rss

Телефонный брифинг Постоянного представителя США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон

Facebooktwittergoogle_plusmail
English English

10 июля 2018 года

 

МОДЕРАТОР: Приветствуем всех из Американо-европейского медиацентра в Брюсселе. Хочу поприветствовать участников нашего брифинга, связавшихся с нами по телефону со всей Европы, и поблагодарить всех вас за участие в этой дискуссии.

Мы рады, что сегодня к нам присоединилась из штаб-квартиры НАТО Посол Кэй Бэйли Хатчисон, Постоянный представитель США при НАТО. Как вы знаете, на этой неделе состоится Саммит НАТО, так что это очень своевременное обсуждение.

Благодарим Вас, уважаемая Посол Хатчисон, за то, что нашли время для беседы с нами сегодня.

Начнём сегодняшний брифинг со вступительного слова Посла Хатчисон, а затем перейдём к вашим вопросам. Мы постараемся выслушать максимальное количество вопросов в отведённое нам время, которое составляет примерно 30 минут. Напомним, что сегодняшний брифинг проходит в режиме “для печати”.

На этом я передаю слово Послу Хатчисон. Прошу Вас.

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Большое спасибо. Мы все в НАТО и в Постоянном представительстве США при НАТО с нетерпением ожидаем начала важнейшего саммита, который состоится в ближайшие дни с участием наших глав государств, и у нас есть много поводов для радости.

Сила и единство нашего альянса велики как никогда. Мы сильны в своих усилиях в области сдерживания. Мы укрепляем их. Цель нашего нового плана “30-30-30-30” – повышение боеготовности и обеспечение возможностей для принятия необходимых мер в случае, если какая-либо из наших стран когда-либо подвергнется нападению. Мы движемся в направлении этой цели.

Мы также занимаемся тем, к чему в мае прошлого года нас призвал Президент Трамп. Речь идёт об активизации борьбы против терроризма. Терроризм, безусловно, представляет угрозу для каждой из наших стран. Во многих из наших стран были совершены теракты. И я думаю, что ответные меры будут изложены в документах, которые будут утверждены нашими главами государств. Мы активизируем наши усилия в борьбе с терроризмом.

То же самое касается гибридной войны и кибербезопасности. Это новые типы боевых действий. Многие из них не доходят до уровня Статьи 5, но они, тем не менее, являются попыткой разобщить наш прочный альянс, и мы активизируем деятельность в стремлении не допустить этого.

Мы, конечно, увидим прекрасный результат политики открытых дверей, которую проводит НАТО. В течение последних нескольких лет мы принимали новых членов в состав нашего альянса, первоначально включавшего 12 стран, и мы надеемся провести переговоры о вступлении с 30-м членом нашего альянса, Республикой Северная Македония, если народ Македонии утвердит новое название страны.

Поэтому мы очень рады тому, что этот саммит будет продуктивным и приведёт к реальным результатам, и я с нетерпением жду встреч со многими из глав государств, которые прибудут, чтобы встретиться с нами и поддержать силу и единство.

В заключение я бы только отметила, что слабый, но единый альянс, или сильный, но разобщенный альянс не являются нашими целями. Мы должны быть сильны и едины, и я считаю, что результаты саммита продемонстрируют силу и единство НАТО. Спасибо.

МОДЕРАТОР: Большое спасибо. Первый вопрос задаст Алексей Горбачёв из “Независимой газеты”.

ВОПРОС: Здравствуйте, г-жа Хатчисон. Мой вопрос связан с идеей создания так называемого “военного Шенгена”, в рамках которого войска НАТО получат такую же свободу передвижения по европейским государствам, как и гражданский транспорт в Шенгенской зоне.

По словам Министра обороны Нидерландов, который представил эту идею, это позволит европейским государствам быстрее противодействовать в случае возможной агрессии со стороны России.

Г-жа Посол, что Вы думаете об этой идее?

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Вы говорите о военной мобильности? Ваш вопрос об этом?

ВОПРОС: Да.

