rss

Брифинг “для печати”

English English, العربية العربية, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения2 ноября 2018 года

 
 

Брифинг “для печати”
Специальный представитель по Ирану Брайан Хук
Зал для корреспондентов СМИ
Вашингтон, округ Колумбия

Г-Н ХУК: Я буду рад ответить на ваши вопросы. И вы слышали выступление Государственного секретаря. Я только что (неразборчиво).

ВОПРОС: О каких восьми странах идёт речь?

Г-Н ХУК: Простите?

ВОПРОС: О каких восьми странах идёт речь?

ВОПРОС: О каких восьми странах идёт речь?

Г-Н ХУК: Сообщим в понедельник. В понедельник.

ВОПРОС: Не могли бы вы, по крайней мере, назвать две страны, которые заявили, что они сократят импорт иранской нефти до нуля, потому что, как представляется, переговоры с ними закончились?

Г-Н ХУК: Обо всём этом будет объявлено в понедельник.

ВОПРОС: Но какой смысл проводить все эти мероприятия сегодня, если сегодня доступно так мало деталей?

Г-Н ХУК: Сегодня было изложено много деталей. Государственный секретарь и Министр финансов США провели полный брифинг. Так что –

ВОПРОС: Там не было предоставлено много деталей.

Г-Н ХУК: Санкции будут восстановлены в понедельник. Сегодня был анонс.

ВОПРОС: Однако, если можно, я бы хотел задать вопрос, аналогичный тому, который задал Аршад, но используя слово “юрисдикция” вместо слова “страна”: можем ли мы предположить, что причиной того, что вы используете термин “юрисдикция” вместо “страна”, является определённый остров, название которого начинается с буквы “T”? Или это –

Г-Н ХУК: Я полагаю –

ВОПРОС: Тайвань. Я –

ВОПРОС: Может ли “юрисдикция” означать больше, чем одно правительство, или это означает одно правительство?

Г-Н ХУК: Это сказал Министр финансов Мнучин?

ВОПРОС: Нет, это сказал Помпео.

ВОПРОС: Они оба это сказали –

ВОПРОС: Они использовали слово “юрисдикция”.

ВОПРОС: – юрисдикция – это не страна, поэтому – я хочу сказать, что это технический момент, и я понимаю, почему вы не хотите приводить названия.

Г-Н ХУК: Они не все мне известны. Не все.

ВОПРОС: Но являются ли все из этих восьми юрисдикций странами?

ВОПРОС: Отдельными правительствами?

ВОПРОС: Странами?

Г-Н ХУК: Да.

ВОПРОС: Да – странами, или да – правительствами?

Г-Н ХУК: Они – они –

ВОПРОС: Если в их число входит Тайвань, это было бы –

Г-Н ХУК: Я понимаю. Это государства. Это государства.

ВОПРОС: Ясно. Значит, Тайвань не входит в их число.

Г-Н ХУК: Я не буду говорить о Тайване. Я говорю о восьми государствах.

ВОПРОС: Могу ли я получить разъяснения по освобождениям от санкций при условии значительного сокращения импорта иранской нефти (SRE)?

Г-Н ХУК: Да.

ВОПРОС: Вчера вы сказали, что освобождение предоставляется на шесть месяцев, а затем производится повторная оценка.

Г-Н ХУК: В соответствии с законом.

ВОПРОС: Верно. А затем Госсекретарь сказал, что им понадобится ещё несколько недель для прекращения бизнеса с Ираном. Относится ли это ко всем восьми странам, которым предоставляется освобождение от санкций, или только –

Г-Н ХУК: Нет, он тогда говорил о двух странах, которые получат SRE. Им дадут немного больше времени, несколько недель, чтобы довести уровень импорта иранской нефти до нуля.

ВОПРОС: Но если они смогут достичь этой цели, освобождение от санкций всё ещё действительно в течение шести месяцев, в соответствии с законом?

Г-Н ХУК: Но с оперативной точки зрения освобождение актуально только в течение первых нескольких недель – но по закону, когда мы выдаем SRE, это на 180 дней.

