rss

Выступление Посла Никки Хейли «Выход США из Совета ООН по правам человека: Результат и последующие шаги» в фонде «Наследие»

English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو

Посол Никки Хейли
Постоянный представитель США при Организации Объединенных Наций
Постоянное представительство США при Организации Объединенных Наций
Вашингтон, округ Колумбия
18 июля 2018 года

 

Текст выступления

Большое спасибо, благодарю вас.

Большое Вам спасибо, Кей. И спасибо фонду «Наследие». Очень рада вернуться сюда, и я сердечно благодарю вас за работу, проводимую в этих стенах.

Всю свою общественную жизнь я использовала силу своего голоса для призыва к действию – и пыталась помогать другим делать то же самое. Я рано поняла, что мне трудно оставаться в стороне и молчать. Если что-то должно быть сказано и сделано для улучшения жизни людей, мы должны занимать чёткую позицию. И это то, что я делаю всю свою жизнь.

За последние 18 месяцев в Организации Объединенных Наций я использовала силу своего голоса, вдохновлённая одним из моих предшественников. Джин Киркпатрик однажды сказала, что «речь – это действие, причём важное действие». Она не стремилась к конфронтации с другими делегатами в ООН, но без колебаний открыто высказывала свое мнение и придерживалась своей позиции, когда на карту ставились американские ценности и интересы. Много раз это означало, что Посол Киркпатрик оказывалась почти в одиночестве – иногда в полном одиночестве, – отстаивая от имени Соединенных Штатов те или иные позиции.

После 18 месяцев в этой должности я могу сказать вам, что чувствую её боль.

Организация Объединенных Наций была создана для благородной цели – укрепления мира и безопасности на основе принципов справедливости, равноправия и самоопределения людей. Но лидеры многих стран-членов ООН полностью отвергают эту цель. Когда это происходит, многие благонамеренно настроенные страны занимают позицию нейтралитета в надежде прийти к соглашению с этими государствами.

Они практически позволяют диктаторским и авторитарным режимам контролировать повестку дня.

Резолюции лишаются остроты до тех пор, пока они не теряют смысл – или становятся объективно антидемократическими. Моральная ясность становится жертвой необходимости задобрить тиранов во имя достижения консенсуса.

В такой ситуации для Соединенных Штатов крайне важно использовать силу нашего голоса для защиты наших ценностей. Это так же верно сегодня, как и во времена холодной войны – может быть, даже в большей степени.

США – особое государство с особым посланием для всего мира. Наша страна основана на человеческом достоинстве; на революционной идее о том, что все люди созданы равными с правами, которые включают, в частности, право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Если серьёзно относиться к этой истине – как Посол Киркпатрик и я, – она не подлежит обсуждению. Ей нельзя поступаться для ублажения тех, кто отрицает эту истину. И она не является политической разменной монетой, которую можно обменять на что-то более ценное.

Если вы серьёзно относитесь к этому, вы должны использовать свой голос. Вы должны бороться за свои принципы, даже если это означает, что вы будете сражаться в одиночку.

США сыграли важную роль в создании Комиссии Организации Объединенных Наций по правам человека именно потому, что мы верим в достоинство, присущее всем женщинам и мужчинам. По словам первого Председателя Комиссии, Элеоноры Рузвельт, она должна была стать «местом совести». Когда Совет по правам человека, как теперь называется этот орган, выполнял эту функцию, он предоставлял голос тем, кто был его лишён. Он привлекал внимание международного сообщества к несправедливости в отношении политических заключенных. Он проливал свет на преступления, совершаемые Асадом в Сирии и диктатурой Кима в Северной Корее.

Но это исключения, а не правило.

Чаще всего Совет по правам человека (СПЧ) прикрывает, а не осуждает, самые бесчеловечные режимы в мире. Он является трибуной для нарушителей прав человека. И Совет по правам человека является не местом совести, а местом политики. Он несправедливо и неустанно сосредоточивает внимание на Израиле. В то же время он игнорирует страдания, причиняемые людям режимами в Венесуэле, на Кубе, в Зимбабве и Китае.

Судя по тому, в какой огромной степени он не оправдывает ожиданий, Совет по правам человека является величайшей неудачей Организации Объединенных Наций. Он взял идею человеческого достоинства – идею, которая лежит в центре нашего национального мировоззрения и неотъемлемого права каждого человека, – и превратил её в очередной инструмент международной политики. И это большая трагедия. Я не пришла к такому выводу радостно или легко.

Администрация Обамы решила войти в состав якобы «реформированного» Совета по правам человека в 2009 году. Хиллари Клинтон, являвшаяся тогда Государственным секретарем, заявила, что Соединенные Штаты могли бы усовершенствовать Совет, работая изнутри.

