rss

Выступление Президента Трампа на встрече с представителями Конгресса

Français Français, English English, हिन्दी हिन्दी, اردو اردو

БЕЛЫЙ ДОМ
Офис пресс-секретаря
Для немедленного распространения 17 июля 2018 года
Зал Рузвельта
14:22 по восточному времени США

 
 

ПРЕЗИДЕНТ: Всем спасибо. Вчера я вернулся из поездки в Европу, где я встретился с лидерами со всего региона с целью поиска более мирного будущего для Соединенных Штатов. Мы очень упорно работаем с нашими союзниками по всему миру. Мы будем жить в мире. Это то, к чему мы стремимся; это то, что мы обеспечим. Я говорю: мы придём к миру через силу.

Я оказал огромную помощь Альянсу НАТО, добившись от наших союзников по НАТО увеличения расходов на оборону более чем на $44 млрд. И Генеральный секретарь Столтенберг замечательно принял меня. Как вы знаете, он сообщил, что они никогда не видели такого увеличения расходов в истории Альянса, и военные бюджеты стран НАТО на самом деле сокращались, а не росли. И я добился их увеличения на $44 млрд с прошлогодней встречи союзников, в которой я принял участие. А в течение ближайших лет расходы на оборону увеличатся еще на сотни миллиардов долларов.

И я считаю, что в НАТО существует полное единство. Там происходит много очень положительных вещей. Там отличный дух, которого у нас не было раньше, и союзники начинают выделять на оборону много денег. Ранее они не оплачивали своевременно свои счета, а теперь они делают это. И я хочу сердечно поблагодарить Генерального секретаря Столтенберга. Он действительно потрясающе справляется с обязанностями. Таким образом, наша встреча прошла чрезвычайно успешно.

Я также провел встречи с Премьер-министром Мэй для обсуждения ряда вопросов, касающихся наших особых отношений – отношений между Великобританией и Соединенными Штатами. Мы встретились с Королевой, которая является абсолютно потрясающим человеком. Мне сказали, что во время нашей встречи она впервые за 70 лет провела смотр своего почетного караула. Мы прошли перед почетным караулом, и было очень вдохновляюще видеть Королеву и находиться рядом с ней. И я действительно могу сказать, что отношения между нашими странами хорошие. Но Королева на самом деле очень вдохновила меня.

Совсем недавно я вернулся из столицы Финляндии Хельсинки, и в ближайшие пару дней я планировал дать пресс-конференцию, посвященную огромному успеху визита. Потому что, несмотря на успех визита в штаб-квартиру НАТО, на мой взгляд, поездка в Финляндию была нашим самым успешным визитом. И это связано, как вы знаете, с Россией.

Я встретился с Президентом России Владимиром Путиным в попытке решить некоторые из наиболее острых проблем, стоящих перед человечеством. Наши отношения с Россией достигли рекордно низкого уровня, но я думаю, что за последние несколько дней они значительно улучшились. И я считаю, что они могут стать гораздо лучше. И я об этом говорил в ходе предвыборной кампании. Налаживание отношений с Россией – это хорошо. Налаживание отношений с Китаем – это хорошо. Это не плохо; это хорошо. Более того, это очень хорошо.

Мы ядерные державы – великие ядерные державы. Россия и США обладают 90 процентами всего ядерного оружия в мире. Поэтому я всегда считал, что налаживание отношений является положительным моментом, и не только по этой причине.

Я пришёл на встречу с твердым убеждением о том, что дипломатия и взаимодействие лучше, чем враждебность и конфликты. И я придерживаюсь такого взгляда в отношении всех стран. Например, в составе НАТО – 29 государств, и с каждым из них у меня замечательные отношения – или, по крайней мере, очень хорошие отношения.

Пресса весьма неточно освещала Саммит НАТО. Журналисты сообщили, что я оскорбил кого-то. Если просьба заплатить деньги, которые люди должны платить, является оскорблением, возможно, я оскорбил кого-то. Но я могу сказать вам, что после моего отъезда из Брюсселя все были в восторге от результатов встреч. То же самое можно сказать и о визите в Хельсинки.

