rss

Выступление Государственного секретаря Майкла Помпео перед журналистами

Español Español, English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, اردو اردو

Государственный департамент США
Офис официального представителя
14 сентября 2018 года
Зал для пресс-брифингов
Вашингтон, округ Колумбия

 

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Всем добрый день.

ВОПРОС: Добрый день.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Вначале я хотел бы сказать нашим соотечественникам-американцам, пострадавшим от урагана Флоренс, что мы молимся за них. Насколько мне известно, возможно, уже есть погибшие. Мы искренне сочувствуем их родным. Хотел бы также поблагодарить всех спасателей, как военных, так и гражданских, которые так замечательно работают. Федеральное правительство оказывает помощь, и мы по-прежнему призываем всех американцев, находящихся на вероятном пути урагана, прислушиваться к представителям властей и следовать их рекомендациям.

Нам также известно, что в Тихом океане в настоящее время бушует тайфун, который нанесёт ощутимый удар по нашим друзьям на Филиппинах. Мы молимся и за них. Команды Государственного департамента готовы доставить соответствующую помощь в регион в нужное время.

Как вы знаете, в среду Президент Трамп подписал административный указ, в котором чётко отмечается, что наша администрация не потерпит иностранного вмешательства в наши демократические процессы. Выборы являются основой нашей демократии, и сохранение их целостности является вопросом защиты суверенитета и национальной безопасности Америки.

Иностранные вредоносные субъекты используют информационные технологии и социальные медиа для открытия новых фронтов, направленных на подрыв нашей демократии и наших основных институтов. Эти субъекты стремятся обратить американцев друг против друга и убедить нас в том, что наши институты, наши идеалы, являются дефектными. Но мы полны решимости свести на нет эти усилия и чётко дать понять, что те, кто вмешивается в наши свободы, заплатит высокую цену.

В последние несколько лет Россия особенно агрессивно использует свои кибервозможности, дезинформацию и другие скрытые средства в попытке сеять нестабильность в Америке. Как чётко отмечается в этом административном указе, если Россия или любое другое иностранное государство или лица, действующие от их имени, будут вмешиваться в выборы в Соединенных Штатах, их ждут быстрые и серьёзные последствия.

Указ предусматривает обязательный ввод санкций в отношении иностранных лиц, которые, согласно сделанным выводам, причастны к вмешательству в наши выборы. Он также предусматривает дополнительные меры в случае действий, которые могут оказывать разрушительное влияние на экономику нашей страны или вмешиваться в неё. И если правительство этого иностранного государства разрешало, руководило, спонсировало или поддерживало вмешательство в выборы, мы примем меры против него.

Государственный департамент будет продолжать работать в тесном сотрудничестве с другими ведомствами над выявлением и разоблачением иностранного вмешательства, направленного против американских выборов, независимо от того, какая организация инициировала его. Мы также будем продолжать работать с нашими партнерами по всему миру над противостоянием этим угрозам демократии, где бы они ни возникали и как бы они ни проявлялись.

Я хочу также уделить несколько минут в эту пятницу разговору о персонале Государственного департамента. Вчера был замечательный день. Это был день гордости. После утверждения их кандидатур в Сенате Президент Трамп присвоил четырём нашим сотрудникам ранг Карьерного посла. Это цвет Государственного департамента: Филип Голдберг, мой Заместитель по политическим вопросам Дэвид Хейл, Мишель Сайсон и Дэн Смит.

Это высочайший и самый престижный ранг в Дипломатической службе США. Все они должны быть очень горды. Я знаю, что я горжусь ими. Американский народ тоже должен гордиться тем, что Фил, Дэвид, Мишель и Дэн представляют нашу страну. На протяжении многих лет службы они доказали, что их выдающиеся дипломатические способности и лидерские качества столь необходимы, и они оправдывают ожидания. Они также вдохновляют. Это замечательные лидеры. Я поздравляю их от имени всех моих коллег в Государственном департаменте.

Это позитивный шаг на пути укрепления руководства Госдепартамента, которое я включил в число моих главных приоритетов в течение нескольких первых месяцев на этом посту. Я знаю, что американская дипломатия наиболее динамична и наиболее эффективна, когда наше ведомство полностью укомплектовано кадрами. Нам необходимо, чтобы высшее руководство было наделено соответствующими полномочиями.

