rss

Брифинг “для печати” Посол США в России Джон Хантсман и Заместитель Государственного секретаря по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон о Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД)

Facebooktwittergoogle_plusmail
English English

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
6 декабря 2018 года

 

В режиме телеконференции

 Г-ЖА НОЙЕРТ: Спасибо. Всем добрый день. Большое спасибо за то, что присоединились к нам, и добро пожаловать на брифинг Государственного департамента в режиме “для печати”, посвящённый Договору о РСМД. Его содержание не подлежит разглашению до завершения телеконференции. Повторяю, этот брифинг проводиться в режиме “для печати”. С нами беседуют Посол США в России Джон Хантсман – который сегодня присоединяется к нам из Москвы, – а также Заместитель Государственного секретаря США по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон. Мы начнём с Посла Хантсмана, затем перейдём к Заместителю Госсекретаря Томпсон, после чего выслушаем несколько вопросов.

Добрый вечер, г-н Посол. Прошу вас.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Спасибо, Хизер, и тепло приветствую всех из очень холодной Москвы. (Неразборчиво), собственно говоря. Я рад возможности присоединиться к нашему Заместителю Госсекретаря Андрее Томпсон, которая выступит через несколько минут.

Позвольте мне вначале сказать следующее. Мы уже много лет обсуждаем с россиянами нашу озабоченность по поводу давних нарушений Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Фактически, это происходило при двух администрациях – демократах и республиканцах. У нас было около 30 контактов на высоком уровне по этому вопросу в течение пяти лет. Мы провели около пяти встреч групп экспертов, включая два заседания Специальной комиссии по проверке (SVC) – органа контроля за осуществлением соглашения – по просьбе Соединенных Штатов, как в 2016, так и в 2017 году.

Таким образом, мы занимаемся этим вопросом уже много лет. Страны НАТО прилагают огромные усилия для сохранения этого Договора. Однако никто не верит, и нет никаких оснований полагать, что Россия намерена решить эту проблему – кстати, созданную ею самой, – и вернуться к выполнению соглашения даже после заявления Президента США от 20 октября.

Поэтому в настоящее время мы принимаем меры по реализации решения Президента от 20 октября, потому что нарушение Россией Договора представляет явную угрозу для американской, европейской и глобальной безопасности. Соединенные Штаты заявляют, что продолжающееся нарушение Россией Договора о РСМД представляет собой существенное нарушение соглашения. Соединенные Штаты приостановят выполнение своих обязательств по Договору по окончании 60-дневного периода, который начался 4 декабря, о чём очень четко заявил пару дней назад Государственный секретарь Помпео, если Россия не вернется к полному и поддающемуся проверке соблюдению Договора.

Россия должна вернуться к полному и поддающимся проверке соблюдению, а её отказ сделать это приведёт к прекращению действия Договора о РСМД. Но мы должны четко понимать: Россия пока не продемонстрировала никаких признаков того, что она стремится вернуться к полному соблюдению.

Это также не означает, что мы отходим от контроля над вооружениями. Мы делаем это для сохранения жизнеспособности и целостности соглашений о контроле над вооружениями в более широком плане. Мы по-прежнему привержены контролю над вооружениями, но нам нужен надёжный партнер, которого мы не имеем в лице России ни по РСМД, ни по другим, по правде говоря, нарушаемым ею договорам.

Всем большое спасибо.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Спасибо, сэр. Замгоссекретаря Томпсон.

ЗАМГОССЕКРЕТАРЯ ТОМПСОН: Да, спасибо, Хизер. И спасибо пресс-службе, а также Послу Хантсману, который провёл отличный обзор того, чем мы занимаемся здесь, в Государственном департаменте, в частности, в группе бюро “T”, а также того, чем занимаются наши партнеры, региональные партнеры по контролю над вооружениями. Я просто хотела бы добавить к комментариям Посла, с учётом того, что Госсекретарь и Соединенные Штаты официально объявили во вторник, что Россия существенно нарушает Договор о РСМД, что это решение действительно демонстрирует всем странам, как друзьям, так и противникам, что эта администрация, Администрация Трампа, серьёзно воспринимает наши договоры по контролю над вооружениями, и слова должны что-то значить.