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Да, одна из самых важных областей, в которых мы пытаемся взаимодействовать с Европейским союзом, как с нашим партнером, является военная мобильность, с тем чтобы, если одна из наших стран будет атакована, мы сможем очень быстро перебрасывать войска через любую другую страну, которая, конечно, имеет границы. Как любит говорить наш Министр обороны, мы должны быть в состоянии делать это с актуальной скоростью, чтобы мы могли оказывать помощь в кратчайшие сроки. Да.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Маркус Беккер из немецкого журнала Der Spiegel.

ВОПРОС: Здравствуйте, г-жа Посол. Я хотел бы задать Вам два вопроса, если позволите. Первый из них – о распределении бремени в рамках НАТО.

Будет ли формулировка этого пункта каким-либо образом более жёсткой или острой, по сравнению с договоренностью Уэльского саммита?

И второй вопрос: немецкое правительство очень неохотно принимает участие в учебной миссии в Ираке. Не могли бы Вы также прокомментировать эту ситуацию? Спасибо.

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Вопросы ясны. Что касается Вашего первого пункта, я полагаю, что декларация Брюссельского саммита очень твердо подтвердит приверженность обязательству, принятому в Уэльсе, и потребует выработки заслуживающих доверия национальных планов, демонстрирующих нам путь к достижению цели расходов на оборону в 2 процента от ВВП со стороны всех наших союзников.

В этой области наблюдается огромный прогресс. Как известно, Президент США очень недвусмысленно высказывается на эту тему, и многие другие Президенты также говорили об этом. Следует отметить, что мы не устанавливаем произвольных целей и не указываем другим на необходимость их достижения.

Был проведён опрос о том, что было бы необходимо, если бы мы на самом деле столкнулись с сильным противником. Результаты опроса показали, что цифра в 2 процента от ВВП обеспечивает возможность противостояния любому вторжению на нашу собственную территорию или территорию любого из наших союзников, предоставляет возможность обороны и сдерживания. На этом основана цель в два процента. Это не только то, к чему мы настоятельно призываем, но и цель, обеспечивающая реальные возможности. Нам нужны самолеты, и подводные лодки, и корабли, и технологии. Именно поэтому так важно, чтобы все двигались вперёд в направлении достижения этого уровня, потому что он позволяет нам финансировать наши потребности и получать в распоряжение необходимые нам технику и возможности.

Что касается иракской миссии, я не могу сказать, будут ли в ней участвовать немцы. Они очень эффективно оказывали помощь на ранних этапах консультирования и обучения войск. Я не знаю, приняла ли Германия решение об участии в новой миссии НАТО, которая, как мы надеемся, будет утверждена. В случае получения соответствующей просьбы со стороны правительства Ирака, мы будем помогать обучать иракских военных и полицию, чтобы они эффективно стабилизировали обстановку в стране. Это учебно-консультационная миссия, которая, в частности, будет уделять внимание помощи с медицинской подготовкой их военных и полицейских. Так что я не знаю, приняли ли немцы твёрдое решение “за” или “против” участия. На мой взгляд, если они примут решение об участии в миссии, а я надеюсь, что так оно и будет, Германия может стать её отдельным участником, но я не знаю, принято ли об этом решение партнерами.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Стив Эрлангер из New York Times.

ВОПРОС: Я не хочу ставить вас в неудобное положение, но Президент недавно заявил, что НАТО – не лучше, чем Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA). А затем он сказал, что Соединенные Штаты – простаки, потому что наши союзники по НАТО обманывают нас. После этого он заявил, что будут последствия, если страны не будут платить два процента, которые он, как представляется, в отличие от Уэльского саммита, рассматривает в качестве обязательства, а не цели, которая должна быть достигнута через шесть лет с этого момента.

Так как же вы сохраните чувство единства, когда, очевидно, Президент США не только скептически, но агрессивно настроен по отношению к своим союзникам и проявляет к ним определенную степень неуважения?

