rss

Телефонный брифинг Специального представителя США на переговорах по Украине Посла Курта Волкера

English English

Государственный департамент США
31 января 2019 года

 

Модератор: Приветствуем всех из Американо-европейского медиацентра в Брюсселе. Хочу поприветствовать участников нашего брифинга, связавшихся с нами по телефону со всей Европы, и поблагодарить всех вас за участие в этой дискуссии.

Теперь, когда правительство США возобновило работу, мы очень рады, что сегодня к нам присоединился Посол Курт Волкер, Специальный представитель США на переговорах по Украине, для очередного разговора с нами. Благодарим вас, уважаемый Посол Волкер, за то, что нашли время для беседы с нами сегодня.

Начнём сегодняшний брифинг со вступительного слова Посла Волкера, а затем перейдём к вашим вопросам. Мы постараемся выслушать максимальное количество вопросов в отведённое нам время, которое составляет примерно 30 минут. Напомним, что сегодняшний брифинг проходит в режиме “для печати”.

На этом я передаю слово Послу Волкеру.

Посол Волкер: Спасибо, и всем добрый день. Сегодня 31 января, а это означает, что завтра начинается февраль, и мы вступаем в месяц, когда действительно исполнится пять лет с момента захвата Россией Крыма и её попытки аннексии Крыма позднее, в марте. Так что этот конфликт, который там начался, продолжается уже долгое время.

Боевые действия на Донбассе начались два с половиной [неразборчиво], с первоначального захвата некоторых административных зданий в марте 2014 года, но за этим последовали гораздо более масштабные боевые действия через шесть месяцев. И эти боевые действия продолжаются по сей день. Мы по-прежнему наблюдаем артиллерийские обстрелы, миномётный огонь, снайперский огонь. В этом году мы получили сообщения о том, что девять человек погибли, просто пересекая границу между оккупированной территорией и контролируемым правительством районом на востоке Украины. Так что это конфликт, который всё ещё сопровождается значительными гуманитарными последствиями.

Минские соглашения остаются правовой базой для урегулирования конфликта, восстановления контроля Украины над территорией, а также восстановления мира и безопасности. К настоящему моменту они не выполнялись добросовестным образом. Мы очень тесно взаимодействуем с Францией и Германией, которые возглавляют “Нормандский формат”, настойчиво призывая стороны к выполнению Минских соглашений, но мы не видели эффективного прекращения огня, мы не видели вывода российских войск, а также вывода или ликвидации незаконных вооруженных формирований, которые Россия там создала. Таким образом, ситуация продолжает оставаться очень опасной для населения, и число жертв продолжает расти.

Кроме того, как вы помните, в ноябре мы наблюдали дальнейшую эскалацию конфликта, когда россияне в одностороннем порядке заявили о своём контроле над Керченским проливом, заблокировали вход украинских военно-морских судов в Азовское море, атаковали эти суда, поднялись на их борт и арестовали моряков.

Россия продолжает незаконно удерживать этих украинских моряков и незаконно обвиняет их в преступлениях в рамках гражданского кодекса. Она обвиняет их в попытке незаконно проникнуть на российскую территорию, что не соответствует действительности. Таким образом, Россия продолжает осуществлять агрессию против Украины.

Мы видим сообщения о том, что Россия намерена удерживать этих моряков под стражей по крайней мере до апреля, что выносит этот вопрос на повестку дня президентских выборов в Украине. Это создаёт впечатление, что это скорее политический акт со стороны России – удерживать этих моряков и использовать их в качестве рычага давления на Украину, и не существует никаких фактических правовых оснований для их задержания.

Соединенные Штаты и наши союзники в Европе, особенно Франция и Германия, продолжают тесно сотрудничать. Мы по-прежнему настоятельно призываем к выполнению Минских соглашений, в частности, в отношении прекращения огня и всех возможных мер для содействия оказанию гуманитарной помощи. Французы и немцы последовательно выдвигают то, что они называют зимним пакетом гуманитарных мер, которые облегчили бы некоторые страдания населения. Мы полностью поддерживаем эту инициативу.

К сожалению, россияне продолжают оккупировать территорию. Украинцы не могут получить к ней доступ. И население там продолжает страдать.

На этом я пока остановлюсь. Буду рад выслушать ваши вопросы и ответить на некоторые из них, и есть ещё несколько моментов, к которым я хочу вернуться, и о которых, я уверен, пойдёт речь в ходе сессии вопросов и ответов. Итак, позвольте мне на этом остановиться и предоставить вам возможность задать вопросы.

