rss

Специальный брифинг Помощника Госсекретаря США по энергоресурсам Фрэнсиса Фэннона

Facebooktwittergoogle_plusmail
English English, Français Français

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения10 декабря 2018 года
Брифинг «для печати»
Специальный брифинг Помощника Госсекретаря США по энергоресурсам Фрэнсиса Фэннона
10 декабря 2018 г.
В режиме телеконференции

 
 

Г-Н ПАЛЛАДИНО:
Спасибо, Дейя. Всем доброе утро. Спасибо, что присоединились к нам. Сегодня мы будем говорить об энергобезопасности Европы и трубопроводе «Северный поток-2»; мы рады тому, что с нами Помощник Госсекретаря США по энергоресурсам Фрэнк Фэннон

Сегодняшний брифинг проводится в режиме «для печати». Помощник Госсекретаря Фэннон скажет вступительное слово, а затем мы перейдем к вопросам.

Помощник Госсекретаря Фэннон, прошу.

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Хорошо, спасибо. Всем доброе утро. Спасибо за звонок. Как сказал Роберт, я буду говорить о трансатлантической энергетической безопасности, в частности, я только что вернулся из Европы. Я провел какое-то время в Хорватии, в Венгрии, затем поехал в Прагу, где мы говорили об этих ключевых вопросах и важности диверсификации энергоресурсов, поставок и маршрутов для укрепления энергетической безопасности, чтобы действовать в соответствии с общими ценностями нашего трансатлантического альянса и перестать зависеть от России.

Энергетическая безопасность наших европейских партнеров и союзников в течение долгого времени являлась стратегическим приоритетом США, а учитывая агрессию России в последнее время, именно сейчас следует направить нашу дипломатию на трансатлантическую энергетическую безопасность.

США решительно осудили недавнюю агрессию России на Азовском море. Мы назвали закрытие Россией Керченского пролива явным нарушением международного законодательства. Действия России только укрепляют консенсус международного сообщества, которое воспринимает предлагаемый маршрут «Северный поток-2», как прямой вызов целям энергетической и национальной безопасности Европы. Он укрепляет зависимость, о которой мы говорили.

Разумеется, в Европе многие признают решающее значение диверсификации энергии для достижения энергетической безопасности. С каждым днём всё больше европейских стран признают важность этого, многое делает Европейский Союз. ЕС открывает свои рынки, поощряет проекты в общих интересах, проекты по строительству ключевой энергетической инфраструктуры. Сюда входит соединительный трубопровод Греция-Болгария и синхронизация электросетей прибалтийских государств для континентальной Европы.

Ещё одним проектом в общих интересах является проект СПГ на острове Крк.. Я только что вернулся из Загреба и встретился с премьер-министром Пленковичем, где мы обсудили диверсификацию и безопасность энергии. Этот терминал может импортировать СПГ от ряда поставщиков. Он обеспечивает более широкую диверсификацию и независимость от российских поставок, в частности, для Венгрии.

Как только будет построена основная инфраструктура, она обеспечит всей Европе альтернативность и, таким образом, конкуренцию на рынке. Россия не хочет наличия вариантов. Они не хотят открытого, прозрачного рынка. И именно поэтому Европейский Союз разработал эти проекты в общих интересах.

Диверсификация — это не просто мнение. У нас имеются реальные, определенные примеры. Обратитесь к Литве — плавучее регазификационное хранилище «Независимость». Оно было построено в качестве стратегической инвестиции, не коммерческой, а стратегической инвестиции, однако ПРХ обеспечило конкуренцию на рынке и более низкие цены на газ для Литвы, откуда бы ни поступал газ.

Диверсификация включает все источники энергии, не только газ, но и возобновляемые источники энергии, например, ядерную энергию. Диверсификация включает разнообразие поставок и маршрутов, в сочетании создающих жизнеспособные и надежные рынки. У стран будет больше выбора, поскольку рынки предлагают больше вариантов.

Призыв Америки к диверсификации предварил наше сегодняшнее положение в качестве экспортера СПГ. Наша постоянная поддержка Южного газового коридора стоимостью более 40 миллиардов долларов охватила многочисленные администрации и продолжается и сегодня, несмотря на то, что прямых американских инвестиций в этот проект нет.

