rss

Телефонный брифинг Заместителя Государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон

English English

16 января 2019 года

 
 

Модератор: Приветствуем всех из Американо-европейского медиацентра в Брюсселе. Хочу поприветствовать участников нашего брифинга, связавшихся с нами по телефону со всей Европы, и поблагодарить всех вас за то, что подождали несколько дополнительных минут перед началом сегодняшней дискуссии.

Сегодня с нами беседует Заместитель Государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон. Заместитель Госсекретаря Томпсон находится в Брюсселе для обсуждения статуса Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) с союзниками по НАТО. Благодарим Вас, уважаемая Замгоссекретаря Томпсон, за то, что нашли время для беседы с нами сегодня.

Начнём сегодняшний брифинг со вступительного слова Замгоссекретаря Томпсон, а затем перейдём к вашим вопросам. Мы постараемся выслушать максимальное количество вопросов в отведённое нам время. Напомним, что сегодняшний брифинг проходит в режиме “для печати”. На этом я передаю слово Заместителю Госсекретаря Томпсон.

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Кэти, и благодарю всех позвонивших журналистов за то, что нашли время поговорить на важную тему.

Как сказала Кэти, я Андреа Томпсон, Заместитель Государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности в составе Государственного департамента. Сегодня мы прибыли в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, и всего несколько часов назад я проинформировала наших союзников по НАТО по очень важному вопросу, а именно: Договору о РСМД.

Вы, вероятно, знаете, что вчера я возглавила межведомственную делегацию. Мы прилетели в Женеву и встретились с Заместителем Министра иностранных дел России Сергеем Рябковым. Россияне просили встречи в декабре, и мы сказали: “Да, мы готовы выслушать вас”. Поэтому мы собрали делегацию высокого уровня, чтобы обсудить Договор о РСМД с моим российским коллегой.

Мы чётко заявили Заместителю Министра иностранных дел и его команде, что Россия должна вернуться к полному и поддающемуся проверке выполнению Договора о РСМД. Я бы также хотела напомнить тем, кто, возможно, пристально не следил за этим вопросом, что это происходит после более чем пятилетней дипломатической работы США и союзников по ДРСМД. Этим занимались различные администрации, опять-таки, более пяти лет, как у нас, так и в НАТО, и в других местах. За это время мы неоднократно поднимали вопрос о нарушении Договора Россией более 30 раз. Опять-таки, кто-то может подумать, что это новая проблема. Это не новая проблема, это новое решение после 30 случаев нарушений.

Вы также, возможно, помните, что 4 декабря Госсекретарь Помпео заявил о том, что США обнаружили серьезное нарушение обязательств по Договору о РСМД со стороны России. Опять-таки, союзники по НАТО энергично поддержали это заявление. Они чётко заявили, что Россия обязана вернуться к выполнению Договора.

Поэтому вчера в Женеве мы вновь выказали обеспокоенность от имени США по поводу несоблюдения Договора Россией. Мы конкретно разъяснили нашим российским коллегам, что им потребуется сделать, чтобы вернуться к режиму соблюдения Договора таким образом, чтобы мы могли убедиться в этом, в отношении поддающегося проверке уничтожения системы, не соответствующей Договору. И я хотела бы повторить еще раз: поддающегося проверке. Некоторые меры, о которых нам, вероятно, сегодня зададут вопросы, и о которых мы будем говорить, не поддаются проверке, поэтому важно ввести режим по контролю над вооружениями, при котором у нас будут поддающиеся верификации результаты.

К нашему разочарованию, но не удивлению, мы с Россией не смогли вчера продвинуться вперёд в этом вопросе. Хочу также напомнить, что это продолжающееся нарушение является угрозой не только для Европы, но и для глобальной безопасности, и из-за этого риску подвергаются наши союзники.

Опять же, как я говорила, мы шли на вчерашнюю встречу в духе добросовестного сотрудничества. Я сказала Замминистра иностранных дел, что готова выслушать позицию россиян. Я прибыла, чтобы выслушать, как они собираются вернуться к соблюдению ДРМСД, и такая возможность была им предоставлена.

Мы вновь заявили, что все стороны Договора о РМСД должны соблюдать его условия. Это в интересах национальной безопасности Соединенных Штатов, но Россия продолжает нарушать Договор, а мы продолжаем его выполнять. Это было [неразборчиво]. Из предшествующих обсуждений, предыдущих встреч и вчерашнего совещания не было видно, что Россия решила вернуться к соблюдению Договора.