Некоторые новые лидеры уже оказывают положительное воздействие в этом отношении. Я упомянул Дэвида Хейла. Он является Заместителем Государственного секретаря по политическим вопросам. У нас также есть Директор по планированию политики Кирон Скиннер, которую я раньше не упоминал с этой трибуны. Она добилась огромных успехов в академической сфере и обладает глубокими знаниями по широкому кругу вопросов. Она будет обеспечивать, чтобы здесь, в Государственном департаменте, принимались на вооружение лучшие идеи в области внешней политики.

Выступая в Комитете по иностранным делам Сената США, я дал лишь пару обещаний, но одним из них было обещание “вывести команду на поле”. Я знал, что это имеет решающее значение для укрепления лучшего дипломатического корпуса в мире, и именно это я сказал в тот день. Я заявил сенаторам, что сделаю всё от меня зависящее для заполнения этих вакансий и буду работать с Президентом в стремлении добиться утверждения кандидатур. Мы достигли огромного прогресса в заполнении этих вакансий, требующих утверждения, и нам нужно продолжать этот прогресс.

Еще имеются некоторые пробелы по таким направлениям, как Западное полушарие, где мы сталкиваемся с вызовами в Венесуэле и Никарагуа, а также в Мексике и странах Северного треугольника. Это важные области, и нам нужен эффективный лидер по данному направлению.

Уже в течение достаточно долгого времени пустует должность Заместителя Государственного секретаря по вопросам управления. Нам необходимо номинировать на нее человека, чья кандидатура будет утверждена.

И мы всё ещё ожидаем утверждения в должности Помощника Государственного секретаря по делам Ближнего Востока. В этом регионе я провёл много времени за первые месяцы на посту Госсекретаря.

Список длинный. Я мог бы продолжать. И я просто надеюсь, что мы сможем завершить этот процесс, с тем чтобы и исполнительная, и законодательная ветви власти получили то, чего, как я знаю, хочет каждый из нас: полностью укомплектованную, компетентную команду, осуществляющую американскую внешнюю политику.

А теперь я рад выслушать несколько вопросов.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я помогу провести эту пресс-конференцию, называя имена журналистов. Начнём с Мэтта Ли из Associated Press. Прошу всех задавать лишь по одному вопросу.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Здравствуйте, Мэтт.

ВОПРОС: Да, здравствуйте. Добрый день, сэр. Я собирался спросить вас о ваших планах украшения интерьера в вашем новом доме, но подумал, что вместо этого лучше начать с чего-то немного более прозаического – с политики. И этот вопрос на тему политики связан вот с чем: вчера вечером Президент Трамп написал твит об одном из ваших предшественников, Государственном секретаре Керри, отметив, что он проводил (цитирую) “незаконные встречи” с Министром иностранных дел Ирана в попытке, как утверждают другие, подорвать или нейтрализовать вашу новую, более жёсткую политику в отношении Ирана или проинструктировать иранцев о том, как обойти эту политику или избежать ее последствий.

Хотелось бы знать, разделяете ли вы мнение Президента о том, что эти встречи являются незаконными. И независимо от этого, заметили ли вы в ходе своих попыток заручиться поддержкой новой политики США со стороны европейцев и других, что усилия Госсекретаря Керри или любого другого бывшего должностного лица мешают вашим усилиям или подрывают их?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я предоставлю другим возможность произвести юридическую оценку этих встреч. Но действия Госсекретаря Керри являются недостойными и беспрецедентными. Бывший Государственный секретарь ведёт переговоры с крупнейшим в мире государственным спонсором террора, согласно его собственным словам – не так ли? Вам не нужно верить мне на слово. Это его ответы. Он беседовал с иранцами. Он говорил им, что следует переждать эту администрацию.