К тому времени, когда восемь лет спустя я стала Послом США, стало ясно, что эта стратегия потерпела неудачу. С Советом по правам человека связано много проблем, но мне особо бросились в глаза две, когда я пришла в ООН.

Первой проблемой был состав Совета. Когда я пришла в ООН, в него входили и до сих пор входят некоторые из наиболее злостных нарушителей прав человека. Диктатуры Кубы, Китая и Венесуэлы занимают места в Совете. Венесуэла не только является членом СПЧ, но в 2015 году Совет предложил её диктатору Николасу Мадуро выступить перед специальной ассамблеей.

Его приветствовали овацией стоя, что не удивительно, учитывая, что 62 процента членов Совета по правам человека не являлись демократическими странами.

Другим важным признаком того, что присутствие Соединенных Штатов не смогло улучшить Совет, было продолжающееся существование пресловутого Седьмого пункта повестки дня.

Это постоянная часть повестки дня Совета по правам человека, которая посвящена исключительно Израилю. Ни одна другая страна – ни Иран, ни Сирия, ни Северная Корея, – не имеют пунктов повестки дня, посвященных исключительно им. Седьмой пункт повестки дня не направлен против каких-то действий Израиля. Он нацелен на само существование Израиля.

Это пылающий красный сигнал, сообщающий о политической коррупции Совета по правам человека и моральное банкротство.

По этим и другим причинам в Конгрессе и других местах раздавались голоса, призывавшие Администрацию Трампа выйти из Совета по правам человека немедленно после начала президентства. Мы могли бы легко сделать это. Но вместо этого мы предприняли добросовестные попытки устранить проблемы Совета.

Мы начали общественную кампанию. Президент Трамп призвал к изменениям в Совете в своем выступлении перед Генеральной Ассамблеей ООН осенью прошлого года, и мы также неустанно работали за пределами ГА ООН. В течение года мы выдвигали аргументы в пользу реформы; встречались с представителями более чем 125 государств-членов и распространяли проекты резолюций о реформе.

В течение года наши аргументы в пользу реформы только крепли. В октябре в состав Совета была избрана Демократическая Республика Конго. В Конго происходили злодеяния, потрясшие даже видавших виды международных гуманитарных работников. Они находили места массовых захоронений в Конго даже тогда, когда Генеральная Ассамблея одобрила заявку страны на вступление в Совет по правам человека.

В декабре и в этом году иранцы выходили на улицы, мирно протестуя против их чудовищного режима. Правительство отреагировало избиениями, арестами и убийствами. Совет по правам человека молчал.

И в течение этого года Венесуэла всё глубже и глубже погружалась в нищету и диктатуру. Но СПЧ не обсуждал массовые злоупотребления в Венесуэле по причине, о которой, я уверена, вы догадались: Венесуэла входит в состав Совета по правам человека.

В конце концов, Соединенные Штаты не смогли убедить достаточное количество стран выступить и заявить, что Совет по правам человека более не достоин своего названия. То, почему это случилось, говорит о многом. Первая и самая очевидная причина состоит в том, что статус-кво устраивает авторитарные режимы.

Многие страны добиваются членства в Совете для защиты от критики собственного послужного списка нарушений в области прав человека и послужного списка своих союзников. Россия, Китай, Куба и Египет – все они выигрывают от того, что Совет по правам человека превращён в посмешище. Так что не удивительно, что они открыто противостояли нашим усилиям по его реформированию.

Более озадачило нас сопротивление со стороны групп и стран, которые должны были знать, что мы правы, – тех, кто верит в права человека и человеческое достоинство.

Во-первых, это были неправительственные организации (НПО) – частные группы, как правило, выполняющие полезную работу по защите прав человека. Они соглашались с необходимостью вывода нарушителей прав человека из состава СПЧ. Поэтому вы можете себе представить наше удивление, когда они публично высказались против наших реформ и призвали другие страны голосовать против нас. Такие организации, как Amnesty International и Human Rights Watch, встали на сторону России и Китая по важнейшему вопросу прав человека. И позволю вам самим судить об их резонах.

НПО опасались, что реформирование Совета по правам человека приведёт к принятию Генеральной Ассамблеей враждебных поправок, которые только ухудшат СПЧ.

Подумайте об этом секунду. Они считают, что плохая ситуация не может быть улучшена, потому что она может ухудшиться?

Это очередной пример того, как режимы с наихудшими в мире послужными списками в области прав человека, задают тон в Организации Объединенных Наций.

Нежелание этих НПО бросать вызов статусу-кво также связано с их “организационным комфортом”. Они имеют большие штаты и тесные связи с бюрократией ООН. Перемены угрожают им. Если бы мы подходили ко всему с их настроем, ничего бы никогда не улучшалось, и царила бы самоуспокоенность.

