rss

Телефонный брифинг Помощника Госсекретаря США по энергоресурсам Фрэнсиса Фэннона

Facebooktwittergoogle_plusmail
English English

Брюссель, Бельгия
11 декабря 2018 года

 

Модератор: Приветствую всех из Американо-европейского медиацентра в Брюсселе. Хочу поприветствовать наших участников со всей Европы. Спасибо всем, что присоединились к нашему обсуждению.

Мы рады, что сегодня с нами будет Помощник Госсекретаря США по энергетическим ресурсам Фрэнсис Фэннон. Помощник Госсекретаря будет говорить об энергетической безопасности и трубопроводе «Северный поток-2». Он только что вернулся из поездки в Чешскую Республику, Хорватию и Венгрию. В этом году он побывал во многих странах Европы, включая Украину, Польшу, Португалию и Грецию, чтобы обсудить ключевые вопросы взаимовыгодной трансатлантической энергетической безопасности.

Мы начнем брифинг со вступительного слова Помощника Госсекретаря Фэннона, а затем перейдем к вопросам. Постараемся ответить на максимально возможное число вопросов в отведенное нам время.

Напоминаю, что сегодняшний брифинг проводится в режиме «для печати». На этом передаю слово Помощнику Госсекретаря Фэннону.

Помощник Госсекретаря Фэннон: Доброе утро. Кэти, благодарю за это представление. Как Вы отметили, я только что вернулся из поездки. У меня был ряд весьма позитивных встреч в Будапеште, Праге и Загребе, а затем в других местах, о которых Вы упомянули. На всех этих встречах мы обсуждали исключительную важность наших общих ценностей в трансатлантическом альянсе в контексте энергетической безопасности.

Я думаю, что учитывая агрессию России в последние недели, сейчас самое подходящее время, чтобы направить внимание нашей дипломатии на эту сферу. Энергетическая безопасность наших европейских партнеров и союзников в течение долгого времени является стратегическим приоритетом США. Соединенные Штаты решительно осуждают недавнюю агрессию России в Азовском море. Закрытие Россией Керченского пролива является явным нарушением международного права. Действия России только укрепляют консенсус международного сообщества, которое воспринимает «Северный поток-2» как прямой вызов трансатлантическим отношениям в сфере энергетической безопасности и нашим общим целям национальной безопасности.

Итак, я хотел бы немного поговорить с вами о дипломатической работе, которую мы проводим применительно к нашим европейским партнерам, которые на самом деле признают центральную роль диверсификации энергии и достижения энергетической безопасности. Всё больше европейских стран признают основополагающее значение диверсификации для энергетической безопасности. Отчасти именно поэтому Европейский союз, Комиссия начали осуществлять проекты, представляющие общий интерес, которые направлены на открытие рынков и поощрение проектов по строительству ключевой энергетической инфраструктуры для содействия интеграции и поддержки диверсификации. Эти проекты включают соединительный трубопровод Греция-Болгария и синхронизацию электросетей прибалтийских государств для континентальной Европы. Ещё одним проектом в общих интересах является проект по строительству терминала сжиженного природного газа (СПГ) на острове Крк. В Загребе у меня были весьма конструктивные разговоры с Премьер-министром Пленковичем, где мы обсуждали этот проект и его потенциал для поддержки энергетической безопасности и диверсификации.

Этот терминал может импортировать сжиженный природный газ от ряда поставщиков и позволит обеспечить диверсификацию в регионе и, в частности, для Венгрии. Как только будут осуществлены ключевые проекты, подобные проекту на острове Крк, это обеспечит всей Европе альтернативность и реальную конкуренцию на рынке.

Россия не хочет наличия вариантов. Они не хотят открытого, прозрачного рынка. Важно то, что как только будет построена инфраструктура, воздействие на альтернативность перестанет быть некой теоретической концепцией. У нас есть подтверждение этой концепции. Возьмем, к примеру, плавучее регазификационное хранилище (ПРХ) «Независимость» в Литве. Оно было построено в качестве стратегической инвестиции, однако ПРХ обеспечило конкуренцию на рынке и более низкие цены на газ для Литвы.

Диверсификация включает все источники энергии. Когда мы говорим об источниках энергии, то мы включаем также возобновляемые источники энергии и ядерную энергию, хотя, разумеется, главный предмет обсуждения на этом брифинге – это газ.