ВОПРОС: Ясно.

Г-Н ХУК: И это в соответствии с Законом о полномочиях в области национальной обороны 2012 года (NDAA). Таким образом, речь идёт о 180-дневных SRE. Не имеет значения, достигнут ли они – я хочу сказать, что в каждой стране ситуация индивидуальна. Две из этих стран достигнут нулевого уровня до истечения срока действия SRE.

ВОПРОС: Не могли бы вы рассказать о более широких усилиях в стремлении заставить Иран вести себя как нормальный режим? Например, включает ли это публикацию сообщений в Twitter или других социальных сетях, или это нечто большее, более конкретно посвящённое поддержке оппозиционных групп или участников акций протеста?

ВОПРОС: Предполагает ли это нечто большее, чем просто публикация сообщений в Twitter? Делают ли США что-то для поддержки участников акций протеста?

Г-Н ХУК: Исторически иранский режим не садился за стол переговоров без значительного экономического и дипломатического давления. Восстановление наших санкций преследует две цели: лишить режим доходов, необходимых ему для финансирования кровавых войн за границей, а также изменить анализ затрат и результатов в нашу пользу, с тем чтобы Иран решил вернуться за стол переговоров.

Аятолла Хаменеи заявил, что следует проявлять враждебность по отношению к Соединенным Штатам, и это то, что вы ожидаете услышать от революционного режима. Мы очень чётко излагаем нашу позицию. Госсекретарь Помпео совершенно ясно заявляет, что мы готовы выслушать возможные предложения. Мы очень хотим начать работу над новым и более качественным соглашением для замены полной недостатков ядерной сделки с Ираном, из которой Президент США вышел в мае, и наша кампания максимального экономического давления является критически важной тактикой для достижения этой цели.

ВОПРОС: Но он также говорит о восстановлении демократии.

Г-Н ХУК: Президент, Государственный секретарь, Вице-президент, представители всех уровней Администрации США стоят плечом к плечу с иранским народом и поддерживают его стремление к лучшему образу жизни. Граждане Ирана хотят иметь более представительное правительство, правительство, которое не обворовывает их, которое поддерживает их права человека, их экономические права, свободу выражения мнений, свободу собраний. Соединенные Штаты хотят, чтобы иранцы обладали всеми этими правами. Мы считаем, что они заслуживают гораздо лучшей жизни, и Госсекретарь Помпео в своих обращениях к иранскому народу постоянно выступает в поддержку его требований к этому режиму в отношении реформ.

ВОПРОС: Я хочу задать вопрос, который Гардинер задал вчера об убийстве Хашогги и войне в Йемене и, как эти факторы, возможно, влияют на данную ситуацию. Я хочу сказать, как вы можете, с одной стороны, уделять так много внимания послужному списку Ирана в области прав человека, не принимая достаточно мер для оказания давления на Саудовскую Аравию по некоторым из тех же самых проблем?

Г-Н ХУК: Мы не разделяем интересы и ценности с иранским режимом. Мы попросили Саудовскую Аравию увеличить добычу нефти в то время, как мы выводим иранскую нефть с рынка, и Саудовская Аравия очень помогает нам в плане обеспечения адекватного снабжения нефтяного рынка в течение этого периода, когда мы наблюдаем резкое сокращение импорта иранской нефти в рамках нашей кампании максимального экономического давления. Правительство Саудовской Аравии успешно изолировало нефть от более широких политических вопросов, и это полезно в более широком контексте нашей кампании давления.

ВОПРОС: Позвольте мне здесь выступить в роли “адвоката дьявола”: я понимаю, что у вас есть общие интересы с Саудовской Аравией в отношении Ирана. Но какие общие интересы, какие общие ценности имеют США с Саудовской Аравией в плане уважения к правам человека?