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Стив, я признательна Вам за интерес и освещение этого саммита, но я вовсе не думаю, что он проявляет неуважение по отношению к союзникам. На мой взгляд, Президент лишь стремится подчеркнуть важность этого аспекта, и, как мы знаем, он высказывается откровенно. Президент стремится подчеркнуть, что всем необходимо активизировать усилия, потому что это способствует укреплению всего альянса. И наши союзники согласны с этим. Они знают, что наличие возможностей абсолютно необходимо для сдерживания России или любой другой страны или негосударственного субъекта, пытающегося причинить вред какой-либо из наших стран.

На мой взгляд, Президент отмечает, что этот альянс должен быть эффективным и прочным. Я считаю, что то, чем мы занимаемся в этом году, будет принято в качестве цепи. Речь идёт о новой командной структуре НАТО, которая повысит нашу боеготовность, истинную силу и мощь. Очень важно, чтобы мы все активизировали усилия. Это то, о чём просит Президент. И когда вы смотрите на всё более широкое принятие союзниками этой ответственности и их реальные меры в этой связи, слова Президента приносят плоды. Если я не ошибаюсь, мы увидим, что за последние полтора года израсходовано на оборону больше средств, чем за любой другой аналогичный период с момента окончания холодной войны, и мы можем ожидать дальнейшего увеличения расходов в будущем.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Далее я зачитаю вопрос, который заранее представил Влатко Чаловский из македонского телеканала 1TV.

ВОПРОС: Если Македония проведёт все необходимые реформы, но в какой-то момент в будущем прекратит реализацию соглашения с Грецией об изменении названия страны, будет ли она по-прежнему получать поддержку на пути к вступлению в НАТО со стороны США и ЕС? И позволят ли США и ЕС другой стране блокировать её вступление в НАТО?

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Позвольте мне сказать, что я не могу говорить от имени ЕС, но я могу говорить от имени НАТО. Если успешно пройдёт общенародный референдум о названии страны, Республика Северная Македония, мы начнём переговоры с Македонией о присоединении, и я не вижу каких-либо других препятствий на этом пути. Я полагаю, что это уже было согласовано. Была достигнута договоренность на другом саммите глав государств, и я считаю, что обязательство является твердым, при условии, что название, Республика Северная Македония, будет, как мы надеемся, принято народом.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Петер Морвай из венгерского журнала Hetek.

ВОПРОС: Добрый день, г-жа Хатчисон.

Мой вопрос – о Европейской инициативе вмешательства, которая была предложена Президентом Макроном и официально создана несколько недель назад. Как вы относитесь к этой инициативе? Является ли это своего рода критикой НАТО, или параллельной военной силой? Или будет новый тип сотрудничества с ними?

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Я считаю, что последнее. Мы стремимся к более сильной Европе, которая сможет обеспечивать больше возможностей, которых мы добиваемся от неё, и мы надеемся, что эта эволюция будет проходить в условиях совместимости и в дополнение к НАТО. НАТО – это зонтик безопасности для нашего североатлантического и европейского альянса, и это не изменится.

Нам необходимы области, в которых Евросоюз мог бы быть полезным, и мы надеемся, что таковой будет эта новая инициатива в области военной мобильности, которую мы обсуждали. Преодоление бюрократических барьеров для пересечения суверенных границ в случае чрезвычайной ситуации. Это очень важно. Расширение инфраструктуры в европейских странах, которое позволило бы построить более современные дороги и аэропорты, чтобы все мы находились в большей безопасности, потому что нашу работу дополняют усилия со стороны ЕС.

Поэтому мы надеемся, что это будет позитивным моментом, и по мере развития процессов мы хотим обеспечить, чтобы всё было прозрачно, чтобы действовали равные условия в процессах закупок, и чтобы здоровая конкуренция способствовала повышению качества военной техники и уровня безопасности как для наших европейских союзников, так и для Северной Америки.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст г-н Томас Гучкер из немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung.

ВОПРОС: Да, добрый день, госпожа Посол.

Мой вопрос относится к инициативе “30-30-30-30”, и он на самом деле состоит из двух частей.

Во-первых, когда вы ожидаете, что государства-члены, союзники фактически выделят войска для участия в этой инициативе? Она будет в принципе утверждена только на этом саммите.

