rss

Посол по особым поручениям по вопросам международной свободы вероисповедания Сэмюэл Браунбэк об основном мероприятии Президента Трампа, посвящённом свободе вероисповедания

العربية العربية, English English, Português Português, Español Español, Français Français

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
Брифинг “для печати”
23 сентября 2019 года
23 сентября 2019 года
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

 

МОДЕРАТОР: Всем нам посчастливилось, что к нам присоединился Посол США по особым поручениям по вопросам международной свободы вероисповедания Сэм Браунбэк. Этот брифинг проводится в режиме “для печати”. У нас в распоряжении есть, я думаю, около 25 минут. Мы ожидаем, что к нам присоединятся жертвы религиозных преследований, которые участвовали в сегодняшнем мероприятии, поэтому мы оставляем для них открытыми места в первом ряду, однако здесь они не будут отвечать на вопросы. Хорошо, отлично.

Вам слово, сэр.

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Спасибо, благодарю вас. Спасибо за участие в брифинге. Я в восторге от того, что осуществил сегодня Президент США своими заявлениями и работой здесь в области свободы вероисповедания. Впервые в истории какая-либо страна провела в Генеральной Ассамблее ООН мероприятие, посвящённое свободе вероисповедания. Он выступил с очень сильным заявлением. Здесь будут присутствовать несколько жертв религиозных преследований, и я, возможно, попрошу их сказать пару слов.

Одна из них, Мериам Ибрагим, находится здесь сейчас с нами. Мериам была заключена в тюрьму в Судане за то, что является христианкой, приговорена к смертной казни, но они не убили ее, потому что в то время она была беременна, и они посчитали, я полагаю, что это слишком. Поэтому мировое общественное мнение сплотилось вокруг нее, и ей удалось выбраться из страны, и в настоящее время она находится в Соединенных Штатах.

Но это указывает на ситуацию, которая случается слишком часто в мире, а именно: люди подвергаются преследованиям за свою веру. Как правило, это вера меньшинства. Более 80 процентов населения мира живёт в условиях отсутствия свободы вероисповедания, и пора кому-то принять меры для изменения ситуации.

Поэтому Президент занялся сегодня этим вопросом. Мы обратились к странам с важной просьбой о вступлении в наш альянс – точнее, не в наш альянс, а в Международный альянс за свободу вероисповедания. Государственный секретарь объявил о его создании на проведённом нами ранее в этом году Совещании министров по укреплению свободы вероисповедания. Он объявил о создании Международного альянса за свободу вероисповедания, и мы приглашаем другие государства присоединиться к нам в согласованных усилиях по противодействию религиозному преследованию по всему миру.

Таким образом, мы ведём со странами разъяснительную работу. Госсекретарь обратился здесь к представителям государств с чётким призывом. То же самое сделал Президент США. И мы будем просить другие страны присоединиться к этому альянсу. Альянс будет совместной инициативой государств-единомышленников по продвижению вопросов свободы вероисповедания, противодействию религиозному преследованию, защите интересов таких людей, как Мериам Ибрагим. Альянс также будет предусматривает нечто большее – оказание давления на правительства, с тем чтобы они изменили свой политический курс и прекратили преследование верующих, обеспечив свободу. Ранее у нас просто не было подобного альянса.

Государственный секретарь отметил, что это будет наиболее значимая новая правозащитная организация за целое поколение. Ситуация с правами человека ухудшается по всему миру, и мы надеемся действительно добиться прогресса в отношении укрепления свободы вероисповедания и расширения прав человека. Это одно из основополагающих прав, и если оно соблюдается, другие права, как правило, также соблюдаются; но если свобода вероисповедания ущемляется, другие права, как правило, также нарушаются. И по мере того, как снизился уровень религиозной свободы в некоторых местах, мы видим ухудшение ситуации с правами человека во многих странах по всему миру. Поэтому мы предпринимаем очень активные усилия в этом направлении. Мы надеемся объявить некоторых членов альянса в начале следующего года, после чего мы начнём заниматься конкретными вопросами и оказывать нужное давление.