Я также напомнила им, что для того, чтобы контроль над вооружениями выполнял свою задачу, чтобы контроль над вооружениями был эффективным, все стороны должны выполнять условия Договора, а нарушения должны иметь последствия. Опять-таки, россияне нарушают ДРМСД более пяти лет. Теперь мы принимаем меры по исправлению ситуации.

Я также напомнила Заместителю Министра иностранных дел, что у России есть выбор. Она может сохранить систему, не соответствующую Договору, или сохранить Договор, но и то, и другое сохранить не удастся.

Я готова ответить на ваши вопросы, и спасибо за то, что нашли сегодня вечером время обсудить столь важный вопрос. Большое спасибо.

Модератор: Большое спасибо за это выступление. Начинаем вторую часть брифинга – сессию вопросов и ответов. Прошу ограничиваться одним вопросом.

Первый вопрос задаст Данила Гальперович из “Голоса Америки”.

Вопрос: Здравствуйте. Спасибо за возможность задать вопрос.

Министр Лавров сказал сегодня, что Москва предложила Вашингтону практически осмотреть эту российскую ракету, являющуюся предметом обсуждения, но Соединенные Штаты отказались. Он фактически обвинил США в том, что Вашингтон не желает вести серьезные переговоры.

Что вы об этом думаете? И каким, по Вашему мнению, будет будущее после того, как США выйдут из Договора?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Данила. Риторика моих российских коллег меня не удивляет. Осмотреть ракету – не значит убедиться в том, какое расстояние она может пролететь, и, в конечном счете, это нарушение Договора. У россиян имеется система, которая превышает допустимый радиус действия, выходит за пределы дальности, разрешенной ДРСМД. Осмотр неподвижной ракеты, осмотр неподвижной пусковой установки не говорит мне о том, какое расстояние может пролететь эта ракета.

Кроме того, если говорить о наблюдении за испытаниями, которые контролируют российские военные, опять-таки, они выберут собственную систему и ракету. Необходимо, чтобы была возможность проверки. Из всех предложений, сделанных вчера российской делегацией, ни одно, я подчеркиваю, ни одна из их “прозрачных мер” не поддавалась проверке в рамках режима контроля над вооружениями.

Что касается будущего этого Договора, опять-таки, слово за россиянами. У них есть время до 2 февраля по первому заявлению. Если ко 2 февраля они не вернутся к исполнению условий Договора, мы приостановим выполнение своих обязательств. После этого у них будет ещё шесть месяцев для возвращения в режим соблюдения Договора.

Опять-таки, следующий шаг должна сделать Россия. Вы говорите о том, что Россия хочет продолжать диалог – мы пять лет встречаемся за столом переговоров. Вчера опять встречались. И их позиция не изменилась. Это по-прежнему ложная информация и несоблюдение.

Так что мы, опять-таки, предоставили им возможность, приехали и вчера побеседовали. Пришло время их действий. Ещё раз спасибо, Данила.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Дмитрий Кирсанов, информационное агентство ТАСС, Россия.

Вопрос: Добрый вечер, г-жа Замгоссекретаря. Большое спасибо за проведение этого брифинга.

Хочу несколько сменить акценты и задать вопрос о том, что произойдет дальше в отношении диалога между США и Россией о контроле над вооружениями и стратегической стабильности? Если вообще будет регулярный диалог по этим вопросам между двумя странами. Хочу сказать, что в октябре, как вы, возможно, знаете, газета Guardian сообщила о том, что Советник Президента США по национальной безопасности Посол Болтон был против возобновления этих переговоров. Мой вопрос заключается в следующем: готовы ли и хотят ли Соединенные Штаты вести с Россией диалог по вопросам стратегической стабильности?

И в развитие этого, какова сейчас возможность продления Нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) ещё на пять лет? Изменилось ли что-либо из-за ДРСМД? Спасибо.

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Дмитрий. Ясно, спасибо. Начну со второго вопроса – об СНВ-III.