Во-вторых, учитывая, что уже идёт середина 2018 года, вы всё ещё считаете, что реально достичь срока к 2020 году, учитывая известные ограничения, особенно у европейских союзников, в отношении выделения войск для операций NRF или VJTF?

Таковы два вопроса. Спасибо.

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Конечно, 2020 год является очень амбициозной целью, но мы стремимся начать этот процесс, и теперь у нас есть новая командная структура. Как Вы знаете, новый штаб находится в Германии. И мы считаем, что это достижимо, и такова наша цель.

Инициатива “30-30-30-30” является насущной необходимостью для нас в плане обретения реальной возможности противостояния любому виду атаки, требующему быстрого реагирования и наращивания численности войск, а также крупных объектов и техники.

Так что, да, я думаю, что нам это под силу. Мы установили очень сжатый график для столь масштабной инициативы. Но я считаю, что, по мере того как мы начинаем передвижение, которое осуществляют в настоящее время наши войска на ротационной основе в рамках Расширенного передового присутствия, это очень полезно для наших войск – учиться работать друг с другом. Работать вместе в этом альянсе. Благодаря тому, что они сейчас осуществляют, тысячи наших военнослужащих будут обладать знаниями по взаимодействию с союзниками на учениях. Таким образом, распределение войск по каждой из стран, которые образуют 30 батальонов, на мой взгляд, облегчается, потому что в рамках Расширенного передового присутствия мы накопили опыт взаимодействия, двойной подготовки, а также возможность образования командных структур, используемых членами альянса для международных сил, в которых может возникнуть необходимость.

Так что выделение 30 батальонов представляется замечательноый идеей, и это действительно замечательная идея, но я думаю, что подготовка к этому уже идёт.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Ивана Драгицевич из хорватского телеканала N1.

ВОПРОС: Спасибо. Добрый день, г-жа Хатчисон. Спасибо Вам за эту возможность.

Я хотела бы кое-что добавить к вопросу моего коллеги из New York Times. Имеются ли в рамках альянса некоторые сомнения в отношении действий Президента Трампа? Что НАТО ожидает от саммита в Хельсинки? И планируете ли Вы, что этот сильный альянс, как Вы его назвали, выскажет какую-то общую позицию в декларации или в выводах саммита, учитывая тот факт, что в нём также будут участвовать Президент и Премьер-министр Финляндии, а также Президенты Украины и Грузии? Спасибо.

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Прежде всего, я думаю, что встреча Президента США с Владимиром Путиным в Хельсинки задумана как попытка вынести разногласия НАТО с Россией, а также Соединенных Штатов с Россией, непосредственно на обсуждение с Путиным и заявить ему: мы хотим поддерживать отношения с вами, но вы должны изменить свое поведение. Мы наблюдаем слишком много попыток оказывать вредоносное влияние, много действий в попытке подорвать наш альянс. Президент США пытается найти такой способ разговора с Россией, который будет продуктивным для объединения, а не разделения нас, когда мы могли бы делать так много важных вещей, если бы мы работали вместе.

Конечно, в первую очередь на ум приходит Сирия. Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), который, как мы знаем, Россия нарушает. Она должна вновь начать соблюдать его, чтобы у нас могли улучшиться отношения. Разумеется, главное внимание в усилиях как США, так и НАТО, уделяется ситуации в Украине. Мы считаем, что суверенитет Украины является абсолютно неприкосновенным и должен быть защищён от посягательств любой иностранной державы.

Таким образом, есть много областей, в которых мы надеемся добиться прогресса, и, я думаю, надеется каждый из союзников, имеющих двусторонние отношения с Россией. В настоящее время у России плохие отношения со всеми государствами НАТО из-за вредоносного влияния. Но НАТО ведёт переговоры с Россией через послов и глав государств, и мы все надеемся, что, поскольку мы сотрудничаем и имеем одни и те же приоритеты, это будет продуктивным процессом.

И позвольте мне в заключение сказать, что все наши начальники штабов вооруженных сил, НАТО, Соединенных Штатов и России, проводят совместные встречи. Начальник Генштаба Вооруженных сил России, Председатель Военного комитета НАТО и Председатель Объединенного комитета начальников штабов США проводят двусторонние встречи.