Модератор: Спасибо за это вступительное слово. Теперь мы начинаем ту часть сегодняшнего брифинга, которая посвящена вопросам и ответам.

Наш первый вопрос задаст Андрей Шитов из российского информационного агентства ТАСС.

Вопрос: Здравствуйте, г-н Посол. Спасибо за проведение этого брифинга.

Вы говорили о президентских выборах, но ваши собственные разведслужбы на днях заявили, что они не уверены в том, что Президент Порошенко сможет победить.

Итак, прежде всего, вы разделяете эту оценку? И, во-вторых, насколько это важно для вас? Вы уверены, что сможете работать с теми, кто придёт после Порошенко, и кто будет управлять Украиной? Спасибо, сэр.

Посол Волкер: Благодарю вас за вопрос.

Отправной точкой здесь является то, что Украина – демократическая страна, в которой состоятся выборы, и в нормально функционирующей демократии мы не знаем, кто победит, пока не состоятся выборы. Так что в этом случае мы действительно не знаем, кто будет победителем.

Согласно данным опросов, поступающим из Украины, нет ни одного кандидата с рейтингом, достигающим 20 процентов. Так что на данном этапе очень трудно предсказать, кто действительно может победить.

Опять же, подчеркивая, что Украина является демократией, мы будем работать с любым демократически избранным лидером, который появится после этих выборов. Мы продолжаем поддерживать суверенитет и территориальную целостность Украины, и продолжаем выступать в поддержку безопасности всех граждан Украины, независимо от их этнической принадлежности, национальности или религии.

До сих пор мы не видели прогресса в достижении мира и безопасности из-за продолжающейся оккупации Россией восточной Украины и Крыма. Я надеюсь, что независимо от того, кто будет избран Президентом Украины, а также от того, как пройдут парламентские выборы позже в этом году, Россия, наконец, решит, что пришло время прекратить войну и установить мир.

Если Россия примет такое решение, мы будем готовы сделать всё, что в наших силах, для содействия этому, на переговорах и в создании любых миротворческих сил и сил безопасности, которые были бы необходимы для заботы о населении во время реализации Минских соглашений.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Генри Фой из газеты Financial Times.

Вопрос: Спасибо, г-н Посол.

Ранее в этом месяце Министерство иностранных дел России заявило, что согласилось с планом Франции и Германии, который позволит наблюдателям отправиться в Керченский пролив и следить за тем, что там происходит.

Не могли бы вы сначала сказать нам, поддерживаете ли вы эту инициативу?

Во-вторых, кого вы обвиняете в том, что до сих пор не был размещен ни один из этих наблюдателей?

Посол Волкер: Спасибо за вопрос по этой теме.

Это очень важный аспект того, что происходит в последнее время. Россияне в одностороннем порядке заявили о контроле над Керченским проливом и за счёт этого, по сути, контролируют доступ к Азовскому морю, что является нарушением их двустороннего соглашения с Украиной от 2003 года о совместном суверенитете над Азовским морем и Керченским проливом; и ведутся споры. Мы знаем по снимкам, мы знаем по видеороликам на YouTube, мы знаем из того, что сообщили украинцы, о произошедшем с точки зрения блокирования пролива, преследования украинских судов в международных водах, их обстрела и моряков, которых до сих пор удерживает Россия.

Россия оспаривает некоторые элементы этой версии, поэтому я думаю, что присутствие там международных наблюдателей в дополнение к украинским было бы очень позитивным элементом для обеспечения более пристального наблюдения за ситуацией для документирования действий России и её односторонних притязаний на суверенитет, а также для сдерживания возможного насилия, такого как то, что произошло в ноябре.

Так что я думаю, что идея мониторинга очень важна, и я считаю, что это очень похвальный шаг, который Франция и Германия предложили совершить.

Проблема возникает, когда вы рассматриваете контекст, в котором это происходит. У ОБСЕ есть мониторинговая миссия по наблюдению за осуществлением Минских соглашений, которая находится вдоль так называемой линии прекращения огня. На самом деле это прекращение огня не соблюдается, но вдоль так называемой линии прекращения огня работает мониторинговая миссия ОБСЕ, которая фиксирует происходящее, а также пытается получить доступ ко всей остальной части оккупированной территории. Это жизненно важная миссия, но она сталкивается с многочисленными вызовами при выполнении своего мандата.