Следует отметить, что Соединенные Штаты занимают второе место в мире по производству возобновляемой энергии. И важно высказаться по этому поводу, поскольку на всех моих встречах в странах Европы обстоятельно обсуждались вопросы возобновляемых источников энергии, а также ядерной энергии.

Призыв Америки к диверсификации источников и, в частности, маршрутов доставки природного газа предварил наше сегодняшнее положение в качестве экспортера природного газа. Постоянная поддержка США Южного газового коридора стоимостью более $40 млрд продолжается в течение нескольких администраций вплоть до сегодняшнего дня несмотря на то, что прямых американских инвестиций в этот проект нет.

США будут продолжать оказывать поддержку энергетической диверсификации Европы, включая альтернативные источники энергии, такие как СПГ.

Следует также отметить, что постоянно появляются новые источники газа. Незадолго до поездки в Европу я был в восточной части Средиземноморского региона. Там значительные новые объемы и интеграция в регионе обеспечивают новые поставки газа на мировые рынки и, разумеется, потенциально в Европу.

Вне зависимости от того, откуда, в конечном итоге, страна получает газ, конкуренция, ведомая Америкой, расширяет возможность выбора и снижает цены для европейских потребителей, независимо от того, кто является производителем.

Напротив, «Северный поток-2» и расширение трубопровода «Турецкого потока» стремятся усилить зависимость от российского газа, а не укрепить безопасность. Это не коммерческие проекты. Это политические инструменты.

В отличие от США, энергетические компании России являются продолжением государства, и российское государство использует энергетику, чтобы принудительным образом достигать геополитических целей. Посредством «Северного потока-2» Россия добивается укрепления своих рычагов давления на Запад, одновременно отсекая Украину от Европы

У США и Европы общие западные ценности. Мы смотрим на коммерцию как на взаимовыгодный и обоюдный процесс. Но ведение дел с «Северным потоком-2» не соответствует этим общим трансатлантическим ценностям. «Северный поток-2» напрямую угрожает подорвать безопасность Украины.

В начале этого месяца, когда Госсекретарь Помпео принимал Министра иностранных дел Украины Климкина, он вновь заявил, что мы «продолжим работать сообща над тем, чтобы остановить проект «Северный поток-2», который подрывает экономическую и стратегическую безопасность Украины и рискует еще больше подорвать суверенитет европейских государств, которые зависят от российского газа».

Оппозиция США «Северному потоку-2» вызвана нашей постоянной обеспокоенностью тем, что трубопровод представляет собой обширную геостратегическую угрозу нашей трансатлантической энергетической безопасности, – мысль, которую мы последовательно доводим до сведения лидеров стран континента. Госсекретарь напоминает нам: «Мы не хотим, чтобы наши друзья в Европе стали жертвой политических и экономических манипуляций, которые Россия пытается применить к Украине с тех пор, как она разорвала цепи советского прошлого».

На этом с нетерпением жду ваших вопросов. Спасибо.

Модератор: Спасибо за Ваше выступление. Мы приступаем к дискуссионной части брифинга – вопросам и ответам.

Первый вопрос задает Дэвид Шеппард из Financial Times.

Вопрос: Здравствуйте. Спасибо за проведение брифинга и возможность задать вопросы.

Я хотел бы знать, в частности, о том, что вы усматриваете в ситуации с Керченским проливом и можете ли сказать, каким образом это влияет на энергетическую безопасность Европы в настоящий момент в связи с трубопроводом «Северный поток-2»?

Помощник Госсекретаря Фэннон: Спасибо за вопрос. Я начал свое выступление с упоминания об этом. Думаю, это прямо говорит о том, что даже в соответствии с четкими нормами международного права и явным консенсусом это ставит под вопрос само понятие относительной надежности России как ответственного субъекта и члена международного сообщества.

Мы говорили об общих ценностях, общих трансатлантических ценностях. И это еще одно свидетельство того, что Россия не только не разделяет эти ценности, но полностью их отвергает.

Считаю, что нам необходимо учитывать эти враждебные действия, когда мы рассматриваем, когда страны рассматривают возможность вступления в относительные партнерские отношения с подобным субъектом. Спасибо.

