rss

Брифинг в режиме «для печати»

English English, العربية العربية, Français Français, Português Português, Español Español, اردو اردو, हिन्दी हिन्दी

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
2 ноября 2018 года

 
 

Брифинг в режиме «для печати»
Государственный секретарь США Майк Помпео и Министр финансов Стивен Мнучин о санкциях в отношении Ирана
2 ноября 2018 года
В режиме телеконференции

Г-ЖА НОЙЕРТ: Благодарю Вас, сэр. Доброе утро и добро пожаловать на сегодняшнюю телеконференцию в режиме «для печати», посвященную восстановлению санкций в отношении Ирана. Мы рады приветствовать Государственного секретаря США Майка Помпео и Министра финансов Стива Мнучина. Они начнут с выступлений, а затем ответят на ваши вопросы. Начнем с Госсекретаря Помпео.

Г-н Госсекретарь, прошу, начинайте.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Благодарю, Хизер. Доброе утро всем. Спасибо, что присоединились к нам. В начале этого года Президент Трамп вышел из глубоко ошибочной ядерной сделки и осуществил новую кампанию, направленную на коренное изменение поведения Исламской республики Иран. Эта часть кампании, о которой мы говорим сегодня, достаточно проста. Её цель – лишить режим доходов, которые он использует для того, чтобы сеять смерть и разрушение по всему миру. Наша конечная цель – заставить Иран навсегда отказаться от своей документально подтвержденной преступной деятельности и вести себя как нормальное государство.

Сегодня Министр Мнучин и я обсудим одно из многих направлений наших усилий по достижению этих фундаментальных изменений в поведении иранского режима в соответствии с указанием Президента. Несмотря на важность этих экономических санкций, они всего лишь часть общих усилий правительства США с целью изменить поведение Аятоллы Хаменеи, Касема Сулеймани и иранского режима.

5 ноября Соединенные Штаты возобновят снятые в рамках ядерной сделки санкции в отношении энергетического, судостроительного, судоходного и банковского секторов. Эти санкции ударяют по основным секторам экономики Ирана. Они необходимы для ускорения изменений со стороны режима, которых мы добиваемся.

В целях обеспечения максимального эффекта от Президентской кампании по оказанию давления мы работаем в тесном контакте с другими странами, чтобы насколько это возможно прекратить экспорт иранской нефти. Мы намерены выделить ряд временных квот восьми странам, но только потому, что они продемонстрировали значительное сокращение в импорте сырой нефти и сотрудничество во многих других областях, а также предприняли важные шаги к достижению нулевого уровня по импорту сырой нефти. Переговоры по этому вопросу продолжаются. Две страны полностью прекратят импорт в рамках своих соглашений. Остальные шесть значительно сократят объем своего импорта.

Позвольте мне объяснять это в контексте. Администрация Обамы, в период с 2012 по 2015 год, неоднократно исключала из действия санкций 20 стран. Если наши переговоры будут завершены, то мы сделаем исключения для восьми стран, и мы четко заявили, что они носят временный характер. Мы не только решили предоставить значительно меньше исключений, но и потребовали гораздо более серьезных уступок от этих стран, прежде чем согласиться разрешить им временно продолжать импортировать сырую нефть из Ирана. Эти уступки исключительно важны для обеспечения усиления нашей кампании по оказанию максимального давления и ускоренного достижения нулевого уровня.

Наш предельно точный подход позволяет успешно поддерживать стабильность цен, когда базисная цена на нефть марки Brent сохраняется примерно на том же уровне, что и в мае 2018 года, когда мы вышли из СВПД. Это не только хорошо для американских потребителей и мировой экономики – это также обеспечивает, что Иран не сможет увеличивать свои доходы от нефти из-за резкого падения ее экспорта. Мы ожидаем, что сократим экспорт иранской нефти более чем на один миллион баррелей еще до того как эти санкции начнут действовать.

Это массивное сокращение с мая прошлого года в три-пять раз превышает прогнозы многих аналитиков, когда Президент Трамп объявил в мае о выходе из ядерной сделки. Мы превзошли наши ожидания по одной простой причине: максимальное давление – это значит максимальное давление.