Моя встреча с Президентом Путиным была очень интересна по самым различным причинам, потому что мы не поддерживали отношений с Россией в течение долгого времени, и мы начали процесс налаживания связей. Позвольте мне начать с того, что, опять же, я полностью доверяю разведслужбам Америки и поддерживаю их – я полностью доверяю нашим разведслужбам.

Ой, они только что выключили свет. Должно быть, это разведчики. (Смех.) Включают. Хорошо. С вами всё в порядке? Хорошо. (Смех.) Это было странно. Но ничего страшного.

Так что я начну с заявления о том, что я полностью доверяю замечательным разведслужбам Америки и поддерживаю их. Всегда доверял и поддерживал. И я совершенно убеждён, что, хотя действия России не оказали совершенно никакого влияния на исход выборов, позвольте мне совершенно ясно указать, что – и я уже говорил это много раз, – я принимаю выводы нашего разведывательного сообщества о том, что имело место вмешательство России в выборы 2016 года. Возможно, в выборы вмешивались и другие люди; в киберпространстве действует много субъектов.

Не было совершенно никакого сговора. И люди видят это, причём видят совершенно ясно. Палата представителей Конгресса США уже очень решительно высказалась на эту тему. Многие люди очень решительно высказались на эту тему.

Я только что ознакомился со стенограммой своего выступления в Хельсинки и думаю, что я очень четко изложил там свою позицию. Должен отметить, что по возвращении в США я сказал: “Что происходит? По какому поводу поднялся шум?” Поэтому я взял стенограмму и ознакомился с ней. Я даже просмотрел видеозапись своего ответа на один из вопросов пресс-конференции и понял, что необходимо кое-что прояснить.

Это должно было быть очевидно, – я думал, что это будет очевидно, – но, на всякий случай, я хотел бы уточнить один момент. В ключевом предложении в своем выступлении я сказал “сделала бы” вместо “не сделала бы”. Предложение должно было звучать так: “Я не вижу никаких причин того, почему это не сделала бы Россия”. Повторяю, я сказал “сделала бы” вместо “не сделала бы”. И я подумал, что, возможно, этот момент не совсем ясен из стенограммы или фактической видеозаписи, но предложение должно было звучать так: “Я не вижу никаких причин того, почему это не сделала бы Россия”. Как бы двойное отрицание.

Таким образом, вы можете это записать, и я полагаю, что, вероятно, всё прояснилось.

Я много раз отмечал выводы наших разведслужб о том, что россияне пытались вмешиваться в наши выборы. В отличие от предыдущих администраций, моя администрация принимала и будет продолжать принимать активные меры по противодействию, пресечению и остановке любых попыток вмешаться в наши выборы. Мы делаем всё, что в наших силах, для предотвращения вмешательства России в выборы 2018 года.

И у нас есть огромные возможности. Как вы знаете, непосредственно перед выборами 2016 года Президент Обама получил информацию о вмешательстве России, но его администрация решила не принимать в связи с этим никаких мер. Всем вполне ясно, почему они решили не принимать мер: они думали, что на выборах одержит победу Хиллари Клинтон, и не считали вмешательство серьезной проблемой.

Когда я победил на выборах, они посчитали, что это очень серьезная проблема. И вдруг они начали принимать меры, но было немного поздно. Таким образом, Обама получил информацию, но его действия резко контрастируют с тем, что было необходимо предпринять. И Президент Обама, вместе с Бреннаном, Клэппером и всеми другими бывшими чиновниками, которых вы сейчас видите по телевизору – и которым ваши телеканалы, вероятно, платят много денег, – они знали о попытке России вмешаться в выборы в сентябре, но совершенно утаили эту информацию. И, как я уже сказал, они утаили ее, потому что думали, что выиграет Хиллари Клинтон. Всё произошло иначе.