Идея мониторинга в Азовском море и идея мониторинга в других районах под украинским контролем, которые не являются частью зоны конфликта – это то, что является предметом определенных споров.

Россияне утверждают, что у ОБСЕ не уполномочен осуществлять мониторинг в районах, не включённых в мандат, определённый ОБСЕ в отношении линии прекращения огня. Поэтому они говорят, что предложение Франции и Германии неосуществимо: хотя для россиян было бы приемлемо присутствие дополнительных наблюдателей, они бы не могли вести мониторинг объектов, за которыми они намереваются наблюдать.

Украинцы также настроены немного скептически. Они, я думаю, приветствуют идею международного присутствия, но не хотят видеть наблюдателей в положении, при котором они каким-то образом подчинены российскому политическому надзору, как это было бы в случае с ОБСЕ, где Россия, как член ОБСЕ, в частности, осуществляет надзор за мониторинговой миссией, и в состав миссии входят россияне.

На мой взгляд, лучшим решением здесь было бы присутствие международных наблюдателей на неоспариваемой украинской территории и на украинских судах по приглашению Украины. Нет необходимости идти дальше, так как это не является частью зоны конфликта. Это просто небольшое увеличение мониторингового присутствия и прозрачности в отношении того, что происходит на неоспариваемой украинской территории.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Юрии Шейко из Deutsche Welle.

Вопрос: Здравствуйте, г-н Посол. Спасибо за проведение этого брифинга.

У меня вопрос. Мартин Сайдик из ОБСЕ внёс предложение о создании миссии ООН и ОБСЕ с военной и полицейской составляющей Организации Объединенных Наций. Что думают США об этом предложении? И как оно должно быть реализовано, чтобы оно могло как-то помочь ситуации?

Посол Волкер: Спасибо также и за этот вопрос.

Фундаментальный вопрос здесь заключается в том, готова ли Россия согласиться с международным миротворческим присутствием для замены российских сил и создания подлинного мира и безопасности на Донбассе. Если Россия будет готова сделать это, то это произойдет в рамках мандата ООН, и ООН сможет создать общую обстановку безопасности, которая позволит реализовать Минские соглашения и положить конец конфликту.

При этом существуют дополнительные функции, которые необходимо будет выполнять. Таким образом, поддержание мира будет осуществляться под эгидой ООН, но вам потребуется, например, полицейская деятельность и сотрудничество в этой области. Вам потребуется администрация для организации выборов. Вам потребуется определённая координация в отношении гражданских функций и координация между миротворческой миссией ООН с военной стороны и гражданской администрацией.

Так что я думаю, что Мартин Сайдик намечает некоторые из этих элементов, которые должны быть скоординированы, и предлагает, чтобы некоторые из них осуществлялись ОБСЕ, другие – ООН. И я считаю, что эту концепцию следует рассмотреть детально, но в принципе это полезная концепция.

Проблема, однако, заключается в том, что у нас нет согласия со стороны России в отношении основной идеи создания миротворческих сил. Россия продолжает отрицать, что она оккупирует территорию. Она продолжает настаивать на том, что должны существовать лишь силы защиты наблюдателей ОБСЕ, а не подлинные миротворческие силы ООН. И этим силам защиты наблюдателей по-прежнему придётся вести переговоры о свободе передвижения с находящимися там российскими марионеточными властями, так называемой “Народной Республикой”, как это приходится делать сегодня ОБСЕ.

Таким образом, Россия действительно изначально не позволяет никакого продвижения вперёд в создании миротворческого присутствия, и это фундаментальная проблема.

Если бы было движение вперёд по этому вопросу, по некоторым из идей, которые выдвинул Мартин Сайдик, о разделении обязанностей между ОБСЕ и ООН в отношении определенных ролей – всё это очень разумные идеи для рассмотрения.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Юлия Диденко из “Общественного телевидения Донбасса”.

Вопрос: Большое спасибо, но мой вопрос уже был задан коллегой до меня. Большое спасибо.

Модератор: Наш следующий вопрос задаст Наталья Чурикова, “Радио Свободная Европа”.

Вопрос: Г-н Посол, спасибо за проведение этого брифинга.

Мой вопрос касается украинских моряков, которые были атакованы в нейтральных водах и арестованы Россией.

Означает ли тот факт, что не было никаких существенных санкций в отношении России за этот акт агрессии, что Россия может действовать безнаказанно?