Государственный департамент закрыл «конденсатную» лазейку, позволявшую странам продолжать импорт конденсата из Ирана, даже при наличии санкций. Эта лазейка позволила режиму продолжать получать миллионы долларов.

Нынешняя Администрация относится к конденсату так же, как к сырой нефти, поскольку режим не делает между ними различий, когда решает тратить нефтяные доходы на незаконные баллистические ракеты, терроризм, кибератаки и другую дестабилизирующую деятельность, как заговор с целью убийства, раскрытый на прошлой неделе в Дании.

Начиная с сегодняшнего дня, у Ирана будет нулевой доход от нефти, чтобы тратить на всю эту деятельность. Повторяю: нулевой. Сто процентов доходов, которые Иран получает от продажи сырой нефти, будет храниться на зарубежных счетах и может использоваться Ираном только для торговли товарами гуманитарного назначения или двусторонней торговли товарами и услугами, не подпадающими под санкции.

Эти новые санкции ускорят чрезвычайно успешные последствия наших уже действующих санкций. Оказанное нами максимальное давление привело к значительному падению риала, кабинет Роухани находится в состоянии хаоса, иранский народ все активнее выступает против коррумпированного и лицемерного режима.

Принятые нами сегодня меры нацелены против режима, а не народа Ирана, который испытывает огромные страдания в условиях этого режима. Именно поэтому у нас есть, и мы будем сохранять, многие исключения из наших санкций по гуманитарным соображениям, включая продовольствие, сельскохозяйственные товары, медикаменты и медицинское оборудование

А теперь передаю слово Министру Мнучину.

МИНИСТР МНУЧИН: Благодарю Вас. С начала работы Администрации Трампа Министерство финансов привержено прекращению дестабилизирующей деятельности Ирана по всему миру. Мы предприняли огромную кампанию экономического давления на Иран, который по-прежнему является крупнейшим государством-спонсором терроризма. На сегодняшний день мы выпустили 19 пакетов санкций в отношении Ирана, включили в санкционные списки 168 объектов в рамках нашей кампании максимального давления. Мы приняли меры против финансовых сетей, которые иранский режим использует, чтобы подпитывать своих пособников-террористов, «Хезболлу» и ХАМАС, а также чтобы финансировать хуситов в Йемене и поддерживать жестокий режим Асада в Сирии.

В воскресенье 4 ноября, в 11:59 по Восточному стандартному времени заканчивается 180-дневный период сворачивания деятельности. Начиная с понедельника 5 ноября, вводится пятый, окончательный пакет восстановленных санкций в отношении энергетического, судоходного, судостроительного и финансового секторов Ирана. В рамках этой меры, о которой будет объявлено в понедельник, Министерство финансов добавит в список заблокированных субъектов еще более 700 имен. Сюда войдут сотни объектов, в отношении которых прежде санкции были ослаблены по условиям СВПД, а также более 300 новых субъектов. Это значительно больше, чем когда-либо прежде. Санкции, отмененные по условиям иранской ядерной сделки, будут восстановлены в отношении физических и юридических лиц, морских и воздушных судов, которые затрагивают многочисленные сегменты иранской экономики. Это включает иранский энергетический и финансовый секторы. Посредством нашей кампании по оказанию максимального давления мы посылаем очень четкий сигнал о том, что Соединенные Штаты намерены настойчиво добиваться соблюдения наших санкций. Любое финансовое учреждение, компания или физическое лицо, уклоняющееся от выполнения наших санкций, рискует потерять доступ к финансовой системе США и возможность заниматься предпринимательской деятельностью с Соединенными Штатами или американскими компаниями. Мы намерены добиваться прекращения потока международных фондов в казну иранского режима.