В противоположность этому, моя администрация заняла очень твердую позицию – а это очень твердая позиция, – и приняла решительные меры. Мы будем принимать решительные меры для защиты наших избирательных систем и процесса. Кроме того, как уже было сказано – и мы уже много раз заявляли ранее: не было никакого сговора.

Вчера мы добились значительного прогресса в урегулировании некоторых из наиболее острых конфликтов на Земле. Поэтому, когда я встретился с Президентом Путиным и беседовал с ним около двух с половиной часов, мы обсудили многочисленные темы. И среди этих тем есть проблемы, которые вы видите на Ближнем Востоке. В их решении активно участвует Россия; очень активно участвуют США. Я вступил в переговоры с Президентом Путиным с позиции огромной силы. Наша экономика находится на подъеме. И наш оборонный бюджет составляет в этом году $700 млрд, а в следующем году достигнет $716 млрд.

Наши Вооруженные силы обладают беспрецедентной мощью. Президент Путин и я обсудили целый ряд вопросов, начиная с гражданской войны в Сирии, включая необходимость оказания гуманитарной и другой помощи людям в Сирии.

Мы также говорили об Иране и необходимости обуздать его ядерные амбиции и дестабилизирующие действия. Как знает большинство из вас, мы вышли из сделки с Ираном, которая была одной из худших сделок, которые кто-либо мог себе представить. И этот шаг оказал серьезное влияние на Иран. Он существенно ослабил Иран. И мы надеемся, что в какой-то момент Иран позвонит нам, и мы, возможно, заключим новую сделку, или, возможно, не заключим.

Но я могу вам сказать, что за последние пять месяцев Иран изменился. Он больше не нацеливается в такой же степени на Средиземноморье и весь Ближний Восток. Иранцы сталкиваются с определёнными крупными проблемами, которые, возможно, им было бы гораздо легче решить, если бы они заключили с нами договорённость. Мы увидим, что произойдет. Но мы обсуждали Иран.

Мы обсуждали Израиль и безопасность Израиля. И Президент Путин сейчас очень активно участвует с нами в дискуссии с Биньямином Нетаньяху с целью выработки решений сирийский проблемы, в частности, с точки зрения обеспечения краткосрочной и долгосрочной безопасности Израиля.

Важной темой обсуждения была Северная Корея, и мы говорили о том, что ей необходимо ликвидировать ядерное оружие. Россия заверила нас в своей поддержке. Президент Путин сказал, что он согласен со мной на 100 процентов, и россияне будут делать всё необходимое в попытке добиться этого.

Дискуссии продолжаются, и они идут очень, очень хорошо. Мы никуда не торопимся. Санкции остаются в силе. Заложники вернулись домой. Испытания не проводятся. Уже в течение девяти месяцев не запускаются ракеты. И я думаю, что отношения очень хорошие. Таким образом, мы увидим, как будут развиваться события.

У нас нет ограничения по времени. У нас нет ограничения по скорости. Мы просто проходим процесс. Но отношения очень хорошие. Президент Путин будет участвовать в этом процессе в том смысле, что он с нами. Он хотел бы увидеть достижение этой цели.

Пожалуй, наиболее важным вопросом, который мы обсуждали на нашей встрече до пресс-конференции, является сокращение ядерного оружия во всём мире. Как я сказал, Соединенные Штаты и Россия обладают 90 процентами всего ядерного оружия в мире, и мы могли бы оказать большое влияние в этой области. Но ядерное оружие, на мой взгляд, является самой серьёзной угрозой для нашего мира сегодня.

И Россия – великая ядерная держава. США – великая ядерная держава. Мы должны что-то предпринять в ядерной области. Так что мы на самом деле очень подробно обсуждали это вопрос, и Президент Путин согласен со мной.

Вопросы, которые мы обсуждали, глубоки по своей важности и потенциально могут спасти миллионы жизней. Я понимаю, что между нашими странами существуют многочисленные разногласия, но я также понимаю важность диалога – подумайте об этом, – диалога с Россией или с другими странами. Но диалог с Россией, в данном случае, когда у нас были столь плохие отношения на протяжении многих лет, диалог очень важен, и очень хорошо, что он ведётся.