Вы не сможете найти подобного прецедента в истории США, и Госсекретарю Керри не следует демонстрировать такого рода поведение. Оно несовместимо с внешнеполитическим курсом Соединенных Штатов, намеченным Президентом Трампом, и подобные действия Керри более чем неуместны. Я помню, что видел его. Я видел его в Мюнхене на Конференции по вопросам безопасности. Если я не ошибаюсь, он находился там – а я видел эту тройку собственными глазами, – вместе с бывшим Министром энергетики США Монисом и экс-Замгоссекретаря Уэнди Шерман. И я уверен, что они встретились с тройкой своих коллег, хотя, возможно, следует спросить Госсекретаря Керри, точно ли я помню эти события.

Я не присутствовал на встрече, но с высокой степенью уверенности могу сказать, что он находился там не в поддержку политики США в отношении Исламской Республики Иран, которая на этой неделе запустила неуправляемые ракеты “катюша” в направлении посольства США в Багдаде и приняла меры против нашего консульства в Басре.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Следующий вопрос.

ВОПРОС: Но хотелось бы знать, повлияло ли это на ситуацию? Нанесло ли это ущерб вашим усилиям? Или это просто –

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я –

ВОПРОС: Хорошо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Я думаю, вы понимаете, что бывшие государственные секретари – из любой политической партии, – не должны активно подрывать политику США. Буквально неслыханно, чтобы это делал бывший государственный секретарь.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Лесли Роутон из Reuters.

ВОПРОС: Добрый день, г-н Госсекретарь. Я хотела задать вам вопрос по поводу того, что Россия и Китай утверждают в Совете Безопасности ООН, что Соединенным Штатам и ​​другим странам следует ослабить санкции в отношении Северной Кореи с учетом прогресса, достигаемого, по их мнению, в процессе денуклеаризации. Какие вы видите признаки того, что они, возможно, не соблюдают санкции, и как это вредит вашим попыткам добиться от Северной Кореи полной денуклеаризации?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: В этой связи я могу отметить два момента. Во-первых, ранее сегодня я говорил об этом с Послом Хейли. Россия активно пытается подорвать резолюции Совета Безопасности ООН, работу Комитета 1718, комитета ООН, который оценивает соблюдение санкций, пытаясь изменить формулировки его доклада. Я надеюсь, что Комитет 1718 будет делать то, что он делал исторически, – останется независимым и будет сообщать об известных ему фактах и не позволит ни одной стране, в данном случае России, готовить формулировки и вставлять их в доклад. Я надеюсь, что комитет опубликует исходный документ, который он намеревался опубликовать, с чётким описанием действий, связанных с санкциями и нарушением санкций. Это важно; установленная дата лежит в основе не американских, а мировых санкций, введённых Советом Безопасности ООН.

Ваш вопрос носил более широкий характер. Соединенные Штаты как никогда привержены продолжению обеспечения исполнения этих резолюций Совета Безопасности ООН. Мы считаем, что они играют центральную роль в попытках Президента Трампа убедить Председателя Кима в том, что полное, окончательное ядерное разоружение Корейского полуострова необходимо, и оно должно быть произведена таким образом, чтобы мир мог увидеть, что произошло стратегическое изменение основной концепции Председателя Кима в отношении того, как он обеспечит лучшее будущее для народа Северной Кореи. Он сказал это на саммите в Сингапуре, и мы продолжаем вести много бесед с КНДР о том, как добиться реализации всех обязательств, принятых во время саммита в Сингапуре.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Элиз из CNN.

ВОПРОС: Спасибо. Добрый день, господин Госсекретарь.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Да, мэм.

ВОПРОС: К 30 сентября администрация должна представить в Конгресс решение об уровнях беженцев, которые будут допущены в США в течение следующего финансового года, и, как представляется, идёт дискуссия среди тех, кто рассматривает это больше как вопрос национальной безопасности и хочет сохранить уровень в районе примерно 45 000 беженцев, в то время как некоторые думают, что эта цифра должна быть значительно ниже, от двадцати до тридцати тысяч. Не знаю, хотите ли вы назвать определенное количество, но не могли бы вы поделиться соображениями о том, каким вы видите уровень беженцев, которых США должны принять в ближайшем будущем?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Об этом будет объявлено в ближайшее время. Крайний срок на самом деле истекает с окончанием этого финансового года, и поэтому я уверен, что команда национальной безопасности последует рекомендации Президента. Он примет решение о соответствующем уровне беженцев. Это решение действительно касается национальной безопасности, и всем присутствующим также стоит помнить о том, что США являются самой щедрой из всех стран мира, когда речь идет о приёме людей из-за рубежа. Я невероятно горжусь не только тем, что мы сделали с исторической точки зрения, но также и тем, как администрация Трампа решает этот вопрос. Я уверен, что в результате решения в отношении беженцев на следующий финансовый год Америка останется одной из самых щедрых стран в вопросе приёма людей из-за пределов нашей страны. Мы всегда делали это, и я убеждён, что мы будем продолжать делать это.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Последний вопрос.