Ещё большую тревогу вызвал отказ государств, защищающих права человека, поддержать нашу позицию. Делегации этих стран в тихих, неофициальных беседах разделяли наше смущение и обеспокоенность действиями – и бездействием – Совета. Они говорили нам по секрету, что они тоже недовольны присутствием в СПЧ таких стран, как Куба и Венесуэла, Саудовская Аравия и Конго, а также постоянные нападки на Израиль.

Мы давали им одну возможность за другой. Но после нескольких месяцев согласия с нами в отношении всех недостатков Совета по правам человека, они отказывались занять жёсткую позицию, если разговор не шёл за закрытыми дверями и вне поля зрения общественности.

Эти страны разделяют нашу веру в достоинство, присущее каждому человеку, и всё же им не хватает смелости, чтобы добиваться перемен.

У них есть голос. Они просто отказываются использовать его.

19 июня Государственный секретарь Помпео и я сделали заявление о том, что Соединенные Штаты выходят из Совета по правам человека. Многие из наших друзей убеждали нас остаться ради спасения этого учреждения. По их словам, США обеспечивали последний клочок авторитета, остававшийся у Совета.

Но именно поэтому мы вышли из его состава.

Право свободно высказываться, объединяться и исповедовать религию; определять свое собственное будущее; быть равными перед законом – это священные права. Мы серьезно воспринимаем эти права – слишком серьезно, чтобы позволить учреждению – особенно тому, которое называет себя “Советом по правам человека”, – обесценивать их.

Никто не должен ошибаться, приравнивания членство в Совете по правам человека к поддержке прав человека. По сегодняшний день Соединенные Штаты делают больше для защиты прав человека, как внутри ООН, так и во всем мире, чем любая другая страна. И мы будем продолжать делать это. Просто мы не будем это делать внутри Совета, который регулярно не справляется с задачей защиты прав человека.

Мы уже начали готовить аргументы в пользу рассмотрения вопросов прав человека в Совете Безопасности ООН в Нью-Йорке.

В прошлом году, во время председательства США, мы провели первое в истории заседание Совета Безопасности, посвященное связи между правами человека и миром и безопасностью.

Боевые действия и нестабильность, которые распространяются через границы таких стран, как Сирия и Бирма, начались в результате серьёзнейших или массовых нарушений прав человека в обеих этих странах.

Нарушения прав человека заслуживают осуждения сами по себе, но они также часто приводят к конфликтам, которые угрожают миру в целом регионе. Принимая меры по защите прав человека, мы принимаем меры по предотвращению конфликта.

Только в этом месяце мы успешно противостояли российским и китайским усилиям по резкому сокращению числа миротворцев ООН, приверженных защите и укреплению прав человека.

И Соединенные Штаты взяли на себя инициативу, чтобы сделать то, что отказался делать Совет по правам человека. Несмотря на протесты, организованные правительством Венесуэлы, Соединенные Штаты организовали мероприятие по проблеме Венесуэлы за пределами Совета по правам человека в Женеве. В январе этого года мы провели заседание Совета Безопасности по вопросу нарушения прав человека иранским режимом. И буквально на прошлой неделе Соединенные Штаты возглавили исторические усилия в Совете Безопасности по вводу эмбарго на поставки оружия и санкций в отношении воюющих сторон в Южном Судане, который был ареной огромных страданий и нарушений прав человека в течение короткой жизни этой страны.

И, как я уже говорил, наш выход из Совета по правам человека не означает, что мы отказываемся от борьбы за реформы. Напротив, любой стране, готовой работать с нами над изменением Совета, следует лишь обратиться к нам. Устранение институциональных недостатков Совета по правам человека было, есть и будет оставаться одним из важнейших приоритетов ООН.

Я побывала в лагерях беженцев в Эфиопии, Конго, Турции и Иордании. Я встречалась с матерями, перенесшими психологические травмы. Я видела детей, подвергавшихся побоям и никому не нужных, ставших жертвами невежества и экстремизма. Воспоминания о них всегда будет преследовать меня. Пока у нас есть голос, мы должны использовать его для защиты прав этих матерей и детей. Я буду использовать свой голос. Не только потому, что я мать. Не только потому, что я являюсь Послом. Но потому, что я американка. США не могут отказаться от дела защиты прав человека, поскольку этим мы предадим себя.

В этом и есть наша суть.

Мы гордимся нашими ценностями. И мы всегда будем их придерживаться.

Благодарю вас, и да благословит вас Бог.


Посмотреть источник: https://usun.state.gov/remarks/8519
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.