Вопрос: Можно дополнительный вопрос на ту же тему, только с точки зрения последствий для Украины. В настоящий момент они полагаются на определенный объем дохода от поставок российского газа, проходящего через страну. В долгосрочной перспективе это выглядит не очень устойчиво, исходя из приведенных Вами доводов относительно намерений России. Какие у Вас есть предложения относительно долгосрочной перспективы будущего Украины и энергетической безопасности?

Помощник Госсекретаря Фэннон: Спасибо.

Мы упоминали ранее, Кэти упоминала, что я провел некоторое время в Киеве и взаимодействую с должностными лицами в Киеве, а также в Вашингтоне и Брюсселе. Поддержка Украины с нашей стороны и со стороны Европейского союза остается неизменной. Я думаю, что вопрос транзита газа важен. Это важный источник дохода. Но это также и физическая связь с Западом. Да, это трубопровод, и это средство доходов от транзита, но это также нечто гораздо большее. На фоне того, как Россия добивается эффективного раздела Украины, этот трубопровод приобретает еще более важное значение. Именно поэтому мы очень обеспокоены в связи с проектами «Северный поток-2» и расширенный «Турецкий поток», которые отвернут транзит газа от Украины и фактически подвергнут истощению Украину, лишив не только возможности получать доход от транзита, но и сохранять эту важнейшую связь с Западом.

Что касается относительной устойчивости Украины – это важный вопрос. Это то, чему мы в Госдепартаменте в течение длительного времени уделяем основное внимание с точки зрения создания возможностей для Украины, поддержки продолжающихся усилий по реформированию. Должен заметить, что и другие страны поддержали это, в частности Словакия, Польша, Венгрия. Все они заключили конструктивные соглашения с Украиной об обратном потоке, чтобы помочь Украине освободиться от заключения контрактов с Россией по газу. Очевидно, Украине лучше других известно, что Россия – ненадежный партнер.

Что касается нас, Департамент оказывает техническую поддержку и помощь компании «Нафтогаз» и ее филиалам в целях укрепления корпоративного управления и приведения в соответствие их деятельности с передовой международной практикой. Мы очень довольны, что «Нафтогаз» продвинулся в разработке рамочного процесса для разукрупнения, что является требованием согласно законодательству Евросоюза, и мы горячо поддерживаем эти усилия по реформированию.

«Нафтогаз» и Украина сделали довольно много. Нас обнадеживает эта динамика, но, разумеется, работа еще не завершена. И мы будем продолжать нашу неизменную поддержку по мере того, как Украина будет продолжать усилия по реформированию.

Спасибо.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос задает Сиобан Холл из S&P Global Platts в Брюсселе.

Вопрос: Спасибо, что приняли мой вопрос.

Мы слышим, что вы весьма критически относитесь к России и её позиции как поставщика энергии. Мы знаем, что Президент США обладает правом подвергнуть санкциям компании, причастные к «Северному потоку-2». Почему же Президент США не применил санкции к компаниям, причастным к «Северному потоку-2»?

Верно ли, что в наибольшей степени подвержены риску компании, которые занимаются прокладкой трубопровода для «Северного потока-2»? Поскольку Россия может позволить себе финансирование трубопровода, но она не может сама прокладывать трубопровод.

Помощник Госсекретаря Фэннон: Спасибо. Как Вы верно указали, правительство США может применять санкции в отношении трубопроводов для экспорта российских энергоносителей в соответствии с разделом 232 закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций». У нас также существует давняя политика не комментировать возможные будущие санкции, будущие санкционные меры.

Но мы весьма четко заявили, и я повторю это сейчас, что фирмы, работающие в секторе трубопроводов для экспорта российских энергоносителей, участвуют в деятельности, которая влечет за собой риск санкций. Мы продолжаем рассматривать возможные санкционные меры и рекомендуем правительствам или компаниям обращаться к нам, если у них есть вопросы относительно этого процесса.

Я думаю, что мы добиваемся, и продолжаем делать это на всех уровнях, чтобы все стороны вышли из проекта. Германия, безусловно, могла бы отказаться от политической поддержки этого проекта. Поддержите обновленный вариант Директивы по газу. Эта политика бездействует на протяжении полутора лет. Это было бы позитивным шагом в продвижении энергетической безопасности. А затем сделайте обзор оснований, связанных с национальной и энергетической безопасностью в соответствии с законодательством Евросоюза.