ВОПРОС: Вы не могли бы поделиться соображениями в отношении конкретных цифр?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Нет, я разделяю взгляды Президента по этому вопросу, и когда он примет соответствующее решение, мы объявим о нём. Спасибо.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Последний вопрос, Рич Эдсон из Fox News.

ВОПРОС: Спасибо, Хизер. Господин Госсекретарь, считаете ли бы, что в этих усилиях, связанных с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), о которых вы говорили, участвуют не только те, кого вы упомянули, – Госсекретарь Керри и Уэнди Шерман? Считаете ли вы, что и другие бывшие сотрудники администрации консультируют европейцев и иранцев? И введёт ли администрация Трампа санкции в отношении членов совета директоров межбанковской системы SWIFT или самой этой организации, если она будет продолжать обрабатывать иранские транзакции?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Вначале отвечу на второй вопрос. Мне не известно о решении, в частности, в отношении SWIFT. Нам предстоит ещё принять целый ряд решений до наступления крайнего срока 1 ноября – извините, 4 ноября.  Эти решения касаются освобождения или потенциального освобождения от санкций, и мы работаем над каждым из этих решений. Но не следует сомневаться: 4 ноября будет действовать принципиально новый набор правил в отношении тех, кто посчитает необходимым заниматься экономической деятельностью с Исламской Республикой Иран.

Это очень важный день. Вы видите, что многие страны уже принимают меры по выходу из Ирана, по прекращению ведения бизнеса с этой страной в преддверии крайнего срока – 4 ноября. Я думаю, что они не только понимают серьезность американских санкций, но также приходят к выводу, что эта деятельность поддерживает именно те виды вредоносной деятельности, о которой Президент Трамп говорил с момента вступления в должность, – будь то поставка ракет, запускаемых хуситами в аэропорты стран Персидского залива, или наблюдаемые нами действия шиитских боевиков против американских интересов, или покушения, осуществляемые в сердце Европы.

На мой взгляд, мир начинает видеть, что проблема гораздо шире, чем всё, на что даже претендовал СВПД. И я также вижу, что страны видят заявления, подобные тем, с которыми иранцы выступили на этой неделе. Иранцы заявили: если мы выйдем из СВПД, мы начнём ядерную деятельность с гораздо более высокого уровня. Возможно, я привожу не совсем точную цитату, но она очень близка к оригиналу. Что это говорит о существовании соглашения? Они начнут с гораздо более высокого уровня. Это говорит о том, что само соглашение не остановило продвижение в направлении ядерного оружия так, как это преподносилось американскому народу.

Я ответил на ваш вопрос? Возможно, у вас был и первый вопрос, который я –

ВОПРОС: Первый вопрос был о том, считаете ли вы, что и другие представители предыдущей администрации оказывают влияние на союзников и Иран? А также Госсекретарь Керри упомянул, что он считает, что политический курс данной администрации направлен на смену режима в Иране. Таков ли политический курс?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Нет, политический курс не таков. Посол Болтон и я очень чётко и неоднократно заявляли в своих выступлениях, что это не является политикой США. Мы всячески поддерживаем стремление иранцев иметь руководство, которое они хотят иметь. А что касается вопроса о том, демонстрируют ли такое поведение другие должностные лица прошлой администрации, сегодня я не буду говорить об этом. Лишь отмечу, что предупреждение, с которым я выступил в адрес бывшего Госсекретаря Керри, применяется и к ним.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Всем спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Всем спасибо.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Мы вынуждены завершить пресс-конференцию. Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Желаю всем замечательного уикенда.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2018/09/285934.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.