Кроме того, Президент объявил о создании фонда в размере $25 млн по защите религиозных объектов, а также артефактов и объектов религиозного наследия. Это попытка защитить сами учреждения, некоторые из которых подвергаются атакам, и вы знаете о том, что произошло в этой стране – нападения на синагоги в штате Пенсильвания и в Сан-Диего. Через две недели я выступлю в качестве одного из организаторов мероприятия в Марокко, посвящённого объектам религиозного наследия, где я буду работать с представителями других государств. Агентство США по международному развитию (USAID) является спонсором мероприятия, посвящённого восстановлению, реставрации и защите объектов религиозного наследия. Это небольшая часть того, о чём объявил сегодня Президент США по этой теме.

Так что есть определенный прогресс, и на этом я буду рад попытаться ответить на ваши вопросы.

ВОПРОС: Г-н Посол, Дэвид Браннстром из агентства Reuters. Я хотел бы задать вопрос о мероприятии по уйгурам, запланированном на завтра. Не могли бы вы дать нам представление о том, какие страны, сколько стран собираются принять в нём участие, и есть ли доказательства какого-либо давления на страны, с тем чтобы они не принимали участия как в этом мероприятии, так и, возможно, в сегодняшнем мероприятии?

Кроме того, сегодня Президент высказывался в очень широком смысле и, насколько мне известно, ни разу не упомянул уйгурский вопрос. Увязана ли эта проблема с какими-либо другими вопросами, например, с его усилиями по заключению торгового соглашения с китайцами? Является ли это причиной его осторожности?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Это хорошие вопросы. Я не знаю ни о каком давлении, оказываемом сегодня Китаем на страны, чтобы они не участвовали в этом мероприятии. Однако я знаю о том, что Правительство КНР оказывало прямое давление на страны, с тем чтобы они не участвовали в Совещании министров, которое мы провели ранее в этом году, и некоторые страны не приняли в нём участие. Китайцы направили отдельным странам соответствующие ноты по дипломатическим каналам, но некоторые из этих стран приняли участие в мероприятии, несмотря на китайское давление.

Как вам известно, среди тех, кто выступил на сегодняшнем мероприятии, была уйгурка, чей отец является представителем интеллигенции, который по-прежнему находится в тюрьме, и она не знает о состоянии её отца.

Президент не говорил об этом, но я бы не делал поспешных выводов. У Соединенных Штатов имеется обеспокоенность в отношении Китая на нескольких фронтах: в области торговли, в сфере безопасности и, несомненно, в вопросах пространства для свободы вероисповедания. Ясно, что Президент пытается заключить торговую сделку и решить проблемы торговли, но при этом он не ограничивает другие вопросы. Я активно высказываюсь на тему Китая. То же самое делает Вице-президент. Президент говорит о свободе вероисповедания в более широком плане.

Сегодняшние усилия были действительно направлены на организацию этого альянса стран. У нас есть глобальная проблема религиозная преследования, и мы пытаемся найти ее глобальное решение через этот альянс. Поэтому в заключение мероприятия Государственный секретарь Помпео заявил: если вы страна-единомышленник, присоединяйтесь к нам. Если вы хотите увидеть процветание религиозной свободы, присоединяйтесь к нам. Но я бы не делал вывода о том, что Президент разделяет вопросы или не обеспокоен той или иной темой. Я думаю, что он пытается заключить торговую сделку, но продолжает также добиваться прогресса по этому и другим вопросам.

ВОПРОС: Сэр, просто хотелось бы уточнить в отношении завтрашнего мероприятия – вы знаете, сколько стран примут в них участие?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: У меня нет последних данных об этом. Коспонсорами мероприятия будут несколько стран, но позвольте предоставить вам конкретное количество участвующих в нём государств позже.