Мы поощряем подобные вещи. У нас были весьма плодотворные обсуждения, и мы продолжаем взаимодействовать по сей день. Спасибо.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос задает Мартин Кааэ из Jyllands-Posten в Дании.

Вопрос: Да, спасибо за возможность задать вопрос.

Вы, разумеется, знаете, что Дания занимает своего рода особое положение в этой ситуации, учитывая, что правительство может отказать в проведении трубопровода через территориальные воды Дании. Если датское правительство примет такое решение, отклонит заявление, я имею в виду, если правительство решит одобрить проект, повлияет ли это на мнение США относительно Дании в этом случае?

И второй вопрос: Германия подчеркнула важность того, чтобы Украина сохранила роль транзитной страны после ввода в строй трубопровода. Как Вы считаете, будет ли какой-либо эффект от такой гарантии, если она будет дана? И Ваше мнение об этой идее?

Помощник Госсекретаря Фэннон: Да, спасибо. Что касается позиции Дании, Соединенные Штаты рекомендовали Дании не одобрять, продолжать отвергать прокладку трубопровода. Так что наша позиция по этому вопросу вполне ясна.

Относительно сохранения некоторого транзита газа через Украину, мы отчасти считаем, я полагаю, есть два варианта этого. Первое – это вопрос массы. Учитывая соотношение общих объемов, проходящих через Украину, и объемов, которые будут проходить через «Северный поток-2» и расширенный «Турецкий поток», там будет оставаться некоторый небольшой объем. Так что, подозреваю, что отчасти таким образом они смогут сохранять некоторый транзит газа через Украину.

Но здесь есть одна проблема. Первое, эти объемы относительно незначительны. Незначительны настолько, что со временем приведут к ухудшению целостности трубопровода, поскольку в нем не будет поддерживаться достаточное давление.

Но в более широком смысле проблема в том, что вы надеетесь и верите, что Россия сохранит, а не прекратит подачу газа. И думаю, поскольку я начал свои комментарии с закрытия Керченского пролива и других инцидентов, что любому будет сложно рассчитывать на это и верить этому. И, на самом деле, когда эта идея прозвучала, г-н Путин сказал, я перефразирую, что они будут рассматривать транзит газа только если это представляет коммерческий интерес для России.

Так что мы не считаем реальным предложением сохранение объемов транзита газа, пусть даже скромных.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос был представлен заранее Константином Василькевичем из 2000 Weekly Newspaper в Украине. Он спрашивает следующее:

Вопрос: Украина рассматривает «Северный проект-2» как чисто политический проект и реальную угрозу для безопасности как Украины, так и Европы. Не все в Европе разделяют это мнение. Какие стимулы вы намерены использовать, чтобы убедить европейских лидеров заблокировать сделку с трубопроводом?

Помощник Госсекретаря Фэннон: Спасибо. У нас есть всеобъемлющий общегосударственный дипломатический подход к этому вопросу, и думаю, что наши друзья в Украине и на всем континенте это видели и будут продолжать видеть. Мы взаимодействуем на двусторонней основе, мы участвуем в многосторонних форумах и в публичных форумах, таких как этот.

Одна из вещей, которые, на мой взгляд, важно учитывать нашим европейским друзьям, — это долговременные по своему характеру проекты, подобные «Северному потоку-2», и что они фактически делают – это делают ставку на своего рода старый метод работы и игнорируют краткосрочное изобилие энергии, которое мы наблюдаем.

Мы находимся на переломном этапе энергетического изобилия, и не только в США, но и в глобальном масштабе. Конечно, мы видим это в Соединенных Штатах, и мы гордимся нашим рекордом. За последнее десятилетие мы почти удвоили добычу газа с 570 млрд кубометров в 2008 году до 900 на сегодняшний день.

Но в США мы по-прежнему находимся на начальном этапе. У нас есть только два объекта экспорта СПГ. В следующие пять лет мы рассчитываем удвоить этот экспортный потенциал. Мы предполагаем удвоить степень извлечения газа и нефти в те же временные сроки в некоторых наших главных, самых крупных бассейнах. Наша промышленность продолжает внедрять новые и более гибкие модели заключения контрактов. Инновации в сферах производства и рынка США приведут к снижению цен на глобальном уровне.