И хотела бы напомнить, что, как указал Посол Хантсман, Москва начала обманным образом нарушать Договор о РСМД в 2008 году, когда россияне начали летные испытания крылатой ракеты SSC-8, дальность полёта которой превышает диапазон, разрешенный Договором. И, как он отметил, мы многократно предъявляли претензии России в течение пяти с лишним лет и поднимали этот вопрос в ходе 30 детальных контактов с россиянами. Мы предъявляли им доказательства нарушения. Они делали вид, что не понимают, о чём речь. Этот вопрос поднимали сотрудники Администрации Обамы, так же как и Посол США. Наша Администрация подняла его в ноябре прошлого года. Мы назвали ракету, о которой идет речь, после чего Россия прекратила отрицать её существование и теперь утверждает, что ракета соответствует требованиям Договора. И, как заявил в Конгрессе США Заместитель Председателя Объединенного комитета начальников штабов Пол Сельва, и мы также заявляли, Москва сформировала несколько дивизионов, вооруженных ракетами SSC-8, причём все они расположены с учётом наступательных целей.

Мы проявляли терпение в этом вопросе при двух администрациях; как упоминал Посол, мы обсуждали проблему с россиянами более 30 раз с 2013 года. Мы поднимали этот вопрос на самом высоком уровне в ходе контактов с путинским режимом, объясняя, что отказ вернуться к статусу-кво будет иметь последствия, но они продолжают нарушать договор. Президент Трамп неоднократно говорил, что наша первоочередная обязанность – обеспечивать безопасность и защиту американского народа, и это обещание опирается на заслуживающий доверия военный сдерживающий фактор. Наш Договор о РСМД не включает такие страны, как Китай, Иран или Северная Корея, и если мы хотим иметь заслуживающие доверия соглашения по контролю над вооружениями, мы должны демонстрировать, что наши договоры стоят бумаги, на которой они написаны. Для меня как Заместителя Госсекретаря, для Госсекретаря Помпео и для Президента США важно, чтобы наши соглашения по контролю над вооружениями соблюдались.

Мы обсуждали эту проблему с партнёрами и союзниками. Я уверена, что мы будем говорить об этом сегодня. Вы видели очень твёрдое заявление НАТО и выступление Генерального секретаря. Опять же, мы поддерживаем контакты с партнёрами и союзниками по этому вопросу как раньше, так и во время этого периода, и мы будем продолжать это делать в течение последующих шагов. Но совершенно очевидно, что Президент Путин нарушил условия Договора о РСМД. Он совершает и другие нарушения, о которых, я уверена, мы будем говорить. И опять же, я с нетерпением жду ваших вопросов в ходе этого брифинга, и спасибо за то, что нашли время для участия в нём.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Отлично, давайте выслушаем первый вопрос. Наш первый вопрос задаст – прошу вас.

ОПЕРАТОР: Первый вопрос задаст Мишель Келеман из Национального общественного радио. Пожалуйста, прошу вас.

ВОПРОС: Здравствуйте, спасибо за проведение этого брифинга. Г-н Хантсман, не могли бы вы немного рассказать о контактах, которые у вас были с россиянами по этому вопросу? Добиваетесь ли вы прогресса? Есть ли у вас ощущение, что они будут готовы к переговорам по этому вопросу в ближайшие 60 дней?

А также вопрос по Украине – потому что, похоже, эти призывы к возвращению кораблей и моряков в Украину остались без внимания.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Спасибо, Мишель. Я предоставлю другим возможность обсудить американо-украинские отношения, потому что, вероятно, этот вопрос не подходит для данного конкретного брифинга.

Вопрос о соблюдении Договора о РСМД поднимается практически на каждой встрече высокого уровня, которую мы проводим. Это касается встреч на высоком уровне, это касается встреч на рабочем уровне, и не только в течение года с небольшим моего пребывания в должности, но и, конечно, в течение предыдущих почти пяти лет. Таким образом, этот вопрос последовательно поднимается, идёт последовательный обмен сообщениями уже при двух администрациях США. России представляется информация в поддержку наших аргументов по SSC-8.

Честно говоря, я слышал, как сегодня кто-то сказал, что мы якобы предъявляем “ультиматум”. Если я не ошибаюсь, использовалось именно это слово. И я был вынужден сказать: нет, это прямо противоположно ультиматуму. Эта работа велась очень методично на протяжении правления двух администраций, пяти лет, десятков контактов на очень, очень высоком уровне. Когда есть два участника 30-летнего соглашения, заключённого в 1987 году, пожалуй, одного из самых важных и успешных соглашений в области контроля над вооружениями, и вы обнаруживаете, что сегодня – более того, на протяжении большей части последних пяти лет, – только один из двух участников соблюдает обязательства, продолжение выполнения соглашения теряет смысл.