ВОПРОС: Мне просто любопытно знать в личном плане: когда вы согласились вступить в эту должность, двумя крупнейшими вопросами, о которых мы говорили в этой области, были репрессии против рохинджа и уйгуров, и хотелось бы знать, знали ли вы, что вам придётся защищать интересы столь многих разных конфессий. Знали ли вы, когда согласились занять этот пост, что всё это будет частью вашей работы? Относитесь ли вы ко всем конфессиям одинаково, и является ли это частью политики?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Вопрос ясен. Моя вера очень важна для меня. Я следую за Иисусом. Но прекрасно то, что Бог дал нам свободную волю. И для меня прекрасным моментом этой должности является то, что я могу рассмотреть ситуацию и сказать, что любящий Бог дал нам свободную волю, и это было одним из самых трудных его решений, но он принял его. Поэтому у меня есть свобода воли, и каждый должен иметь свободную волю, и ни одно правительство не должно стоять на пути человека, который хочет и может поступать со своей собственной душой по своему усмотрению. При этом с личной точки зрения я могу не соглашаться с тем, сделал ли какой-то человек правильный выбор или неправильный выбор, но это не мой выбор. И как человек, который уже в течение долгого времени работает в правительстве, я считаю недопустимым, что правительства вмешиваются в права граждан поступать со своей душой по собственному усмотрению – это самое ценное, что у вас есть, и вы должны иметь возможность свободно принимать решения в этой связи.

С моей точки зрения, это должно относиться ко всем конфессиям в любое время и повсюду. И это Богом данное право. Это не право, данное правительством. Правительство Соединенных Штатов наиболее активно добивается соблюдения этого права, но наша страна, вероятно, настолько глубоко заботиться об этом вопросе, потому что он в столь огромной степени является одним из основополагающих для США. Вы можете посетить очень много мест в этой стране и увидеть, что свобода вероисповедания является основной частью истории. С личной точки зрения отмечу, что порой работа заносит меня в такие места, где я просыпаюсь утром и говорю: “Что же я здесь делаю?” – но при этом я ощущаю чувство огромной радости из-за того, что борюсь за свободу людей. И я мог бы вместо этого сидеть где-то в тракторе на ферме, наслаждаясь второй чашкой кофе, но вместо этого мне выпала судьба бороться за чью-то свободу, и это замечательная работа.

Прошу прощения за столь долгий ответ, но на самом деле я часто думаю об этом.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо за то, что говорите на эти темы, г-н Посол. Что касается завтрашнего мероприятия, не могли бы вы сказать, какого именно ответа вы добиваетесь от международного сообщества здесь в течение недели Генеральной Ассамблеи ООН в отношении того, что происходит в Китае с уйгурским населением?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Вы хотите знать, что именно мы надеемся получить в результате этого?

ВОПРОС: На какую реакцию международного сообщества вы надеетесь? Какие именно меры, на ваш взгляд, должны принять другие страны?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Осудить то, что происходит с уйгурами, не молчать. Я очень разочарован тем, что несколько государств подписали письмо о том, что то, что китайцы делают с уйгурами, нормально. Я поражён этим, потому что миллион человек содержится в концентрационных лагерях в 2019 году, и вы не озабочены этим?

И я особенно обеспокоен тем, что ряд исламских государств отказывается занять решительную позицию и высказаться на эту тему. Я побеседовал с главой одной из этих стран – точнее, с одним из руководителей крупной исламской организации, и в какой-то момент я посмотрел на него и просто сказал: “Иногда я думаю, что больше забочусь об этих людях, чем вы”. Его ответ, по сути, заключался в следующем: “Видите ли, китайцы занимают более жёсткую позицию, чем США”. Это не очень удовлетворительный ответ, но мы надеемся оказать реальное давление на КНР.

И, кстати, вчера в газете New York Times была ещё одна замечательная статья о расширяющемся в настоящее время преследовании мусульман в Китае. Китай находится в состоянии войны с верой. Со всеми религиями. Власти не выиграют эту войну.