Вместе с тем мы видим новые и значительные месторождения в местах, которые всего лишь десять лет назад не существовали в качестве источников газа. Это такие места, как восточная часть Средиземноморского региона, о чем я говорил ранее. В Мозамбике есть огромные месторождения газа, которые вскоре начнут эксплуатироваться. Катар и Австралия также наращивают свой потенциал.

Что касается ядерной энергии, мы надеемся увидеть новую, безопасную ядерную энергию в форме небольших модульных реакторов, которые будут коммерчески доступны в относительно ближайшем будущем.

Таким образом, здесь мы видим новую форму энергетического изобилия, которое может быть обоюдовыгодной для всех нас. Это еще одна причина того, почему так важно для европейских партнеров принимать во внимание долгосрочные отношения и энергетическую зависимость от России. И делая ставку на это, они упускают открывшуюся перед нами возможность иметь свободные, прозрачные и реальные рынки, повысить энергетическую диверсификацию и энергетическую безопасность. Спасибо.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос задает Барри Хэттон, корреспондент AP в Португалии.

Вопрос: Здравствуйте. Вообще-то я отправил вопрос заранее по электронной почте, но я хотел бы поговорить с Вами о португальском порте Сниш, глубоководном порте к югу от Лиссабона. Правительство Португалии очень хотело использовать этот порт для импортирования американского СПГ и сделать его пунктом ввоза в Центральную Европу с помощью трубопровода, проходящего через Испанию во Францию. Однако Франция не проявила большого желания, и проект, по-видимому, оказался исключенным из планов.

Не могли бы Вы сказать, как с этим обстоят дела?

Помощник Госсекретаря Фэннон: Спасибо. Мы, безусловно, поддерживаем Midcat и продолжаем апеллировать к нему как важному проекту, который поддерживает расширение энергетической диверсификации в Португалии. Учитывая близость её расположения и географические преимущества, имеет смысл, чтобы она стала важным местом для импортирования.

Что касается деталей рассматриваемых политических вопросов, поскольку Вы упомянули Францию, я оставлю это для обсуждения в рамках европейского политического контекста. Спасибо.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос задает Кэрол Токарчик из Polish Radio News.

Вопрос: Здравствуйте. У меня краткий вопрос. Я хочу спросить, как Соединенные Штаты будут поддерживать энергетическую диверсификацию Украины. Хотелось бы также знать Ваше мнение о взгляде стран Центральной и Восточной Европы на трубопровод «Северный поток-2», в частности Чешской Республики и Венгрии. Спасибо.

Помощник Госсекретаря Фэннон: Спасибо. Относительно Украины, мы издавна поддерживаем Украину, реально помогая усовершенствовать их структуру управления, чтобы привести их государственные компании в соответствие со стандартами передовой международной практики. В частности, я упомянул о разукрупнении компании «Нафтогаз». Это важнейший шаг, и мы очень рады это поддержать. Конечно, это большая фирма. Это потребует времени. Но у нас есть рамочное соглашение. У них есть меморандум о взаимопонимании, который положит начало разукрупнению в январе 2020 года.

Модератор: Спасибо.

К сожалению, это был последний вопрос в отведенное нам время. Г-н Помощник Госсекретаря, не хотите ли сказать несколько слов в заключение?

Помощник Госсекретаря Фэннон: Большое спасибо, Кэти.

У нас есть общие трансатлантические ценности. Мы разделяем взгляд на энергетическую безопасность посредством диверсификации. Проект, предназначенный для поддержки свободной Европы, не должен быть проектом, который её разделяет.

Мы должны держаться вместе, и мы решительно поддерживаем продолжающуюся энергетическую диверсификацию и цели обеспечения энергетической безопасности, которая способствует продвижению общих трансатлантических ценностей.

Спасибо.

Модератор: Спасибо Помощнику Госсекретаря Фэннону за то, что присоединился к нам, и спасибо всем участникам за ваши вопросы.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/ime/useuropeanmediahub/288032.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Для того, чтобы подписаться на новости или получить доступ к вашим параметрам подписки, пожалуйста, введите вашу контактную информацию ниже.