Хочу высказать несколько соображений по поводу банковской системы SWIFT, поскольку в последние несколько недель я получил много вопросов по этому поводу. Хотел бы отметить четыре пункта. Первое, SWIFT ничем не отличается от любых других структур. Второе, мы уведомляли SWIFT, что Министерство финансов будет решительно использовать свои полномочия, по мере необходимости, чтобы продолжать интенсивное экономическое давление на иранский режим, а также что SWIFT может подпасть под действие санкций США, если будет предоставлять услуги передачи сообщений о финансовых операциях определенным финансовым учреждениями Ирана, находящимся под американскими санкциями. Третье, мы проинформировали SWIFT, что для того, чтобы избежать воздействия санкций, они должны отключить любые иранские финансовые учреждения, подпадающие под наши санкции, как только это будет возможно осуществить с технической точки зрения. Четвертое, как и прежде, для финансовых операций гуманитарного характера с участием юридических лиц, не находящихся под санкциями, будет разрешено пользоваться банковской системой SWIFT, как это делалось и раньше. Но банки должны проявлять особую осторожность, с тем чтобы эти операции не были «замаскированными», в противном случае они могут подпасть под определенные санкции. Спасибо.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Благодарю Вас. Давайте начнем. Первый вопрос задает Мэтт Ли из Associated Press. Пожалуйста, Мэтт.

ВОПРОС: Спасибо, Хизер. Вопрос к вам обоим или любому из вас, относительно SWIFT. Многие союзники Президента в Конгрессе жалуются, что эти меры недостаточно эффективны и что без внесения в санкционный список – без применения более жестких мер к SWIFT за передачу сообщений о подобных финансовых операциях это предоставляет серьезную лазейку. Мне понятны четыре пункта Министра Мнучина, но как вы намерены отвечать на эту критику? Поскольку критика уже поступает, еще до того, как прозвучало это заявление.

МИНИСТР МНУЧИН: Хорошо, позвольте мне прокомментировать – это Министр Мнучин. Во-первых, думаю, что в том, что касается SWIFT и наших мер в отношении SWIFT, много намеренно разжигаемой дезинформации. Поэтому я хочу быть предельно ясен. Первое. Думаю, что была информация о том, что SWIFT не будет подвергаться санкциям. Это не так. SWIFT будет подвергаться санкциям. Второе, как я сказал, что – простите, – может подпасть под санкции. Второе, наша цель – они должны отключить все подпадающие под санкции субъекты, как это делалось раньше. И опять же, думаю, что есть неверная информация о том, что в прошлый раз они отключили всех. Повторю ещё раз, что они разрешили определенным субъектам осуществлять операции гуманитарного характера в соответствии с тем, что допускается нашими санкциями. Существуют исключения для операций гуманитарного характера, но хочу быть предельно ясным, к ним необходимо относиться с осторожностью и удостовериться, что эти операции действительно гуманитарного характера. Могу лишь сказать, я надеюсь, что мне удалось прояснить ложную информацию.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Следующий вопрос задает Ник Уэдхэмс из Bloomberg.

ВОПРОС: Здравствуйте. У меня вопрос о вводимых нефтяных санкциях. Будут ли они включать – или будут ли исключения для операций негуманитарного характера, таких как потребительские товары, как это было разрешено в прошлый раз, или будет ли позволено Ирану расходовать доходы, полученные от нефти, на гуманитарные предметы? Второй вопрос: если вы предоставляете восемь исключений из действия санкций, и две страны уже сокращают свой импорт до нуля, то какой смысл предоставлять освобождение от санкций этим двум странам? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Ник, это Майк Помпео. По первому пункту Вы узнаете подробности в понедельник. Там будут некоторые негуманитарные товары, но немного. Это те, которые Вы уже видели в списке исключений, предоставленных по указанию Президента. По второму вопросу: некоторым из этих стран потребуется несколько месяцев, чтобы довести импорт до нулевого уровня. Так что к 5 ноября они этого ещё не достигнут. В этом-то и заключается цель этих исключений – дать им немного больше срока для сворачивания их деятельности. Несколько недель.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Простите?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Несколько недель для сворачивания деятельности.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Следующий вопрос задает Майк Уоррен из Weekly Standard.

ВОПРОС: Здравствуйте, спасибо. Вопрос в дополнение к вопросам Мэтта о SWIFT. Г-н Мнучин, Вы сказали, что определенные финансовые институты Ирана будут отключены от SWIFT. Не могли бы Вы сказать, какие конкретно финансовые институты или, может быть, финансовые учреждения, указанные в разделе часто задаваемых вопросов на сайте Минфина, Центральный банк Ирана и другие иранские финансовые институты, указанные в разделе 104(c)(2) и тому подобное – не могли бы Вы уточнить, какие именно институты? Как может правительство США быть уверено в способности SWIFT осуществлять мониторинг операций с использованием SWIFT – могу представить, что ежедневно через SWIFT осуществляется множество таких операций. Как может правительство Соединенных Штатов быть уверено, что эти операции не финансируют злонамеренные

