дипломатическом фронте, так что мы добились определенного эффекта. Хочу сказать, что на дипломатическом фронте повторные санкции по отношению к Ирану были введены с 1996 г, закон о санкциях в отношении Ирана и Ливии. За несколько лет до этого были введены повторные санкции в отношении Кубы. Эти дискуссии для нас привычны. У нас сохранилось много дипломатических приемов в отношении того, как призывать, уговаривать, вести переговоры с нашими партнерами о сокращении их инвестиций до нуля. Я даже думаю – я думаю – что эта идея иногда создает сложности, но это наши серьезные дипломатические отношения. Наши союзники знают о нашей озабоченности. Они разделяют ее. Они хотят работать с нами. Я имею в виду, что это – не хочу вдаваться в суть каждой проведенной мною дискуссии, но большинство стран намерено – они намерены присоединиться к нашему подходу и поддержать его, потому что они тоже рассматривают данную ситуацию как угрожающую, она усугубилась, а не улучшилась с 2015 г, со стороны деятельности в регионе.

ОПЕРАТОР: Спасибо. Следующий вопрос задает Кэрол Морелло из Washington Post. Прошу.

ВОПРОС: Здравствуйте, спасибо за брифинг. Хотелось бы знать, есть ли у вас, удалось ли вам найти понимающих слушателей, когда вы говорили с общественностью о том, что Иран подвергнется дополнительной проверке со стороны организаций FATF и SWIFT. Кроме того, не могли бы вы сказать несколько слов о том, как вы относитесь к протестам, имевшим место среди базарис в течение последних суток или около того, в связи с экономическим упадком? Спасибо.

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Спасибо за звонок, Кэрол. Благодарю. Думаю, — позвольте мне начать с моего самого скучного ответа. Что касается FATF, думаю, лучше задать этот вопрос представителю министерства финансов.

О протестах: уверен, что вы следили за ситуацией, спорадические очаги активных протестов имели место с декабря, при умеренном недовольстве; каждый месяц вспыхивают новые протесты, протесты появляются по совершенно не относящимся к вопросу причинам. В одном городе меняется администрация – административная юрисдикция. В другом это вопрос прав водителей грузового транспорта. В третьем это связано с базарис и трудностями в получении иностранной валюты или твердой валюты.

Но я думаю, что все это связано с одной и той же основной проблемой, а именно: что иранцам надоел режим, разбазаривающий богатство нации на не особенно продуктивные или обогащающие авантюры за рубежом. И кстати, это – те, кто занимается этим, богатеет, участвуя в процессе. Так что я думаю, что существуют трения определенного уровня, когда речь идет об отношении народа к деятельности режима и обогащении военной духовной элиты, губящей экономику тем, что она делает, своим контролем над экономикой, санкциями, вызванными ее действиями за рубежом. Именно поэтому мы видим вспышки протестов – не забывайте о Сирии, о размещении нас в центре внимания и тому подобном.

Так что, я думаю, причин много. Думаю, это в основном тот факт, что иранцы устали от данной ситуации, а ситуация существует из-за того, как ведет себя их режим.

ОПЕРАТОР: Спасибо. Следующий вопрос задает Лесли Ротон, Reuters. Прошу.

ВОПРОС: Да, доброе утро. Хотелось бы знать, в своих дискуссиях, особенно с Китаем и Ираном, удалось ли вам убедить их прекратить импорт нефти из Ирана. Вы сказали, что не собираетесь освобождения. Они это приняли? Каков план действий в настоящее время, поиск новых поставок? Согласились ли они получать, возможно, больше нефти из США?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Спасибо за звонок, Лесли. Рад снова слышать ваш голос. Думаю, что мой ответ вас разочарует, потому что мы пока не были в Китае. И мне показалось, что вы сказали «Иран», но сейчас мне пришло в голову, что вы могли сказать «Япония».

ВОПРОС: Я сказал «Индия».

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Индия. Ну, тогда вы будете еще более разочарованы, поскольку я пока не был ни в Китае, ни в Индии. Они стоят в плане.

ВОПРОС: Хорошо. А как…

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Прошу прощения. Готов дать вам еще одну возможность задать вопрос, если хотите.