Я опять хочу напомнить о том, что мы также соблюдаем свои обязательства по Новому договору о сокращении стратегических наступательных вооружений. И Россия, и США выполнили свои главные требования по ограничениям в феврале, и мы продолжаем выполнять свои обязательства. У нас ещё есть пара лет по этому Договору до истечения срока его действия, и, как мы говорили, вчерашние обсуждения касались ДРСМД, а не СНВ-III. Но я всё-таки поставила вопрос перед Заместителем Министра иностранных дел о важности режима контроля над вооружениями, который эффективен только в случае соблюдения обязательств по договорам.

Поскольку речь зашла об СНВ-III, я скажу вам, что они не связаны, но если сторона нарушает один договор, от последующего договора не приходится ожидать многого.

Что касается переговоров по стратегической стабильности, у нас были совещания с Президентом США, Госсекретарь Помпео встречался с Министром иностранных дел, Советник по национальной безопасности встречался с коллегой, я встречалась со своим визави. Так что мы открыты для переговоров. Мы проводим обсуждения со своими российскими коллегами. Опять-таки, мы вновь встречались вчера. Так что мы открыты для переговоров. Диалог имеет место. Просто не было положительных действий тех, кто находится по другую сторону стола.

Спасибо за вопрос.

Модератор: Спасибо. Передаём слово Ансгару Графу из газеты Welt, Германия.

Вопрос: Здравствуйте, мадам. Спасибо за предоставленное слово. В октябре в New York Times сообщалось, что в течение четырех последних лет Соединенные Штаты утверждали, что Россия нарушает ДРСМД, но Президент Барак Обама решил не выходить из Договора из-за возражений со стороны Европы, особенно Германии. Вы можете это подтвердить?

Замгоссекретаря Томпсон: Не хочу говорить от имени предыдущей администрации. Я бы хотела сказать о том, что происходит здесь и сейчас. Германия является верным партнером. Диалог Президента США с Канцлером Меркель был важной частью проводимых нами обсуждений. Мы продолжаем сотрудничать с моим германским коллегой, и Германия показала себя надежным союзником. Я высоко ценю поддержку, как со стороны моих визави в правительстве, так и со стороны общественности. Обмен информацией стал более интенсивным, и мы продолжаем проявлять солидарность друг к другу. Поэтому я высоко ценю поддержку со стороны моего германского коллеги.

Модератор: Спасибо. Передаём слово Борису [Камчи] из MIA.

Вопрос: Здравствуйте. Г-жа Замгоссекретаря, спасибо за предоставленную возможность задать вопрос.

Хотелось бы знать, можете ли Вы предложить политическое мнение о визите Владимира Путина в Белград в ближайшие дни, в действительности, о его визите в Сербию, фактически в Сербию. Президент России сообщил сербским СМИ, что политика США является дестабилизирующим фактором на Балканах.

И что Преспанское соглашение между Грецией и Македонией было подписано под давлением извне, и Республика Македония была насильно вовлечена в военный альянс НАТО.

Прошу Вас поделиться своим мнением о последних комментариях господина Путина против политики США, ЕС и НАТО на Балканах. Опять же, для сербских СМИ. Спасибо.

Замгоссекретаря Томпсон: Да, Борис. Комментарии Президента Путина не касались ДРСМД. Могу сообщить вам, что у меня была прекрасная возможность не только служить на Балканах, но также и посещать Балканы с Вице-президентом США в мою бытность его Советником по национальной безопасности. Опять-таки, это важный союзник, и идёт постоянное развитие в регионе; я также активно работала при данной администрации с Македонией. Вы видели успешное голосование. Будучи, опять же, важными партнерами в регионе, данная администрация продолжает поддерживать все положительные сдвиги на этой территории, а риторике и пропаганде Президента Путина я не слишком доверяю.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Маркус Прайсс из немецкого телеканала ARD.

Вопрос: Мой вопрос заключается в следующем: не могли бы Вы более подробно рассказать о том, что Вы называете поддающимся проверке. Вы упомянули дальность ракет. А как конкретно проверить дальность полета ракеты? Спасибо.

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Маркус.

Не хочу слишком вдаваться в технические подробности, так как, опять же, многое секретно, как вы понимаете. Я настоятельно рекомендую россиянам сказать нам, как они собираются вернуть свою систему к соответствию, потому что они знают эту систему лучше всех. Мы поднимали этот вопрос вчера и сказали, что благодаря результатам испытаний и нашей разведывательной и другой информации, которую мы предоставили своим партнерам и союзникам, мы знаем, что россияне нарушают Договор. Они лучше всех знают свою систему. Они точно знают, что им нужно сделать, чтобы привести систему в соответствие.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задает Александр Атасунцев, информационное агентство РБК, Россия.