Г-Н ХУК: Я могу только говорить о том, как саудовцы помогают нашей стратегии в отношении Ирана. Дональд Трамп выступил с речью в Эр-Рияде в ходе своей первой поездки за границу в качестве Президента, призвав наших партнеров из числа суннитских арабов увеличить свой потенциал по противостоянию иранской гегемонии, с тем чтобы наши арабские партнеры могли нести более значительную часть бремени на Ближнем Востоке. И с нами активно сотрудничают страны Персидского залива и других регионов по изолированию Ирана и оказанию максимального экономического давления для лишения режима денег, необходимых ему для дестабилизации Ближнего Востока.

ВОПРОС: Как будет работать этот счёт эскроу, о котором он говорил, и как вы обеспечите удовлетворение основных потребностей иранцев – в лекарствах и продуктах питания?

Г-Н ХУК: Счета эскроу, создаваемые для тех стран, которым необходимо продолжать импортировать иранскую нефть, лишают Иран твердой валюты, и лишают Иран любых доходов от продажи нефти. Каждый раз, когда Иран продаёт нефть, вырученные средства поступают на целевой депозитный счет в банке страны-импортера, и Иран должен тратить этот кредит. Мы настоятельно призываем эти страны обеспечивать, чтобы Иран расходовал эти деньги на гуманитарные закупки в пользу иранского народа. Самыми многострадальными жертвами иранского режима являются граждане Ирана. Этот режим использует фиктивные компании, замаскированные под гуманитарные организации, чтобы перенаправлять средства, которые должны расходоваться на продукты питания, лекарства и медицинские устройства, и использует их для обогащения режима и поддержки революционной деятельности за рубежом.

ВОПРОС: Таким образом, вы рассчитываете, что такие страны, как Китай, будут обеспечивать, чтобы режим не использовал деньги на эти цели?

Г-Н ХУК: Соединенные Штаты будут очень тщательно осуществлять мониторинг этих счетов эскроу. В отличие от предыдущих администраций, мы обеспечим, чтобы деньги не тратились на незаконную деятельность, чтобы из этих целевых депозитных счетов не утекали средства, и мы будем работать в тесном сотрудничестве со странами, с тем чтобы они стимулировали продажу и покупку гуманитарных товаров в пользу иранского народа. Наш режим санкций содержит очень чёткие исключения для продажи продуктов питания, медикаментов и медицинских устройств.

ВОПРОС: Как запрет на поездки вписывается в поддержку США иранского народа?

Г-Н ХУК: Поскольку иранский режим является самым крупным спонсором терроризма в мире, в его отношении мы проводим ограничительную визовую политику. И эта политика обусловлена ​​терроризмом режима. Она не обусловлена желанием ограничить передвижение обычных иранцев. Проблема, с которой мы –

ВОПРОС: Но она ограничивает их передвижение.

Г-Н ХУК: Но в этом и состоит проблема режима. Если бы режим прекратил финансирование терроризма и открыл свою экономику, чтобы мы могли видеть, куда идут деньги, это создало бы гораздо более благоприятные условия для выдачи американских виз.

ВОПРОС: У меня вопрос по поводу стран, которым, как вы говорите, необходимо продолжать импортировать нефть. Ожидаете ли вы, что вам придётся вновь и вновь выдавать им освобождения от санкций? Вы планируете ввести верхний предел количества повторных освобождений?

Г-Н ХУК: Наша цель по-прежнему – добиваться того, чтобы страны сокращали до нуля уровень импорта иранской нефти. Согласно нашим прогнозам, в 2019 году объем поставок нефти превысит спрос, и это создаст для нас гораздо лучшую атмосферу для скорейшего сокращения до нуля уровня импорта этими остающимися странами.

ВОПРОС: Таким образом, в настоящее время вы не вводите верхний предел того, сколько раз будут выдаваться эти освобождения от санкций?

Г-Н ХУК: Мы не планируем выдавать дополнительные SRE по окончании 180-дневного периода. Мы очень осторожно проводим нашу компанию максимального экономического давления без увеличения цены на нефть. Мы ожидаем, что в следующем году увеличатся поставки нефти, и это позволит нам ускорить путь к нулевому уровню импорта.