Посол Волкер: Нет, не означает. Я посетил Брюссель в декабре, имел встречи с представителями ЕС и НАТО, провел ряд последующих встреч здесь, в Вашингтоне, и могу сказать, что и Соединенные Штаты, и Европа смотрят на то, какие дополнительные меры мы должны принять, если Россия не вернёт моряков и будет продолжать делать эти заявления о контроле над Керченским проливом.

США в обычном порядке будут пересматривать санкции, связанные с Крымом, в феврале. Это будет приурочено к годовщине захвата полуострова. ЕС также рассматривает дополнительные санкции. Пока ничего не согласовано, а на февраль также намечено совещание министров ЕС.

В дополнение к этому мы видим и другие шаги, такие как визиты судов; в январе корабль ВМС Великобритании совершил визит в Чёрное море. Соединенные Штаты совершат такой визит в обычном порядке в ближайшее время. Так что я думаю, что это присутствие и поддержка Украины, а также отклонение российских претензий продолжаются, это важно, и Россия не может предполагать, что ее позиция будет принята кем-либо. И мы призываем Россию немедленно освободить моряков и попытаться вернуться на дипломатический путь урегулирования этого кризиса.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Евгений Пудовкин из российской медиагруппы “РБК”.

Вопрос: Спасибо, г-н Посол, за проведение этого брифинга.

Хотелось бы знать, запланированы ли у вас какие-нибудь встречи с господином Сурковым в обозримом будущем.

Посол Волкер: Мы обменялись некоторыми посланиями в районе Нового года, и я бы очень хотел возобновить наши обсуждения.

Как вы знаете, после того как Россия напала на ВМС Украины и заключила в тюрьму моряков, Президент Трамп отменил свою встречу с Президентом Путиным, и поэтому я в конечном итоге отменил свою встречу, своё намерение встретиться с господином Сурковым и другими официальными лицами в Москве в декабре. Я бы очень хотел вернуться на путь переговоров, и я надеюсь, что Россия быстро освободит моряков и даст нам основу для движения вперед.

У меня пока нет дополнительной информации по этому вопросу, но мы будем продолжать поддерживать связь о возможной будущей встрече.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Флориан Хассель из газеты Süddeutsche Zeitung.

Вопрос: Спасибо, г-н Посол. Два вопроса.

Во-первых, есть ли оценка того, как много находится на данный момент в Украине российских военнослужащих и бойцов вооруженных формирований, созданных, как вы отметили, российскими войсками? Оценка.

Во-вторых, вы всегда говорите, так же как и европейцы и немцы, если уж на то пошло, только о 24 моряках. Сейчас россияне продолжают блокировать доступ кораблей как к Мариуполю, так и к Бердянску, иногда на несколько дней. При этом российским судам, которые направляются в российские порты, такие как Таганрог, не мешают.

Рассматривается ли вами также возможность ввода санкций против этих российских портов, если свободный доступ в дальнейшем не будет гарантирован?

Посол Волкер: Да. Спасибо за этот вопрос.

Во-первых, вы абсолютно правы. Хотя Россия не полностью заблокировала доступ украинских судов или других коммерческих судов к украинским портам, она, по-видимому, проводит политику преднамеренного замедления, а замедление прохода означает увеличение затрат для коммерческих грузоотправителей, увеличение затрат для украинских портов, что подрывает экономику региона.

Опять же, парадоксально, что Россия заявляет о своей заинтересованности в благополучии русскоязычного населения на востоке Украины, когда все её действия наносят вред этим людям.

Что касается санкций, о которых вы говорите, санкций, которые либо применяются к российским судам, обслуживающим российские порты на Азовском море, либо иным образом вводятся в отношении российских портов на Азовском море – это то, что, как я знаю, обсуждалось в Европейском союзе. В последние несколько дней мы провели консультации с некоторыми нашими партнерами из ЕС, где обсуждалась эта тема. Я знаю, что это один из наборов вариантов, которые в настоящее время рассматриваются в Соединенных Штатах. У нас пока нет никаких решений по этим вопросам, но я считаю, что мы должны думать именно в этом направлении.

Опять же, с целью побудить к переменам. Санкции сами по себе не являются целью. Цель всегда состоит в том, чтобы открыть доступ для создания более благоприятных условий, и мы действительно очень хотели бы видеть возвращение к свободному и открытому движению по Керченскому проливу, а также полному доступу ко всем находящимся в Азовском море портам.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Брукс Тигнер из еженедельника Jane’s Defence Weekly.

Вопрос: Здравствуйте. Два коротких вопроса, если можно, г-н Посол.