Вопрос: Госпожа Томпсон, разместят ли Соединенные Штаты ракеты, запрещенные Договором, в Европе после выхода из него?

Замгоссекретаря Томпсон: Александр, мы приостанавливаем выполнение своих обязательств. Мы приостановим выполнение своих обязательств, если, опять-таки, Россия не вернётся к выполнению Договора. Так что мы соблюдаем Договор. Мы не проводим исследований и разработок, которые проводят наши российские коллеги. Так что до этой даты мы продолжим соблюдать Договор, а затем мы примем решение о том, приостановить ли выполнение своих обязательств. Большое спасибо.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задает Карло Анжерер из NBC News.

Вопрос: Здравствуйте. Хочу попросить вас сказать несколько слов об общем настроении за столом переговоров. Помимо разногласий по поводу самого Договора, как общие отношения между Россией и США отражаются в этих обсуждениях?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Карло. Я хочу сказать, что настрой был крайне профессиональным. Искренним. Мы были очень откровенны друг с другом. Опять-таки, я была открыта по отношению к Заместителю Министра иностранных дел, и я находилась там для того, чтобы слушать. Я привела делегацию высокого уровня, он тоже. Ограничений по времени не было. Мы не собирались встречаться только на 30 минут или только на час. Мы работали столько, сколько было нужно, чтобы добраться до момента, когда мы чувствовали, что ни одна из сторон не сдвинется со своей позиции. Но это был профессиональный диалог, это был откровенный диалог, и обе команды послали делегации высокого уровня, послали нужных людей за стол переговоров.

Модератор: Следующим мы задаём вопрос, заранее представленный Марией Макариной из российского новостного агентства “Интерфакс”, который звучит так:

Вопрос: Вчера Вы проводили консультации с Заместителем Министра иностранных дел России. Планируете ли Вы провести дополнительные консультации до истечения крайнего срока исполнения Россией ДРСМД в феврале?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Мария. В настоящее время у нас нет запланированных встреч. Опять-таки, мы встречались вчера, мы должны дать время, как просила Россия, вернуться и обдумать кое-что из того, о чём шла речь. Нам не предлагали встретиться ещё раз. Есть и другие вопросы, скажу я вам; у меня обширный портфель задач по контролю над вооружениями, который включает нераспространение и политические/военные вопросы, так что возможны встречи, на которых будет присутствовать Замминистра иностранных дел. Это может произойти в следующие пару недель. Но в данный момент встречи конкретно по ДРСМД у нас не запланированы.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Джулиан Борджер из газеты Guardian, Великобритания.

Вопрос: Здравствуйте, спасибо за брифинг.

Обсуждались ли варианты взаимовыгодного обмена? Россияне жаловались на американские ракетные пусковые установки, которые, насколько мне известно, могут запускать наступательные вооружения. Обсуждались ли взаимные проверки и балансы по этим системам?

Замгоссекретаря Томпсон: Да, Джулиан. Они ставили этот вопрос. Интересно, что все системы, о которых они упомянули, соответствуют Договору. И мы прошли поэтапно и предоставили им информацию. У них уже была эта информация, её поднимали во время предыдущих встреч, но вчера мы снова её подняли: почему системы, о которых они говорят, соответствуют Договору и снова получили, нам нужно подтверждение, но наши партнеры по НАТО также были крайне последовательны в этом вопросе. Но наши системы по-прежнему соответствуют Договору. Но они поднимали этот вопрос.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задает Михаил Тургиев, РИА “Новости”, Россия.

Вопрос: Здравствуйте. Не могли бы Вы более подробно рассказать о термине, которым вы пользуетесь, “приостановка”. Что означает “приостановка”? Означает ли это, что вы не выходите из Договора? Спасибо.

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Михаил. Приостановка означает, что мы приостанавливаем выполнение своих обязательств по Договору. Это означает, что мы можем проводить исследования и разработку систем, которые ранее не разрешались по Договору. Так что наши обязательства по Договору приостановлены. Спасибо.

Модератор: Большое спасибо.

Следующий вопрос задает Келси Дэвенпорт из издания Arms Control Today.

