rss

Брифинг Спецпредставителя по взаимодействию в Сирии Посла Джеймса Джеффри

English English, العربية العربية

Специальный брифинг во время перелёта в Тель-Авив (Израиль)
Офис официального представителя
17 октября 2019 года

 

Г-ЖА ОРТЭГУС: Вы хотели бы что-нибудь сказать вначале?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Вице-президент, Майк Помпео и Советник Президента США по национальной безопасности О’Брайен прибыли в этот регион, чтобы выполнить поручение Президента по обеспечению скорейшего установления режима прекращения огня в тех районах северо-восточной Сирии, в которые проникли турки. В свою очередь, мы готовы работать с властями Турции над ситуацией в области санкций. Мы рассмотрим возможность отложить ввод новых санкций и, если всё пойдёт в правильном направлении, снять санкции, которые мы уже ввели в начале недели.

Мы провели обширные переговоры непосредственно с Президентом Эрдоганом и с сотрудниками его администрации – Министром иностранных дел, Министром обороны, Советником по национальной безопасности, а также Министром финансов Турции, – в попытке добиться урегулирования. Как вы видите в этом документе из 13 пунктов, мы добились прекращения огня. В документе оно не называется прекращением огня. Оно называется паузой, в рамках которой турки прекратят продвигаться вперед и проводить военные действия, кроме самообороны, в течение 5 дней в тех районах, которые они контролируют.

Мы говорим здесь о зоне безопасности, и турки говорят о желании создать зону безопасности на основании того, что мы организовали с ними в августе, когда зона безопасности простиралась от реки Евфрат до иракской границы, и имели место различные уровни наблюдения и передвижения со стороны турецких военных на расстоянии до 30 километров, и из некоторых районов осуществлялся вывод курдских отрядов народной самообороны YPG.

В настоящее время сложилась другая ситуация, когда турки продвинулись вплоть до этого 30-километрового уровня в центральной части северо-востока Сирии, и они до сих пор ведут там бои, и сейчас это в центре нашего внимания, потому что это тот район, который мы определяем как контролируемая Турцией зона безопасности.

Таким образом, идея заключается в том, что в последовательном порядке турки сделают паузу в военных операциях, а элементы YPG в этих районах, контролируемых турками, отойдут к югу от этой зоны – по сути, это 30-километровая зона, границей которой является автодорога М4-M10. Затем мы будем работать с турками, сосредоточивая усилия на решении гуманитарных вопросов в зоне, защите религиозных и этнических меньшинств, заботе о гражданских лицах, преодолении гуманитарных проблем, а также управлении вопросами прав человека и мониторинге их соблюдения. Это всё основано на предыдущих соглашениях, которые мы заключили в августе с турками и – косвенно – с Сирийскими демократическими силами (СДС) о том, как мы могли бы помогать в мониторинге всего этого в основном невоенными средствами или воздушными средствами, но не наземными войсками. Речь не идёт об использовании американских наземных войск.

Как вы знаете, к настоящему времени там сложилась очень запутанная ситуация, в которой российские войска, сирийская армия, турецкие подразделения, американские военные, СДС и некоторые элементы ДАИШ передвигаются по региону при полном отсутствии взаимной координации. Мы больше всего обеспокоены трудностью вывода наших войск из опасных районов, чем в данный момент занимается Министерство обороны США. Но турецкие власти располагают подробными сведениями о том, где находятся их войска, и что они делают. По сути, наступила пауза в турецких операциях на пять дней, в течение которых СДС выходят из тех районов, где находятся турки. По истечении этих пяти дней, если СДС уйдут, турки прекратят все операции на северо-востоке Сирии.

Отмечу, что турки ведут свои собственные переговоры с россиянами и сирийцами в других районах северо-востока Сирии, а также в Манбидже к западу от Евфрата. Вопрос о том, включат ли они позже эти районы в зону безопасности под турецким контролем, подробно не обсуждался. Сейчас эта территория не контролируется Турцией. Она контролируется россиянами, или смесью российских и сирийских военных, или сирийцами.

Такова обстановка в регионе в отношении режима прекращения огня.

Г-ЖА ОРТЭГУС: Лара.

ВОПРОС: В какой момент отряды народной самообороны YPG вступили в переговоры по этому конкретному соглашению? И как вы относитесь к обеспокоенности о том, что они, по сути, вынуждены покинуть территорию, которую они удерживали, и эта территория передаётся туркам? Турция практически передвигает свою границу на 20 миль вглубь Сирии.