МИНИСТР МНУЧИН: Позвольте мне прокомментировать первый вопрос – что список банков, который на этот раз будет значительно длиннее предыдущего, появится в конце недели. Поскольку это имеет отношение к мониторингу операций, финансовые учреждения несут ответственность за любые операции, которые проходят через SWIFT или какие-либо иные механизмы. Мне сообщили, что список будет опубликован в понедельник. И, повторяю, мы надеемся, что это будет выполнено, как только это будет возможно с технической точки зрения.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Хорошо, спасибо. Следующий вопрос задает Элис Лаботт из CNN.

ВОПРОС: Спасибо. Вопрос к обоим министрам, но, возможно, под иным углом зрения. Расскажите, пожалуйста, об обходном пути, который европейские страны пытаются установить, чтобы действовать в обход банков США, возможно, используя свои собственные центральные банки или электронные операции? Для Министра Мнучина: как Вы думаете, какой объем поступлений это даст иранцам и насколько серьезно Вы относитесь к этому с точки зрения финансового компонента?

Г-н Госсекретарь, расскажите, пожалуйста, о дипломатических последствиях для отношений с европейскими союзниками после введения санкций и в случае, если европейцы попытаются установить этот обходной путь. Спасибо.

МИНИСТР МНУЧИН: Я прокомментирую относительно механизма специального назначения. Исходя из того, что я видел, я не ожидаю, что какие-либо значительные транзакции будут проходить через специальный механизм. Но если появятся данные о каком-либо специальном механизме, что через него проводятся операции, цель которых – обойти наши санкции, то мы будем активно принимать меры.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Позвольте ответить на вторую часть вопроса. Мы работаем в тесном контакте с европейскими странами по всем этим вопросам. Мы совершенно уверены, что наши санкции будут чрезвычайно эффективны. Честно говоря, я уже могу это доказать. Как я заявил, сегодня иранская экономика уже ощущает последствия этого. Она уже испытывает воздействие этих усилий не потому, что санкции вернулись – это произойдет только в понедельник, – а потому, что весь мир и Иран знали, что это произойдет. Поэтому европейские субъекты любого масштаба, которые имеют деловые отношения с Соединенными Штатами, уже прекратили свой бизнес с Ираном. Возможно, здесь есть исключения, но огромное количество европейских уже предпринимателей покинули Иран.

Поэтому, что бы там Европейский союз ни предлагал, предприниматели, связанные с риском – финансовым, коммерческим, производственным, – уже сделали выводы относительно эффективности санкций, которые будут восстановлены на следующей неделе.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Следующий вопрос задает Мишель Келемен из NPR.

ВОПРОС: Здравствуйте, спасибо. Быстрый вопрос: собственно, какие из этих восьми стран получают исключение из действия санкций? Второй вопрос для Госсекретаря Помпео: Вы сказали в одном их Ваших интервью на этой неделе, что Соединенные Штаты хотят восстановить демократию в Иране. Является ли это одной из целей этой кампании? Если да, то каким образом вы гарантируете, что эти санкции не навредят простым иранцам, которые, как Вы отметили, страдают в условиях этого коррумпированного режима?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо за вопрос. Политика Президента предельно ясна: мы стремимся изменить поведение иранского руководства. Я изложил 12 требований, которые мы попросили Иран выполнить. Это цель не только того, о чем мы сегодня здесь говорим, – и прошу не забывать – мы говорим о пакете санкций, которые вновь вводятся в понедельник. Усилия Администрации по изменению поведения Ирана гораздо шире, гораздо глубже и осуществляются по многим направлениям. Просто в силу значительности 5 ноября сегодня наши усилия сосредоточены на этом направлении.

Мой комментарий относительно восстановления демократии полностью согласуется с тем, что мы излагали ранее. Мы рассчитываем на то, что у иранского народа будет возможность иметь правительство, которое они желают; правительство, которое не забирает богатство страны, чтобы тратить его на злонамеренную деятельность по всему миру. Я имею в виду, что это режим, который сегодня проводит кампанию убийств внутри Европы, убивая не иранских граждан в этих странах, а людей, которые живут в этих европейских странах и являются их гражданами. Именно такое поведение мы и пытаемся изменить. Все наши усилия устремлены на то, чтобы дать иранскому народу возможность иметь правительство, которое они не только желают, но и заслуживают.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Следующий вопрос: Джош Рогин, Washington Post.