ВОПРОС: Да, позвольте мне задать еще один вопрос о том, о чем вы будете их просить. Собираетесь ли вы просить их полностью отказаться и искать другие источники поставок? Есть ли у вас предложения по поводу новых источников поставок? Как насчет поставок из США?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Да, конечно. Я не могу касаться внутренней добычи, но во время следующего сегмента, время которого наступает через неделю или около того, мы будем работать сообща со своими партнерами на Ближнем Востоке, чтобы предотвратить отрицательное воздействие этих санкций на мировые поставки нефти. И да, мы будем просить их полностью отказаться, конечно же.

ОПЕРАТОР: Спасибо. Следующий вопрос задает Ник Уодамс, Bloomberg News. Прошу.

ВОПРОС: Здравствуйте, [высокопоставленный сотрудник Госдепартамента]. Вы были в Японии и обратились там с просьбой. Можете ли вы сказать нам, каков был ответ Японии?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Здравствуйте, Ник. Спасибо за вопрос, прошу прощения, что – спасибо за то, что вышли на меня напрямую несколько дней назад. Не думаю, что ответ Японии был – значительно отличался от других стран – импортеров нефти. Для них это проблема. Это не то, что страны, импортирующие нефть из Ирана (хотя импорт нефти в Японию из Ирана невелик), хотели бы сделать добровольно, потому что мы просим их внести изменения в политику. Они делают это по той причине, чтобы сохранить отношения с нами и их – думаю, они все в большей мере осознают – не в большей мере – я думаю, они действительно понимают, что Госсекретарь и Белый Дом не шутят с этим, что в рамках нашей кампании максимального экономического давления санкции вернутся, и такова будет ситуация после 4 ноября.

ОПЕРАТОР: Следующий вопрос задает Иян Талли. Линия открыта.

ВОПРОС: Здравствуйте, спасибо за брифинг. Я хотел бы задать пару организационных вопросов, просто чтобы уточнить, что вы сказали. Вы ожидаете, что все страны сократят свой – или весь импорт нефти из Ирана до нуля к 4 ноября? Второе, вы сказали, что никогда не скажете «никогда», но вы не собираетесь предоставлять освобождения. Хотелось бы знать ответы на эти два организационных вопроса. И наконец, заявляете ли вы, что ваши союзники планируют сказать Китаю и Индии, что их компании рискуют в случае повторных санкций от 5 ноября, если они не выполнят это требование? Обращались ли вы с просьбой, связанной с импортом нефти, к туркам?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Хорошо. Пара замечаний. Сначала ответ на последний вопрос. Это как в телепередаче «Двадцать один». На последний вопрос отвечаю в первую очередь: да, мы будем просить турок о том же, но мы пока там не были. Второе, касательно Китая и Индии – да, конечно. Их компании – их компании подвергнутся тем же санкциям, что и остальные, если они будут работать в тех секторах экономики, на которые будут налагаться санкции, на которые санкции налагались до 2015 г. И да, мы будем просить снизить импорт нефти до нуля, без вопросов.

ВЕДУЩИЙ: К сожалению, следующий вопрос должен быть последним.

ОПЕРАТОР: Спасибо. Последний вопрос задает Конор Финнеган из АВС. Прошу

ВОПРОС: Здравствуйте, [высокопоставленный сотрудник Госдепартамента]. Два коротких вопроса, в развитие прежней темы. Придется ли этим странам сократить импорт нефти из Ирана до нуля к 4 ноября, или они должны начать снижение к 4 ноября? И еще один, более общий вопрос. Президент несколько раз заявлял, что он уже наблюдал изменения в поведении Ирана в регионе. Не могли бы вы конкретно указать, на что он ссылается? Потому что я думаю, что независимые эксперты заявляли, что в Сирии, Йемене или других странах изменений не было.

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Здравствуйте. Я не – по второму вопросу я должен вас перенаправить в Белый Дом. Я не видел этой цитаты. По – о нет, я забыл первую часть вопроса.

ВОПРОС: Должны ли страны сократить импорт нефти из Ирана до нуля к 4 ноября или начать сокращение к 4 ноября?

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Нет. Они должны начать – они должны снижать сейчас. Нет, к 4 ноября. Поэтому мы – поэтому нам дали – поэтому мы предложили этот период с 8 мая, как время для сокращения импорта. Нет, без вопросов, они должны снижать – они должны – и это мы им говорили во время двусторонних переговоров. Они должны готовиться к снижению до нуля сейчас.

ВОПРОС: Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Остановимся на этом. Еще раз спасибо докладчику и всем звонившим сегодня.

ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ СОТРУДНИК ГОСДЕПАРТАМЕНТА: Спасибо, друзья. Благодарю.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2018/06/283512.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.