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Мы проинформировали YPG об этом. Мы, по сути, делаем всё возможное, чтобы добиться выхода YPG и используем санкционные рычаги в качестве кнута и пряника, которые у нас есть, – причём речь идёт не только о мерах Исполнительной власти, но также о весьма вероятных санкциях Конгресса США, если мы не увидим соблюдения режима прекращения огня.

С точки зрения территории YPG, там была сложная военная ситуация на местах еще до того, как туда пришли турки вопреки нашим очень убедительным просьбам. Во всей этой зоне действовали объединенные силы США и YPG/СДС. Теперь ситуация на местах резко изменилась, и турецкие войска оккупируют большую часть центральной трети 30-километровой зоны, причем, опять же, некоторые элементы YPG, которые должны были отступить, еще ведут там боевые действия против турок. Кроме того, на западе и на востоке этой зоны присутствует смесь сил YPG и сирийских войск вместе с некоторыми российскими советниками, и мы на самом деле не в состоянии наблюдать за этой ситуацией. Это соглашение сейчас сосредоточено – опять же, как говорится в документе, – на районах, которые находятся под контролем турок, потому что там турки могут соблюдать прекращение огня, и YPG может выйти из этих районов.

ВОПРОС: Но я не понимаю: участвовали ли YPG в этом конкретном раунде переговоров с турками, и вытесняют ли ее силы с земли, которую они удерживали?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Нет сомнений в том, что YPG хотели бы остаться в этих районах. По нашей оценке, у них не было военного потенциала для удержания этих районов, и поэтому мы пришли к выводу, что прекращение огня будет гораздо лучшим исходом в конечном итоге. Помимо спасения жизней, что было очень важно для Президента Трампа и Вице-президента Пенса, мы также подумали, что было бы гораздо лучше попытаться получить определенный контроль над этой хаотичной ситуацией. Турецкая армия захватила большую территорию за очень короткий промежуток времени. У нас не было никаких сомнений в том, что она будет продолжать захват территории, если мы не сможем заручиться соглашением о прекращении огня. Именно это мы и пытаемся сделать.

ВОПРОС: И последний вопрос, извините. Когда YPG были проинформированы о том, что происходит?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Мы с самого начала информировали YPG о наших усилиях, об идее приехать сюда, о некоторых из рассматриваемых идей, и мы активно обсуждали с ними различные идеи сегодня во второй половине дня.

Г-ЖА ОРТЭГУС: Джейк.

ВОПРОС: Турки выступили с заявлением о том, что это не прекращение огня, пытаясь преуменьшить его важность. Какова ваша реакция на это?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Что мы говорим в этом документе? В пункте 11 этого документа мы говорим – турки говорят: мы сделаем паузу в проведении операции “Источник мира”, чтобы позволить YPG выйти из зоны безопасности в течение 120 часов. Операция “Источник мира” будет остановлена ​​после завершения этого вывода. Мы используем термин “прекращение огня”. Турки его не используют, потому что его нет в соглашении. Но мы очень чётко определили, что прекращение огня означает отсутствие наступления войск на местах и отсутствие военных действий, кроме самообороны.

ВОПРОС: Г-н Посол, как заявил на прошлой неделе высокопоставленный сотрудник Администрации США, американским властям известно о том, что турки нарушили прежнее соглашение, и есть опасения, что это может повториться. Что было сказано сегодня, чтобы снять эту озабоченность?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Опять же, прошлое соглашение было соглашением о зоне безопасности, которое мы заключили в августе. Мы проводим в отношении Турции политику кнута и пряника, и единственной причиной, по которой мы пошли на это, были угрозы Правительства Турции вмешаться в одностороннем порядке в ситуацию на северо-востоке Сирии. Эти угрозы турки делали с ноября или декабря 2018 года, и вся идея заключалась в попытке найти механизм безопасности, который бы удовлетворил их, с патрулями и другими мерами, которые мы принимали.

Опять же, вопреки нашим очень настоятельным советам и, на наш взгляд, трагически, Президент Эрдоган решил начать там военную операцию. Это было огромной ошибкой. Мы осудили ее в то время, и сейчас мы пытаемся ее исправить. Но ситуация на местах такова: турки присутствуют в этом районе Сирии, и туда же в результате этого нападения вошли другие самые разнообразные силы.

Суть в том, что мы договорились с турками, что только в том случае, если они будут придерживаться условий этой паузы, а затем и остановки операции, мы примем меры по этим санкциям: во-первых, не будем вводить новых санкций, как только пауза вступит в силу; а затем через пять дней, если они окончательно прекратят операцию, и не будет никаких военных действий на северо-востоке Сирии, кроме самообороны, мы отменим те санкции, которые были введены в понедельник на этой неделе.