США будут продолжать оказывать поддержку энергетической диверсификации Европы, помимо прочего, предоставляя альтернативные источники энергии, включая СПГ. Кроме того, постоянно появляются новые источники. Незадолго до поездки в Европу я был в восточной части Средиземноморского региона; там мы увидели, как энергетический прагматизм может преодолеть политические опасения в долгосрочной перспективе. Мы были свидетелями повторного ввода в эксплуатацию трубопровода, который будет доставлять газ из Израиля в Египет и Иордан, в потенциале — на экспорт в Европу. Вне зависимости от того, откуда, в конечном итоге, страна получает газ, конкуренция, ведомая Америкой, расширяет возможность выбора для европейских потребителей и снижает цены, даже когда фактическим поставщиком являются другие страны.

Напротив, «Северный поток-2» и расширение трубопровода Турецкого потока принимают — пытаются усилить зависимость, а не укрепить безопасность. Это не коммерческие проекты; это политические механизмы. В отличие от США, энергетические компании России являются продолжением государства, и Российское государство использует энергию для оказания политического давления. С помощью «Северного потока-2» Россия пытается усилить рычаги давления на Запад, в то же время отрезая Украину от Европы. США и Европа имеют общие западные ценности. Мы смотрим на коммерцию как на взаимовыгодный и обоюдный процесс, но ведение дел с «Северным потоком-2» не соответствует этим общим ценностям.

В начале этого месяца Госсекретарь Помпео принимал Министра иностранных дел Украины Климкина. Он сделал заявление для прессы, цитирую: «Мы продолжим работать сообща над тем, чтобы остановить проект «Северный поток-2», который подрывает экономическую и стратегическую безопасность Украины и рискует ещё больше подорвать суверенитет европейских государств, которые зависят от российского газа», — конец цитаты.

Оппозиция США «Северному потоку-2» вызвана нашей постоянной обеспокоенностью в отношении того, что трубопровод представляет собой обширную геостратегическую угрозу безопасности Европы, — мысль, которую мы постоянно доводим до сведения лидеров стран континента. Госсекретарь напоминает нам, что, цитирую: «Мы не хотим, чтобы наши друзья в Европе стали жертвой политических и экономических манипуляций, которые Россия пыталась применить к Украине с тех пор, как она разорвала цепи советского прошлого».

На этом, Роберт, я сделаю паузу, с нетерпением жду ваших вопросов.

Г-Н ПАЛЛАДИНО: Отлично. Спасибо, Дейя. Давайте перейдем к вопросам.

ОПЕРАТОР: Дамы и господа, хочу напомнить, что если у вас есть вопрос, нажмите единицу — простите — звездочку, затем единицу на своем телефоне с тональным набором. Ещё раз — чтобы задать вопрос, нажмите *1.

Первый вопрос задает Джессика Донати из The Wall Street Journal. Прошу.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо за брифинг. Хотелось бы знать, планируете ли вы какие-либо меры или шаги, чтобы иметь больше возможностей убедить Германию отойти от «Северного потока-2», если дипломатия не сработает.

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Да, спасибо за вопрос. Мы продолжаем вести переговоры со всеми нашими друзьями в Европе через двусторонние форумы — на двусторонней основе, а также через многосторонние форумы. Мы знаем, что уровень обеспокоенности в связи с «Северным потоком-2» в Германии растет, но также более широко, конечно, и ожидаем — с точки зрения дальнейших политических шагов, мы не комментируем будущие действия, которые может предпринять правительство США, но мы прямо заявили о своей позиции по этому вопросу, и призываем страны действовать на основе наших общих ценностей, о которых я говорил ранее.

Г-Н ПАЛЛАДИНО: Следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Вопрос задает Меган Гордон из S&P Global Platts. Прошу.

ВОПРОС: Здравствуйте. У меня вопрос о — как администрация рассматривает меры, которые Конгресс думает принять в отношении «Северного потока», например, наложение уравнительных санкций на трубопровод, или, как во вторник, возможно, голосование для — для принятия резолюции, не имеющей обязательной силы, выражающей оппозицию строительству трубопровода?