Итак, мы достигли этого этапа. Решение принято, и начался 60-дневный период. Я полагаю, что уже прошло два дня. И Россия имеет возможность в течение 60-дневного периода вернуться к полному, поддающемуся проверке соблюдению соглашения, или результатом будет прекращение действия Договора о РСМД в его нынешнем виде.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ясно, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Майкл Гордон из Wall Street Journal, пожалуйста, прошу вас.

ВОПРОС: Да, спасибо. У меня очень конкретный вопрос о том, что означало бы для россиян возвращение к полному и поддающемуся проверке соблюдению соглашения. Некоторые члены сообщества по контролю над вооружениями предложили следующее: россияне могли бы посетить систему Aegis на берегу, взглянуть на нее, и, возможно, США могли бы модифицировать её, чтобы она не могла запускать ракеты Tomahawk, что позволит развеять опасения россиян; в свою очередь, США могут посетить объект с запрещенной крылатой ракетой наземного базирования, россияне бы могли демонтировать комплекс, показать его нам и, возможно, внести изменения с тем, чтобы радиус действия ракеты был более ограниченным. Это идея, которая обсуждалась в контексте второго направления.

Что вы думаете о таком подходе? Вы одобряете его, или вы бы не хотели его поддержать? И если он вам не нравится, что на самом деле нужно сделать россиянам для соблюдения соглашения? Вы хотите, чтобы они уничтожили все ракеты, уничтожили пусковые установки? Что конкретно им нужно сделать?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Г-жа Замгоссекретаря, вы хотите начать?

ЗАМГОССЕКРЕТАРЯ ТОМПСОН: Конечно, да. Нет, спасибо, Майкл, и спасибо за то, что изложили некоторые из тех вариантов, которые можно было бы обсуждать. Могу вам сообщить, что некоторые из них обсуждались в поисках путей продвижения вперед, в том числе на встречах SVC, которые проводились несколько раз. И опять же, как упоминалось ранее, россияне вначале говорили, что у них нет этой системы, а затем говорили, что у них есть эта система, но она не нарушает Договор – и поэтому переговоры не продвинулись вперёд. Обсуждались разные варианты, но, откровенно говоря, россияне просто не признают, что они нарушают этот Договор.

Как отметил Посол Хантсман, возвращение к полному и поддающемуся проверке соблюдению означает именно это. SSC-8 имеет радиус действия, который не соответствует требованиям. Так что необходимо либо избавиться от системы, либо избавиться от пусковой установки, либо изменить систему, чтобы радиус действия не превышал допустимый диапазон. Только в этом случае можно будет продвигаться вперёд, причём всё происходящее подлежит верификации. Но повторяю, что очередь хода – за россиянами. Мы не можем сделать это за них. Они должны проявить инициативу.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ясно. Следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР:  Джоэл Гёрке из Washington Examiner.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо за проведение этого брифинга. Г-н Посол, какие преимущества, на ваш взгляд, Россия пытается получить, развёртывая эти ракеты и этот наступательный потенциал в нарушение Договора, учитывая ваши вероятные ответы? Какова конечная цель россиян?

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Можно только предполагать, что они пытаются вырваться вперед в борьбе соперников; это немного похоже на нарушения, которые мы наблюдаем с другими договорами, будь то Договор по открытому небу или Конвенция по химическому оружию. Это желание каким-то образом получить преимущество, но мы не готовы с этим мириться. Это прямое нарушение соглашения. Мы предельно ясно заявляем об этом. И теперь мы, наконец, достигли точки, когда мы готовы принять соответствующие меры.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ясно. Следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Ник Уодхэмс из Bloomberg News.

ВОПРОС: Здравствуйте. Г-н Посол или г-жа Замгоссекретаря, не могли бы вы объяснить, что позволит США сделать выход из Договора о РСМД, что они не могли делать ранее? Есть ли план в стадии реализации, о чём говорится в попавшем в СМИ письме Болтона двухдневной давности: что США хотят разработать и развернуть ракеты наземного базирования в кратчайшие сроки? Таково намерение?

ЗАМГОССЕКРЕТАРЯ ТОМПСОН: Да, спасибо за вопрос, Ник. Я могу только сказать, что юридические последствия приостановления участия означают для нас, что мы больше не обязаны выполнять положения Договора. Точнее, Договор остаётся в силе в течение этого периода приостановления участия, поэтому в течение 60-дневного периода мы продолжаем выполнять его положения. Но опять же, если и когда будет сделан этот следующий шаг, то мы не будем обязаны их выполнять, так что мы сможем продолжать свои усилия. Но что касается последующих шагов по финансированию, строительству и развертыванию этих систем, я хотела бы посоветовать вам связаться с моими партнерами в Министерстве обороны США, но у меня есть предельная вера и уверенность в том, что они сделают всё, что требуется для защиты нашей безопасности и процветания. Но ещё раз повторю, что в настоящее время мы по-прежнему придерживаемся положений нашего Договора.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ясно. Следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Шон Тэндон из AFP. Пожалуйста, прошу вас.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо за проведение этого брифинга. Я на самом деле хотел бы продолжить тему, поднятую в вопросе Ника. Хотелось бы знать, что на самом деле произойдёт, если и когда США покинут Договор: какие вы ожидаете шаги на этом этапе, если будет решено, что США покинут Договор?