Были ли в последнее время, помимо Керченского пролива, какие-либо значительные или наблюдаемые передвижения кораблей или изменения масштабов сосредоточенности российской техники или войск вдоль линии соприкосновения или украинско-российской границы? Возможно, нет, но если да, какие выводы вы из этого делаете?

Во-вторых, Министр обороны Украины Степан Полторак недавно вновь подчеркнул, что Киев ставит перед собой цель ускорения вступления в НАТО путём достижения стандартов Альянса и получения Плана действий по вступлению в НАТО к 2024 году. Не могли бы вы повторить, какова позиция США по этому вопросу, и каковы перспективы Украины? Спасибо.

Посол Волкер: Конечно.

Во-первых, я думаю, что подобные вопросы всегда немного вводят в заблуждение – я не критикую ваш вопрос, но меняется акцент, когда вы говорите, что в последнее время наблюдается рост российской военной активности или присутствия на границах, на линии прекращения огня, в Крыму или в другом месте. Ведь не нужны недавние увеличения для наличия чрезвычайно крупного российского военного присутствия. Россияне уже давно находятся в Украине, и это включает в себя самолёты-истребители, это включает в себя боевые вертолёты в Крыму, это включает в себя наземные силы в оккупированных частях Украины, это включает в себя военный флот и прибрежные корабли в Азовском море, это включает в себя массивные российские сухопутные войска на российской территории, окружающей Украину. Таким образом, у России достаточно военных возможностей, чтобы делать всё, что она решит, поэтому ей не нужно увеличивать присутствие в последнее время, чтобы эта ситуация была опасной.

Я пытаюсь вспомнить ваш второй вопрос. Напомните мне.

Модератор: Он спросил о недавнем значительном изменении масштабов сосредоточенности российской техники вдоль линии соприкосновения, а затем спросил о стремлении Министра обороны Украины ускорить усилия по вступлению в НАТО.

Посол Волкер: Вспомнил. Большое спасибо. Это был вопрос о НАТО.

Позиция США по-прежнему заключается в том, что мы поддерживаем возможное вступление Украины в НАТО. Это решение было принято на Бухарестском саммите в 2008 году, и мы полностью поддерживаем его. Мы очень тесно сотрудничаем с Украиной в реформировании ее оборонного потенциала и оборонного комплекса.

Как вы знаете, после 2008 года движение в этом направлении было медленным. Оно ускорилось после 2014 года. Но впереди еще долгий путь.

Быть членом НАТО – это не только вопрос военной реформы, но и установления сильной и динамичной демократии, здоровой экономики, хороших отношений с соседями, оперативной совместимости с НАТО, гражданского контроля над вооруженными силами и так далее, и тому подобное. Таким образом, Украине ещё многое предстоит сделать, чтобы получить право стать членом НАТО, и на данный момент в НАТО нет консенсуса о том, предоставить ли стране твёрдое приглашение, но дверь для вступления Украины в будущем остаётся открытой. И мы по-прежнему привержены совместной работе с Украиной, которая поможет ей достичь этих стандартов.

Модератор: Спасибо.

К сожалению, это был последний вопрос, на который у нас хватило времени. Г-н Посол, вы хотели бы сказать что-нибудь в заключение?

Посол Волкер: Я просто как обычно хочу вернуться к гуманитарной ситуации на востоке Украины. Там насчитывается свыше полутора миллионов перемещённых лиц, что является самым большим числом перемещённых лиц в Европе в результате войны со времён Второй мировой войны. Украинская сторона потеряла убитыми более 10 000 человек, что является самым большим числом людей, погибших в войне в Европе со времён войн на Балканах в 90-х годах, и это продолжается до сих пор. Таким образом, прекращение конфликта должно рассматриваться как неотложная задача. Население, остающееся в регионе, страдает от всевозможных трудностей, связанных с отоплением, энергообеспечением, надёжным водоснабжением, свободой передвижения, доступом к пенсиям и доступом к государственным услугам, сотовой связью, продовольствием и безопасностью, медицинскими условиями. Местное население действительно испытывает там серьёзный стресс.

Поэтому мы призываем Россию и всех, кто воюет на востоке Украины, уделять приоритетное внимание благополучию людей, которые там находятся, и давайте положим конец этому конфликту. Спасибо.

Модератор: Я хочу поблагодарить вас, г-н Посол, за то, что присоединились к нам, и спасибо всем за участие и за ваши вопросы.


Посмотреть источник: https://www.state.gov/r/pa/ime/useuropeanmediahub/288707.htm
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.