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Да, спасибо за вопрос. Мы, конечно, следим за уровнем интереса, который проявляет Конгресс, и я хочу сказать, что этот уровень, этот интерес предшествовал стычкам на Азовском море. Мы предвидим, что Конгресс решит этот вопрос, и преследование российского сектора энергетического экспорта после этого только усилится. Мы следили за законопроектом. Думаю, там около 10 законопроектов, и все включают российскую энергию в качестве ключевого компонента. Мы пока не можем комментировать какую-либо конкретную часть законодательства, но хотим, чтобы вы знали, что мы тесно следим за этим. Спасибо.

Г-Н ПАЛЛАДИНО: Следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Следующий вопрос задает Хейг Гугартс из Argus Media. Прошу.

ВОПРОС: Здравствуйте, Фрэнк. ЕС направлял свои усилия на то, чтобы обеспечить продолжающийся транзит российского газа для Украины после 2019 года, даже если «Северный поток» будет создан. Как вы на это смотрите, продвигаете ли вы энергетические реформы в Украине в газовом секторе?

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Хорошо, спасибо. Если вы не против, сначала я отвечу на второй вопрос. Несколько месяцев назад я провел некоторое время в Киеве, и вопрос — конечно, «Северный поток-2» был темой обсуждения, но в более широком плане мы делали упор на реформы в энергетическом секторе Украины. Я рад тому, что благодаря трудоемкой подготовке и тесному сотрудничеству с правительством Украины и компаниями — что они продвигаются по пути реструктуризации «Нафтогаз», государственной компании. Они разработали рамочный процесс, чтобы добиться прогресса в реструктуризации, которая произойдет в январе 2020 г. Конечно, это большая государственная компания, и это займет время. Так что мы рады принятию продуктивных мер. Ещё многое предстоит сделать, и европейские партнеры также поделились с нами своим мнением, мы активно обсуждаем это с украинцами. Но мы рады тому, что реформы идут, и мы, вместе с другими многосторонними организациями, продолжаем призывать к реформам.

ОПЕРАТОР: Следующий вопрос задает Гай Тейлор из The Washington Times.

ВОПРОС: Здравствуйте, спасибо за брифинг. Это бесконечно интересно. Хотелось бы знать, г-н Секретарь, не могли бы сказать несколько слов — о проекте острова Крк, проекте СПГ в Хорватии и, может быть, сообщите нам последнюю информацию о том, когда этот объект сможет начать принимать поставки СПГ? Заключается ли политика американского правительства в том, чтобы транспортировать американский СПГ через этот принимающий порт, и не могли бы вы коснуться того, в какой степени это представляет нечто вроде энергетической войны между США и Россией, учитывая, что это возможная альтернатива «Северному потоку-2» в Западной Европе? Спасибо.

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Прошу прощения, извините. Позвольте мне — я понял, что не полностью ответил на предыдущий вопрос, а потом я вернусь к Крк. Что касается мнения о том, чтобы доверять Путину, то есть — продолжать транзит газа через Украину, мы не считаем этот вариант реальным. Ничто не указывает на то, что мы должны верить г-ну Путину в каком-либо отношении, и его комментарии по-прежнему заключается в том, что они будут рассматривать — по моему мнению — будут рассматривать транзит газа, пока он представляет коммерческий интерес для Российской Федерации. Вопрос сохранения некоторого скромного объема транзита газа — частично чисто математического порядка, потому что у нас есть — предположим, построен Турецкий проект со многими линиями трубопроводов, предположим, построен «Северный поток-2», вместе они не смогут экспортировать весь объем транзитного газа через Украину. Так что это — что останется, будет проходить транзитом — будет в потенциале проходить транзитом через Украину. Но даже и в этом случае, все упирается в вопрос доверия г-ну Путину, но я не думаю, что кто-либо может ему доверять, судя по урокам прошлого.