Так что будет отлично, если мы наладим отношения с россиянами. Если мы не наладим отношения с ними, что ж, значит, не наладим. Но я думаю, что у нас есть очень хороший шанс осуществить некоторые очень позитивные вещи.

Я считаю, что встреча, которую я провёл с Президентом Путиным, была очень полезной. Я думаю, что россияне готовы предпринять определенные меры, хотя, честно говоря, я не был уверен, будут ли они готовы их предпринять. Мы будем проводить новые встречи, и мы увидим, осуществятся ли планы. Но у нас состоялась очень, очень хорошая встреча.

Так что я просто хотел прояснить позицию и заявить, что испытываю огромнейшее уважение к нашим разведслужбам, возглавляемым моими сторонниками. У нас замечательные люди, будь то Директор ЦРУ Джина Хаспел или Директор национальной разведки Дэн Коутс, или кто-либо другой. Я хочу сказать, что в наших спецслужбах работают замечательные, очень талантливые люди. На мой взгляд, ими руководят надлежащим образом. И все мы добиваемся одного и того же; мы добиваемся успеха для нашей страны.

Теперь мы начнём совещание, посвященное вопросу сокращения налоговых ставок. Мы планируем вынести на рассмотрение Конгресса законопроект. Здесь находится Кевин Брэйди, и я попрошу Кевина просто сказать пару слов об этом, а затем мы вернемся в режим закрытого заседания. Кевин, не могли бы вы, возможно, кратко изложить темы, которые мы будем обсуждать?

ЧЛЕН ПАЛАТЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ БРЭЙДИ: Да, сэр. Г-н Президент, благодарю вас за то, что пригласили на сегодняшнее совещание членов Бюджетного комитета Палаты представителей. Как вы знаете, мир через силу – это внешняя политика, которая приносит плоды. И она наиболее эффективна, когда у Америки есть сильная экономика и мощные Вооруженные силы. Под вашим руководством республиканцы Палаты представителей и Сената обеспечивают прогресс по обоим направлениям.

Сегодня мы будем обсуждать, как мы можем ещё более укрепить экономику США. И мы считаем, что лучше всего начать с американских семей среднего класса и наших малых фирм. Итак, сегодня мы планируем поговорить с вами о том, чтобы сделать эти налоговые льготы постоянными – во-первых, чтобы экономика могла продолжать расти; во-вторых, чтобы мы могли создать полтора миллиона новых рабочих мест; и, в-третьих, чтобы мы могли защитить граждан и фирмы от будущих вашингтонских чиновников, которые попытаются украсть эти с трудом заработанные деньги, которые даёте им вы и контролируемый республиканцами Конгресс.

Так что большое вам спасибо за то, что пригласили нас сюда сегодня.

ПРЕЗИДЕНТ: Кевин, а когда, на ваш взгляд, законопроект может быть вынесен на голосование?

ЧЛЕН ПАЛАТЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ БРЭЙДИ: Мы ожидаем, что голосование в Палате представителей по этому законопроекту состоится в сентябре, и Сенат также включает в свой график этот вопрос.

ПРЕЗИДЕНТ: Хорошо. Это замечательно.

Всем большое спасибо. Большое спасибо. Благодарю вас.

ВОПРОС: Говорили ли вы с г-ном Путиным о сокращении санкций? Вы говорили об ослаблении санкций?

ПРЕЗИДЕНТ: Мы не отменяем санкций. Что?

ВОПРОС: Санкции в отношении россиян останутся в силе – вы это имеете в виду?

ПРЕЗИДЕНТ: Да, всё остаётся в силе. Мы не отменяем санкций.

ВОПРОС: Вы намерены ужесточить санкции в отношении России, сэр?

ПРЕЗИДЕНТ: Санкции не отменяются. Нет.

Окончание14:28 по восточному времени США


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.