ВОПРОС: Вы не могли бы более подробно рассказать о том, с лидерами каких исламских государств вы надеетесь встретиться с целью побудить их высказаться против обращения с уйгурами в Китае? О каких именно лидерах других стран идёт речь?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Будет составлен список государств, совместно организующих это мероприятие, и этот список как будет готов завтра, но, возможно, мы предоставим его вам сегодня во второй половине дня. Я знаю, что мы договаривались с несколькими странами в отношении содействия в этом плане, если это то, о чём вы спрашиваете.

ВОПРОС: Сэр, я имею в виду те государства, которые не высказывались или отказываются высказываться. Вы не могли бы конкретно указать, какими мусульманскими странами вы разочарованы из-за того, что они не высказываются по этому вопросу?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Я бы не хотел говорить об этом. Я рад, что Турция выступает против жестокого обращения с уйгурами, и я весьма удовлетворен этим. Я надеялся, что они будут делать больше. Турция была одной из тех стран, которые подписали письмо в поддержку того, что делает Китай, но затем отказалась от поддержки этого письма. То же самое сделал Катар, и мы отправили ему письмо с поздравлением и благодарностью за это.

Я хотел бы надеяться, что будет больше стран с исламским большинством, которые откажутся от поддержки этого письма, особенно после того, как в прошедшие выходные было опубликовано несколько статей, рассказывающих о расширении деятельности против мусульман в Китае. Я хотел бы надеяться, что больше стран всерьёз задумается об этом.

Кроме того, в общественное пространство попала видеозапись, которая вызывает огромную тревогу, потому что подобные кадры вы ожидали бы увидеть скорее в 1940-х годах, чем в 2019 году.

ВОПРОС: Считаете ли вы, что нежелание этих стран или других государств занять более жёсткую позицию в отношении Китая обусловлено тем, что они боятся КНР в экономическом плане, либо в другом отношении, и они просто боятся оказать давление на Китай и каким-то образом рассердить его?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Да. Они не демонстрируют образец храбрости, но я не считаю, что в наших интересах оказывать давление на страны, которые отказываются присоединиться к нам, и осуждать их за это. Я надеюсь, что мы сможем добиться прогресса, указывая на факты, имеющие место, и распространять их как можно больше по всему миру, с тем чтобы люди в разных странах видели, что происходит, и слышали истории, рассказываемые уйгурами. Именно поэтому мы приглашаем уйгурских активистов в столь много разных мест, с тем чтобы люди могли слышать эти разные истории. Ильхам выступила на Совещании министров и на сегодняшнем мероприятии, и её выступление было прекрасным и красноречивым. Её отец находится в заключении; она не знает, где он; не знает, в каком он состоянии. Это происходит в мире сегодня, а не пять лет назад.

МОДЕРАТОР: Прошу вас, в заднем ряду. Вы подняли руку раньше.

ВОПРОС: Да, верно. Вы упомянули страны, принимающие больше мер. Считаете ли вы, что это хорошая возможность для того, чтобы Соединенные Штаты ввели санкции и призвали другие страны к применению санкций в отношении Китая за эти грубые нарушения прав человека в отношении уйгур?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Мы не анонсируем санкции, но они более эффективны, когда применяются единым образом, или если санкции вводит широкая коалиция стран. Санкции Соединенных Штатов могут быть и во многих случаях являются очень эффективными, и они могут оказывать серьёзное воздействие. Однако они еще более эффективны, если применяются большим количеством стран, поэтому мы надеемся, что Международный альянс за свободу вероисповедания будет представлять собой группу государств, которая проявит решимость и добьётся позитивных перемен.