Вопрос: Спасибо. Если ДРСМД будет расторгнут, будут ли США поддерживать или рассматривать взаимные ограничения по размещению РСМД, которые угрожают Европе или могут быть размещены в Европе, в качестве замены ДРСМД?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Келси. На этой встрече мы не обсуждали гипотетических предположений. Мы говорили о фактах и данных, и о том, что потребуется для того, чтобы Россия вернулась к исполнению Договора. Так что мы не поднимали гипотетические вопросы. Я оставлю ракеты и планирование обороны коллегам из Министерства обороны, которые, я уверена, работают очень усердно.

Модератор: Большое спасибо.

Следующим мы задаём вопрос, заранее представленный Джеймсом Хёрстом из британской телеслужбы Forces TV, который звучит так:

Вопрос: Консультировались ли США с Великобританией и другими партнерами по НАТО до решения о выходе из ДРСМД? И каково было их мнение о решении?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Джеймс. Я бы не хотела говорить о выходе, потому что это мы не обсуждали. Так что да, мы консультировались с основными партнерами и союзниками, с Великобританией, в числе многих, и продолжаем диалог с ними. Сегодня у нас были дополнительные встречи. Так что Великобритания продолжает быть надежным партнером.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задает Кристоф Пагель из Focus Online, Германия.

Вопрос: Здравствуйте. В следующую среду будет заседание Совета НАТО-Россия. Так что мой вопрос таков: чего вы ожидаете от этого заседания? Как Вы думаете, сможете ли вы убедить Россию уступить, с помощью российских союзников?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Кристоф. Я не знаю, выбрана ли дата для заседания Совета НАТО-Россия. Опять-таки, мы сегодня говорили об этом. Наши коллеги по НАТО высоко ценят ещё одну возможность вести диалог. У россиян имеется последняя информация. Они могут воспользоваться информацией, полученной вчера. Мы также поделились некоторыми мерами с коллегами из НАТО, так что это ещё одна возможность. Надеюсь, что Россия воспользуется этой возможностью, чтобы обсудить возвращение к выполнению условий Договора.

Модератор: Следующий вопрос задаёт наш репортер из “Голоса Америки” Данила Гальперович.

Вопрос: Большое спасибо. Фактически это мой второй вопрос. Не могли бы Вы более подробно рассказать о своей оценке российских ракетных сил на сегодняшний день? Потому что в настоящее время поступает много сообщений о реальной модернизации российских вооружений, включая заявления господина Путина о новом оружии. Что вы об этом думаете? Спасибо.

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Данила. Думаю, что они продолжают нарушать договоры о контроле над вооружениями. Думаю, что они продолжают подвергать риску партнеров и союзников. Думаю, они по-прежнему имеют на вооружении батальоны, которые не разрешены по подписанным ими договорам. Думаю, что они должны быть откровеннее в своих оценках в осуществлении этого.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Кристоф фон Маршалл из Der Taggesspiegel.

Вопрос: Хотелось бы знать, обсуждался ли вопрос включения дополнительных стран в договоры о контроле над вооружениями, например, Китая или Пакистана, если этот вопрос вообще поднимался? А если нет, не могли бы вы прокомментировать необходимость переговоров не только с Россией, но и со многими другими странами?

Замгоссекретаря Томпсон: Спасибо, Кристоф. Нет, мы продолжим обсуждать ДРСМД с партнерами, подписавшими Договор, и этот вопрос не возникал в наших обсуждениях с российскими коллегами. Разумеется, у нас есть отношения с очень многими странами. Обсуждения по ДРСМД были построены в связке со вчерашними обсуждениями в Женеве.

Модератор: Спасибо. К сожалению, это был последний вопрос, для которого у нас было время.

Г-жа Замгоссекретаря, Вы хотите что-либо сказать в заключение?

Замгоссекретаря Томпсон: Хочу поблагодарить участников брифинга. Это важная аудитория, наши партнеры и союзники, и что они читают и слышат. Спасибо, что выбрали время уточнить возникшие у вас вопросы, и нашли время сегодня вечером лучше понять Договор о РСМД. Это крайне важный договор, как для Соединенных Штатов, так и для наших партнеров и союзников, и опять-таки, возвращение к исполнению Договора зависит от России.

Спасибо всем за то, что нашли время сегодня.

Модератор: И я хочу поблагодарить Вас, уважаемая Замгоссекретаря Томпсон, за то, что присоединились к нам, и поблагодарить всех наших журналистов за участие и за вопросы.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/ime/useuropeanmediahub/288484.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.