ВОПРОС: Сколько иранских банков будет отрезано от системы SWIFT? Администрация говорит, что их будет больше, чем раньше, но вы можете назвать цифру?

Г-Н ХУК: Об этом объявит Министр финансов Мнучин в понедельник.

ВОПРОС: Но он высказался по этому поводу, используя очень точные формулировки. По его словам, речь идёт об “определенных иранских финансовых институтах, включённых в санкционный список”. Это не означает категорически, что речь идёт о всех банках. Таким образом, возможно ли, что, во-первых, в санкционный список будут возвращены не все банки, которые были включены в него ранее, и, во-вторых, возможно ли, что некоторые подвергнутые санкциям банки не будут обязаны отключиться от системы, потому что он использовал слово “определенные”?

Г-Н ХУК: Я не буду интерпретировать значение термина “определенные”, и лишь скажу, что он объявит все банки в понедельник.

ВОПРОС: Насколько мне известно, 20 стран импортируют 80 процентов иранской нефти. Входят ли в число этих 20 восемь стран, получающих SRE?

Г-Н ХУК: Существует относительно небольшое число стран, на которые приходится львиная доля импорта иранской нефти.

ВОПРОС: И получают ли освобождения от санкций какие-либо из этих стран?

Г-Н ХУК: Я не хочу опережать объявление, которое сделает Министр финансов в понедельник.

ВОПРОС: Не могли бы вы внести некоторую ясность в ответ по поводу неамериканского гражданского ядерного сотрудничества? Будут ли предоставляться освобождения от санкций в этой области –

Г-Н ХУК: Министр финансов осветил эту тему сегодня утром, и соответствующее объявление будет сделано в понедельник.

ВОПРОС: Вопрос по поводу гуманитарных операций. В течение последних недель европейцы выражали обеспокоенность тем, что, хотя гуманитарные товары и услуги были освобождены от санкций, финансовые механизмы не были достаточно безопасными, и вам необходимо уточнить, по каким каналам страны и юридические лица могут осуществлять подобные транзакции. Считаете ли вы, что то, о чём вы объявили сегодня, проясняет этот вопрос, и безопасно ли осуществлять гуманитарные транзакции с Ираном?

Г-Н ХУК: Иранский режим имеет историю создания подставных компаний для отвода гуманитарных грузов. Финансовые институты во всём мире знают об истории Ирана в плане обмана банков в отношении продажи гуманитарных товаров. Бремя лежит на Иране, который должен открыть свою темную экономику, чтобы банки во всем мире имели больше уверенности в том, что, когда они содействуют гуманитарным транзакциям, гуманитарные товары достигают иранских граждан.

Соединенные Штаты являются крупнейшим донором гуманитарной помощи в мире. Каждый режим санкций, введённый нами, предусматривает исключения для пищевых продуктов, медикаментов и медицинских устройств. То есть, мы делаем всё от нас зависящее; иранский режим должен делать всё от него зависящее, создавая условия для этих транзакций в открытой и прозрачной финансовой системе.

ВОПРОС: Похоже, что существует не так много безопасных способов торговли, например, для фармацевтических компаний и медицинских компаний.

Г-Н ХУК: Иранский режим очень затрудняет процесс реализации гуманитарных товаров и услуг.

ВОПРОС: Как утверждают европейцы, они опасаются, что продавая Ирану гуманитарные товары, можно стать объектом американских санкций, поэтому они обращаются к вам, а не к Ирану.

Г-Н ХУК: Повторите вопрос.

ВОПРОС: Как утверждают европейские страны, компании опасаются, что, продавая эти товары Ирану, они станут объектом американских санкций. Поэтому они просят вас указать безопасные каналы для этой торговли.

Г-Н ХУК: Бремя определения безопасных каналов лежит не на Соединенных Штатах. Бремя лежит на иранском режиме, который должен создать финансовую систему, отвечающую международным банковским стандартам, в целях содействия продаже и предоставлению гуманитарных товаров и помощи.