ВОПРОС: Хотелось бы уточнить по этому моменту – предлагаете ли вы, что целью этого альянса должно быть объединение стран для ввода санкций?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Нет, я не имел это в виду. Речь идёт об альянсе государств, целью которого будет принятие совместных действий, но мы не образуем его только конкретно для ввода санкций. На самом деле, мы изначально говорим об элементарных уровнях свободы вероисповедания. Нельзя лишать людей свободы только за то, что они являются приверженцами определённой конфессии. Если граждане мирную исповедуют свою веру, их нельзя лишать свободы. Их нельзя приговаривать к смертной казни. Мы говорим о действительно элементарных уровнях свободы вероисповедания и надеемся, что страны объединятся для работы в этой области.

Проблема в том, что это всеобщее право человека, который признаётся в Декларации прав человека ООН, подписанной большинством стран, но никто не проявляет решимости в попытке обеспечить соблюдение этого права. Мы оказываем давление в различных областях по экономическим вопросам, требуя обеспечения справедливых и равных условий, угрожая санкциями в случае нарушения правил. Мы делаем это и в других областях, в том числе научных. Но в отношении свободы вероисповедания, хотя это очень широкое право, практически никто не встаёт на его защиту, и это именно то, для чего мы пытаемся создать эту группу стран. Но речь не идёт о создании органа, который будет конкретно заниматься вводом санкций. Санкции могли бы быть частью этой работы, если речь идёт о случаях вопиющего нарушения прав. Я хотел бы надеяться, что альянс будет открытым, но я не призываю к тому, чтобы он был органом по вводу санкций, однако они могли бы быть одним из инструментов.

МОДЕРАТОР: Кто-то ещё желает задать вопрос? Ещё один?

ВОПРОС: Да, быстрый дополнительный вопрос. Вчера высокопоставленный представитель Государственного департамента США упомянул Китай в качестве вредоносного субъекта, но было не совсем ясно, увязывается ли это с вашей попыткой наращивания давления на Китай для привлечения его к ответственности за эти нарушения. Вы говорите, что Соединенные Штаты выполняют лидирующую роль, но помимо формирования групп они не принимают мер. Каков ваш комментарий по этому поводу?

ПОСОЛ БРАУНБЭК: А кто делает больше, чем Соединенные Штаты? Президент Трамп является первым Президентом США, который начал противодействовать Китаю в любой сфере, и изначально он делал это конкретно в области торговли. Я очень высоко ценю его готовность противостоять китайцам. В течение долгого времени они осуществляли множество нарушений в области торговли, но никто не противодействовал им. Президент Трамп проявил готовность это сделать. И теперь мы оказываем давление по этому вопросу в связи с тем, что миллионы людей подвергаются преследованиям за свою веру. Помимо вышеупомянутых репрессий в отношении уйгуров, в Китае закрываются домашние церкви. Тибетские буддисты не могут практиковать свою веру. Далай-лама не может даже посетить родину предков. Китайцы угрожают назначить следующего Далай-ламу, хотя это право принадлежит тибетским буддистам – определять в соответствии с их религиозными процедурами, кто будет следующим духовным лидером. Это право не принадлежит Правительству КНР. Есть огромная проблема извлечения человеческих органов у последователей Фалуньгун, в отношении чего Правительство Китая не говорит правду. Есть целый ряд вопросов в этой области, которые нуждаются в серьезном рассмотрении, причём в Конституции КНР говорится, что в стране действует свобода вероисповедания. Конечно, она там не соблюдается.

МОДЕРАТОР: Кто-то ещё желает задать вопрос? Ясно.

ПОСОЛ БРАУНБЭК: Здесь присутствует несколько людей. Мериам из Судана, подвергавшаяся преследованиям. Ильхам – уйгурка, чей отец находится в тюрьме. Здесь находятся иранцы, с которыми, возможно, кто-то из вас захочет позже пообщаться. Здесь присутствует Раввин из Йемена, изгнанный из этой страны. Они прибыли сюда для поддержки этой инициативы, потому что они или их семьи подвергались преследованиям, и они придерживаются очень решительной позиции в отношении этого. Так что, если вы хотите поговорить с кем-либо из них после брифинга, я надеюсь, что они смогут побеседовать с вами. Спасибо.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.