Переходя к терминалу Крк, США горячо поддерживают проект на острове Крк и горячо поддерживают деятельность Европейской Комиссии в отношении этого терминала. Этот проект в их общих интересах, мы ему аплодируем и поддерживаем его, и, кстати, частично моя поездка была посвящена обсуждению этого терминала. Они продолжают прагматический подход — как Хорватия, так и потенциальные импортеры этого газа, как, например, Венгрия, постарались сделать этот проект экономически обоснованным. Они занимаются этим в настоящее время. Однако мы не видим этот проект непременно — только пунктом назначения газа из США. Мы видим его как важную диверсификацию, обеспечение альтернативы для создания рынка там, где до настоящего времени ничего не было; вот что мы хотим видеть. Если газ из США будет туда поставляться, экспортироваться, прекрасно, но не это является нашим намерением. Мы ожидаем, что газ из США пойдет в те страны, где наши частные компании подпишут контракты. В отличие от России, наши компании не являются продолжением государства. Это предприятия частного сектора, и они сами выберут пункты назначения для собственного груза.

Как я уже упоминал, интерес представляет и восточная часть Средиземноморского региона — там разрабатываются очень интересные проекты, которые могут стать еще одним источником импорта для Крк. Опять-таки, это возможно, я думаю, для Хорватии, Венгрии и других потенциальных бенефициаров Крк. Это возможность реализовать лучшее энергетическое будущее, учитывая количество газа, которое мы видим, — не только из США, что приведет к общему снижению цен, но также из восточной части Средиземноморского региона, все больше из Катара, из Мозамбика. Австралии. Мы стоим на пороге новой эры газа, и они могут воспользоваться ее преимуществами. Спасибо.

Г-Н ПАЛЛАДИНО: Следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Следующий вопрос задает Тимоти Гарднер из Reuters. Прошу.

ВОПРОС: Хорошо, спасибо. Хотелось бы узнать, что вы думаете о германских политиках, включая Крамп-Карренбауэр, которая является кандидатом на смену Меркель. На прошлой неделе она сказала, что отказываться от политической поддержки «Северного потока-2» — слишком радикальное решение, но, по ее предложению, Германия может уменьшить объем газа, пропускаемого по трубопроводу. Приемлемо ли это для США, учитывая, насколько продвинулся проект до настоящего времени?

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Да, спасибо. Не могу комментировать политическое измерение другой страны, но могу сказать, что наша политика будет заключаться в оппозиции «Северному потоку-2». Это механизм Российского государства для повышения зависимости и оказания давления на импортирующие страны, который взывает к Европе о проведении проектов в общих интересах, поскольку они видят путь к энергетической безопасности в диверсификации. Спасибо.

ОПЕРАТОР: Хочу напомнить, что если у вас есть вопрос, нажмите звездочку, затем единицу. Следующий вопрос задает Джулиан Хесслер из German Business Week.

ВОПРОС: Здравствуйте. Хотелось бы знать, может ли правительство Германии предпринять какие-либо шаги, которые удовлетворили бы американскую оппозицию «Северному потоку-2» и сохранили бы партнера, учитывая тот факт, что он должен открыться, я думаю, к концу следующего года? Также учитывая короткий срок до окончания проекта трубопровода, каковы ваши временные рамки для принятия мер по противодействию его завершения? Спасибо.

ПОМОЩНИК ГОССЕКРЕТАРЯ ФЭННОН: Позиция США в этом вопросе совершенно ясна. Мы в оппозиции «Северному потоку-2», и призываем все стороны выйти из проекта и для — вот наша позиция.

Г-Н ПАЛЛАДИНО: Время для одного последнего вопроса.

ДОЛЖНОСТНОЕ ЛИЦО: Наш последний вопрос на линии — Меган Гордон из S&P Global Press. Прошу.

ВОПРОС: Да, здравствуйте. Госдепартамент в августе принял решение в рамках закона о химическом и биологическом оружии, и я хотела бы узнать, каково положение дел по этому вопросу. У администрации, по-моему, было 90 дней для наложения второго раунда санкций на Россию. Приняла ли администрация решение о том, какие из этих санкций применить?

Г-Н ПАЛЛАДИНО: Это Роберт Палладино, я собираюсь вмешаться. Это выходит за рамки круга ведения Помощника Госсекретаря Фэннона, но мы будем рады принять ваш вопрос и ответить на него позднее.

Хочу поблагодарить всех за участие. Мы подошли к концу брифинга. Спасибо Помощнику Госсекретаря Фрэнку Фэннону за то, что присоединился к нам, и спасибо всем участникам. До свиданья.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2018/12/287983.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Для того, чтобы подписаться на новости или получить доступ к вашим параметрам подписки, пожалуйста, введите вашу контактную информацию ниже.