ЗАМГОССЕКРЕТАРЯ ТОМПСОН: Есть целый ряд последующих шагов. Мы изложили их в общих чертах. Но Россия знает, каковы эти шаги, и мы тоже это знаем. Это часть положений подписанного нами Договора о РСМД. У нас есть межведомственный процесс, посвященный принятию следующих шагов. Опять же, в договорах довольно чётко изложено, что означает существенное нарушение, что означает приостановление участия, что означает выход из соглашения. И мы будем чётко следовать правовым параметрам Договора.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Шон, на мой взгляд, важно отметить, что мы никогда не достигали момента времени, когда мы фактически говорили, что срок (неразборчиво), учитывая российские –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Извините, следующий вопрос, пожалуйста.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Прошу прощения.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Извините, г-н Посол. Прошу вас, продолжайте.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Да, я хотел просто упомянуть Шону, что мы ранее никогда не достигали момента, когда мы фактически начинали 60-дневный период, в течение которого Россия должна вернуться к полному, проверяемому соблюдению Договора, и по истечении 60 дней мы оценим действия России. Я думаю, что это первый раз, когда мы подвергаем Россию такому испытанию, и я считаю, что это очень примечательный и важный момент, который мы наблюдаем здесь, потому что мы действительно в некотором смысле как бы проводим стресс-тестирование доверия в отношениях между странами.

Г-ЖА НОЙЕРТ: И последний вопрос.

ОПЕРАТОР: Робби Грэймер из журнала Foreign Policy. Пожалуйста, прошу вас.

ВОПРОС: Здравствуйте. Большое спасибо за проведение этого брифинга. Может ли кто-нибудь из вас предоставить нам дополнительную информацию о том, что говорят вам европейские союзники, и что вы говорите им, чтобы развеять их обеспокоенность тем, что это может спровоцировать новую гонку вооружений, о чём выразил опасение Министр иностранных дел Германии?

ЗАМГОССЕКРЕТАРЯ ТОМПСОН: Да, безусловно, Робби. Опять же, это не является самостоятельным процессом. Мы сотрудничаем с партнёрами и союзниками с самого начала процесса, как уже отмечалось, на уровне Президента, на уровне Госсекретаря и, могу вам сказать, на моём уровне, в рамках каждого контакта с партнёрами и союзниками по НАТО и другими партнёрами и союзниками в отношении следующих шагов.

Вы видели чрезвычайно твёрдое заявление наших коллег по НАТО, принятое на уровне министров иностранных дел и Генерального секретаря. Я поднимала этот вопрос в ходе своих контактов до и во время этого процесса, и, опять же, обратная связь от наших партнёров и союзников свидетельствует о решительной поддержке. Они осознают, что именно Россия является нарушителем, и мы работаем с ними, продолжая сообщать о следующих шагах. Опять же, мы видим решительную реакцию со стороны наших партнёров и союзников по НАТО и, по сути, по всему миру. Благодарю вас.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Робби, если можно, я бы просто добавил к тому, что сказала Андреа: наряду с очень решительным заявлением НАТО и очень твёрдым единством Альянса, 28 других стран заявляют, что мы соблюдаем Договор; 29 стран согласны с тем, что Россия его не соблюдает. На мой взгляд, это говорит нам обо всём, что нам нужно знать, во-первых, о работе, проделанной с НАТО и нашими союзниками в течение последнего времени, и, во-вторых, о том, какова наша позиция сегодня, когда мы начинаем 60-дневный период.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Отлично. Большое спасибо, уважаемые Посол Хантсман и Заместитель Госсекретаря Томпсон. Большое спасибо за то, что присоединились к нам сегодня, а также благодарим наших журналистов. Запрет на разглашение содержания брифинга снят. Приятного вам вечера.

ПОСОЛ ХАНТСМАН: Большое спасибо

ЗАМГОССЕКРЕТАРЯ ТОМПСОН: Благодарю вас.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Для того, чтобы подписаться на новости или получить доступ к вашим параметрам подписки, пожалуйста, введите вашу контактную информацию ниже.