Таким образом, мы хотим, чтобы этот диалог был продуктивным, и мы надеемся, что это обеспечит изменение тона отношений, которое должно наступить через фактические действия.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Лусия Абельян из испанской газеты El Pais.

ВОПРОС: Добрый день, г-жа посол.

Ожидаете ли Вы, что Президент Трамп поднимет вопрос о проекте ЕС, который Европа разрабатывает для укрепления своей собственной обороны? И считаете ли Вы, что он не выразит готовность поддержать некоторые из его элементов? Спасибо.

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: На мой взгляд, он скажет, что мы надеемся на более активные меры со стороны европейцев, и что новые усилия по совместному наращиванию возможностей можно только приветствовать.

Мы лишь просим об обеспечении прозрачности, равных условий для всех и совместимости, которая будет активом для НАТО.

НАТО занимается вопросами, связанными с общим зонтиком безопасности, который будет готов к применению в случае любого нападения на любую из наших стран. Европейская инициатива должна заключаться в укреплении европейских возможностей в плане создания техники, исследований и разработок, при условии, что она будет всегда совместима с НАТО. Это может быть активом для НАТО, и мы приветствуем это.

МОДЕРАТОР: Спасибо.

Наш последний вопрос задаст Кристиан Триппе из “Немецкой волны” в Германии.

ВОПРОС: Большое спасибо, и привет из Берлина.

Это краткий вопрос. НАТО давно хочет развивать военное сотрудничество с Европейским союзом. Г-жа Посол, не могли бы Вы сказать нам, что нам следует ожидать в этом плане в итоговой декларации?

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Вопрос ясен. Во-первых, позвольте мне сказать, что Генеральный секретарь и два европейских лидера подпишут отдельную декларацию, в которой будут отмечаться весьма продуктивные усилия, прилагавшиеся в течение последних двух лет со времени нашего последнего саммита. И я полагаю, что это будет очень позитивное послание.

Я считаю, что декларация НАТО также будет носить позитивный характер в отношении европейских усилий, и в ней также будет отмечаться, что, по мере развития этих усилий, мы будем надеяться, что они укрепят НАТО, утвердят НАТО в качестве зонтика безопасности для Европы, Северной Атлантики и всего нашего альянса. В декларации также будет приветствоваться сила, которую усилия стран Европейского союза придадут их собственным оборонным альянсам.

Всё это может привести к хорошим новостям, и окончательный текст декларации ещё является предметом переговоров. И, на мой взгляд, всем нам важно рассматривать это с точки зрения повышения эффективности наших совместных усилий и более справедливого распределения нагрузки, к чему, несомненно, активно призывает Президент Трамп, и я думаю, что мы начнём видеть результаты этих усилий.

МОДЕРАТОР: Спасибо. К сожалению, это был последний вопрос, на который у нас хватило времени.

Г-жа Посол, Вы хотели бы сказать что-нибудь в заключение?

ПОСОЛ ХАТЧИСОН: Прежде всего, позвольте мне поблагодарить вас всех за интерес к этому саммиту. На мой взгляд, это будет очень продуктивный саммит, и сила и единство альянса будут очевидны. Я считаю, что этот саммит будет полезным форумом, после которого Президент США направится в Хельсинки для встречи с руководством России, где он сможет заявить: у нас сильный альянс, и мы хотели бы вести дела с вами, но вы должны изменить своё поведение. На мой взгляд, это важная позиция силы, которую он возьмет с собой на встречу в Хельсинки.

И, наконец, я бы также хотела добавить, что все мы здесь, в НАТО, очень гордимся тем, что все четыре команды, представленные в полуфиналах Чемпионата мира по футболу, являются членами НАТО.

На этом я завершаю. Спасибо.

МОДЕРАТОР: И я хочу поблагодарить Вас, уважаемая Посол Хатчисон, за то, что присоединились к нам, а также поблагодарить всех журналистов за участие и за вопросы.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/ime/useuropeanmediahub/283997.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Для того, чтобы подписаться на новости или получить доступ к вашим параметрам подписки, пожалуйста, введите вашу контактную информацию ниже.