ВОПРОС: Верно, но я думаю, что они пытаются заручиться какими-то гарантиями –

ВОПРОС: Необходимо следовать рекомендациям Управления Министерства финансов США по контролю за иностранными активами (УКИА).

ВОПРОС: Рекомендациям?

Г-Н ХУК: В течение многих лет УКИА публикует очень чёткие рекомендации –

ВОПРОС: Европейцы говорят, что это не так.

Г-Н ХУК: Мы делаем всё от нас зависящее, чтобы разрешать продажу гуманитарных товаров в Иране. Это то, что зависит от нас. Это наша роль. Роль Ирана – сделать эти операции возможными. Банки не испытывают доверия к банковской системе Ирана – они часто не доверяют эти транзакции банковской системе Ирана. Это проблема Ирана; это не наша проблема.

ВОПРОС: Но банки и компании не доверяют иранским банкам, потому что с этого момента они подвергаются американским санкциям.

Г-Н ХУК: Это неверно.

ВОПРОС: Это то, что говорят европейцы. Я просто –

Г-Н ХУК: Я отвечаю вам.

ВОПРОС: Мы ожидали, что будет представлен список. (Смех.)

Г-Н ХУК: Но Министр сказал вам, что список будет представлен в понедельник.

ВОПРОС: Когда вы говорите “в понедельник”, вы не имеете в виду, что список будет обнародован в буквальном смысле в 00:01 в ночь на понедельник, не так ли? Или, я имею в виду –

Г-Н ХУК: Нет. Министр объявит список в понедельник, а затем он будет опубликован в Федеральном реестре.

ВОПРОС: Ясно, но в целях личного планирования хотелось бы узнать, во сколько именно будет сделано это объявление.

МОДЕРАТОР: Около 8:30 утра.

ВОПРОС: В 8:30 в понедельник утром, но не ранее. Итак, другими словами, санкции вступают в силу в 00:01 в ночь на понедельник –

Г-Н ХУК: Да.

ВОПРОС: – но появится ли какая-нибудь информация на веб-сайте Министерства финансов США в 00:01? Я просто пытаюсь выяснить –

Г-Н ХУК: Я не знаю об этом. Что касается нашего ведомства, в понедельник будет обнародована информация об освобождении от санкций и обо всём другом. У Министерства финансов другой порядок, и в 00:01 они должны –

ВОПРОС: Значит, Государственный департамент не планирует объявить эти восемь стран в 00:01.

Г-Н ХУК: Нет. Нет. Нет.

ВОПРОС: Но, предположительно, эти восемь стран уведомлены о том, что они будут освобождены от санкций, потому что в настоящее время все они заявляют о себе: турки, итальянцы, южнокорейцы, индийцы.

Г-Н ХУК: Думаю, что вы ответили на собственный вопрос.

ВОПРОС: Я просто хочу убедиться в том, что никто не лжёт.

Г-Н ХУК: Понятно. Мы объявим список стран в понедельник.

ВОПРОС: И мы увидим, что в отношении стран, не получающих эти освобождения в понедельник, будут введены санкции?

Г-Н ХУК: Мы уже видим, что в огромном масштабе предварительно выполняются условия санкций перед их повторным вступлением в силу, потому что корпорации по всему миру справедливо предпочитают продавать товары и услуги в Соединенных Штатах, а не на иранском рынке, если им предоставляется выбор.

ВОПРОС: Но я имею в виду, не будут ли введены санкции в отношении крупных стран, которые не получат эти освобождения? Будет ли в понедельник объявлено о применении санкций?

Г-Н ХУК: Мы ожидаем, что страны по всему миру будут соблюдать санкции, потому что это в их интересах, и это отвечает нашим более широким целям национальной безопасности по устранению значительной и расширяющейся угрозы миру и безопасности.

Хорошо.

ВОПРОС: Спасибо.

Г-Н ХУК: Отлично. Благодарю вас.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2018/11/287095.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.