ВОПРОС: Большое спасибо, что вы нашли время. Спасибо за вашу службу. Хочу спросить об Организации по атомной энергии Ирана. Я так понимаю, что вы отказались от вторичных санкций в отношении иностранных фирм, которые ведут бизнес с этой организацией, это в основном российские и китайские фирмы, которые связаны с объектами Арак и Фордо. Почему вы приняли такое решение и почему вы позволяете продолжение работы этих объектов? Планируете ли вы изменить это в будущем? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо, спасибо за вопрос. Мы не позволяем продолжение работы по созданию ядерного оружия и систем ядерных вооружений на объектах Арак и Фордо. В понедельник мы представим полное разъяснение о наших намерениях относительно дальнейших усилий, направленных на то, чтобы не допустить на этих объектах деятельность, которая создает угрозу для мира посредством распространения оружия, и мы предоставим вам все подробности. Это длительный и сложный ответ, но мы будем рады представить его вам в понедельник утром.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Последний вопрос задает Аршад из Reuters. Прошу.

ВОПРОС: Два вопроса. Первый: конкретно сколько финансовых институтов будут вновь внесены в санкционный список в понедельник, то есть вернутся в Список граждан особых категорий и заблокированных лиц (Список SDN)? По-моему, это число около или немного более 30. Вы сказали, что их будет значительно больше. Сколько конкретно их будет?

Второй вопрос: вы подчеркнули, что освобождаете от санкций восемь юрисдикций. Не является ли Европейский союз одной из них, таким образом охватывая гораздо большую группу стран, т.е. 28 стран-членов ЕС?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Стивен, хотите ответить первым?

МИНИСТР МНУЧИН: Я отвечу на первую часть. Список банков будет опубликован в понедельник. Повторяю, что их будет больше, чем в прошлый раз, и в будущем мы можем добавлять другие банки. Но первоначальный список будет опубликован в понедельник, и мы будем внимательно отслеживать ситуацию, чтобы добавлять банки по мере необходимости.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: По второй части Вашего вопроса: мы предоставим список восьми стран в понедельник. ЕС не получит исключения из действия санкций.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Последний вопрос, Кэрол Морелло, Washington Post.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо за проведение брифинга. Говорят, что в прошлом иранцы смешивали свою нефть с иностранной нефтью, чтобы избежать санкций. И уже были сообщения о том, что они отключают на своих танкерах системы идентификации. Что конкретно вы намерены делать, чтобы отслеживать их попытки уклониться от этих санкций?

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо за вопрос. Можете не сомневаться, что иранцы будут делать все возможное, чтобы обойти санкции – это меня ничуть не удивляет. Они будут отключать системы на своих судах; будут пытаться перевозить нефть, используя частные суда; будут пытаться найти третье лицо, которое не использует страховые механизмы Соединенных Штатов. Перечень попыток Ирана обойти эти санкции обширен. Вы должны признать, что для этого есть причина. Эти санкции намного жестче, чем санкции, которые когда-либо вводились в отношении Исламской республики Иран. Поэтому они так отчаянно пытаются найти способы уклониться от них.

И я не буду говорить о наших усилиях по противодействию этим попыткам уклонения. Их много, они разнообразны, и не сомневайтесь: Соединенные Штаты полностью готовы сделать все возможное, чтобы не допустить уклонения Ирана не только от нефтяных и финансовых санкций, но и от всех других санкций, которые вновь вводятся в предстоящий понедельник, и тех, которые уже действуют.

МИНИСТР МНУЧИН: И я лишь добавлю, что всякий, кто способствует этим транзакциям, будет подвергнут санкциям и включен в санкционный список.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Г-н Госсекретарь и г-н Министр, большое спасибо за ваше участие. Спасибо всем за участие в телеконференции. Всем удачного дня. Мы опубликуем стенограмму в скором времени.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо всем.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/secretary/remarks/2018/11/287090.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.