ВОПРОС: Могу ли я задать быстрый дополнительный вопрос? Были ли предупреждения о каких-либо других последствиях, помимо санкций, если они не будут соблюдать это соглашение?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Всегда ведутся дипломатические обмены о природе отношений, о том, как отношения могут улучшаться или ухудшаться. Они были значительной частью этой дискуссии.

ВОПРОС: Не могли бы вы сообщить нам какие-либо подробности?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Никаких подробностей. Сосредоточивайте внимание на санкциях.

ВОПРОС: (Неразборчиво) Соединенные Штаты говорили в прошлом о территориальной целостности Сирии.

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Верно.

ВОПРОС: Меняет ли что-либо в этом плане турецкое наступление? Ведь Турция практически контролирует часть территории Сирии. Меняет ли этот факт динамику? По-прежнему ли вы считаете, что это суверенная сирийская территория? И ведутся ли переговоры – вероятно, не непосредственно с участием Соединенных Штатов, но с режимом Асада? Уверены ли США, что режим Асада будет согласен с этим (неразборчиво)?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Да, конечно. Турки много раз заверяли нас, что они не имеют никакого намерения, никакого намерения, оставаться в Сирии очень долго. Об этом сегодня нам лично заявил Президент Эрдоган. И, конечно, в этом нет ничего нового. Турки имеют под своим непосредственным контролем огромные районы северо-запада Сирии, а в Идлибе они разделяют контроль с пёстрой группой оппозиционных сил,  террористами HTS и другими. И, конечно же, наши войска по-прежнему находятся на юге страны и в Ат-Танфе. Президент решил не удалять их.

Так что в Сирии сегодня находится много людей из других стран из-за этой хаотической ситуации, вызванной Асадом под влиянием Ирана с 2011 года. Вот почему мы все здесь пытаемся исправить всё это.

ВОПРОС: Считаете ли вы, что другие крупные субъекты согласятся с вами в этом?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Кто?

ВОПРОС: Другие – в основном, режим Асада и Россия. Проинформированы ли они об этом? Считаете ли вы, что они согласятся с этим (неразборчиво)?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Одна из причин, по которой мы занимали различные позиции с СДС в борьбе против ДАИШ вместе с Турцией на северо-востоке Сирии, заключалась в том, что мы боялись, что если будут какие-то серьезные изменения, такие как вмешательство Турции, это заставит СДС развернуться, что они и сделали. Они заключили соглашение с режимом Асада. И мы, разумеется, не собирались мешать войскам режима Асада влиться в СДС, так что это создало новую ситуацию на местах с различными элементами, которые теперь объединяют усилия. И, опять же, в разгар этого, две группы, с которыми мы имеем дело – это СДС и турки, поэтому мы решили, что имело бы смысл соглашение о прекращении огня, или вы можете назвать его соглашением о паузе и остановке наступления. Такова была задача, поставленная Президентом США перед Вице-президентом Пенсом.

ВОПРОС: (Неразборчиво) YPG в зоне – это только бойцы, или вы ожидаете массового перемещения людей за пределы этой зоны? Куда, по-вашему, они на самом деле пойдут?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Мы надеемся, что не будет никакого массового передвижения людей. Мы настояли – Вице-президент Пенс лично настоял на очень жёстких формулировках. Вы можете увидеть здесь некоторые из них. Есть три различных пункта, в которых говорится о жертвах среди гражданского населения, правах человека, заботе о религиозных и этнических меньшинствах. Это, конечно, включает в себя курдов. Мы очень, очень твердо настаивали на этих жёстких формулировках.

Но опять же, увидим. И доказательства выполнения условий соглашения будут получены на местах. Если режим прекращения огня будет соблюдаться на местах, мы будем действовать позитивно в отношении наших санкций.

Г-ЖА ОРТЭГУС: Еще есть вопросы (неразборчиво)?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Что-нибудь еще?

Г-ЖА ОРТЭГУС: Хочет ли кто-нибудь задать вопрос?

ВОПРОС: Был ли разговор о посещении Эрдоганом Белого дома? Этот визит по-прежнему планируется?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Как я уже говорил, обсуждение было сосредоточено на некоторых аспектах отношений, но, прежде всего, на этом соглашении и немного на торгово-экономических вопросах – совсем немного. Нет, при мне эта тема на переговорах не поднималась.

Г-ЖА ОРТЭГУС: Ясно.

ВОПРОС: Спасибо.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.