rss

Выступление Государственного секретаря Майкла Помпео на заседании Президентского клуба Фонда «Наследие»

العربية العربية, English English, Français Français, Português Português, Español Español, اردو اردو

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Речь Государственного секретаря Майкла Помпео
на заседании Президентского клуба Фонда «Наследие»:
“Дипломатия Администрации Трампа: нерассказанная история”
Гостиница Marriott Marquis
Вашингтон, округ Колумбия
22 октября 2019 года

 

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Всем спасибо. Благодарю вас. Доброе утро. У меня есть подготовленная речь, но у меня есть ещё кое-какие мысли. (Смех.) И моё сегодняшнее выступление будет их сочетанием.

Я хочу поблагодарить Кей и всё руководство Фонда «Наследие» за то, что пригласили меня на это утреннее мероприятие. Мы разговаривали за кулисами о сегодняшнем праздничном вечере, и я напомнил им, что был на нём несколько раз, когда являлся членом Конгресса. Это важный институт здесь, в Вашингтоне (округ Колумбия), успешно работающий на благо Америки, и я ценю его, и наша Администрация ценит его, и я знаю, что очень много лидеров во всём правительстве Соединенных Штатов также его ценят.

И я также очень рад находиться здесь. Все помнят песню Боба Дилана “Укрытие от шторма”. Очень приятно быть с вами. (Смех.) И я знаю, что сегодня здесь также присутствует много моих друзей – это люди, с которыми я знаком уже очень давно. Я хочу поблагодарить всех вас за поддержку этого чрезвычайно важного института. Фонд «Наследие» действительно воспитал многие поколения сторонников свободного рынка в свободных обществах. Я был членом попечительного совета аналитического центра в штате Канзас под названием “Канзасский институт государственной политики”. Мы всё время читали доклады Фонда «Наследие» в стремлении обеспечить, чтобы мы делали всё правильно для штата Канзас так же, как вы делаете это здесь для Вашингтона.

В последний раз я имел честь выступить перед аудиторией Фонда «Наследие» в мае прошлого года. Я был Государственным секретарём в течение нескольких дней. Да, я уже скучал по ЦРУ. Это было гораздо более тихое учреждение – (смех) – с гораздо меньшим общественным пространством.

Буквально перед этим мы вышли из ядерного соглашения с Ираном. Я изложил 12 условий, включая то, что Иран должен прекратить свою программу создания баллистических ракет, освободить американских заложников, прекратить финансирование терроризма – радикальные, сумасшедшие требования. Прекратить брать заложников и стрелять в людей в Европе.

В газете Washington Post была опубликована статья под заголовком “Майк Помпео выступает с глупой речью на тему Ирана”. В New York Times аналогичный материал вышел под заголовком “В жёсткой речи Помпео критикует поведение Ирана”. На самом деле, это было отчасти верно. (Смех.) Я критиковал поведение иранцев. Мы проводим гораздо более жёсткий курс. И вы видите это.

Теперь сравните это с заголовком, который появился в тот же день на веб-сайте Фонда «Наследие» Heritage.org: “В важной речи Помпео выступает в поддержку иранского народа”. И в самом деле, если вы ознакомитесь с текстом выступления, вы увидите, что именно это я и пытался сделать. (Аплодисменты.)

И действительно, это задаёт тон для того, о чём я хочу поговорить сегодня. Мы выступили в поддержку иранского народа. Спасибо, что поняли это правильно. Спасибо, что помогли мне рассказать историю, которую иногда не рассказывают в других местах.

Это была моя первая речь – моя первая важная речь в роли Государственного секретаря. И, как я уже сказал, эта центральная идея, этот вдохновляющий принцип, который мы тогда изложили, о том, что мы делаем всё возможное, чтобы помочь иранскому народу добиться успеха, – я думаю, что это заложило основу для работы, которую я проделал за последние полтора года.

Это также заложило основу для того, как мы пытаемся проводить внешнюю политику. Я продолжаю направлять жёсткие послания, в которых признаётся набор основных фактов о том, как устроен мир, потому что мы не сможем добиться эффективной политики, если не осознаем реальность того, что происходит на местах.

Это то, что сделал на прошлой неделе Вице-президент Пенс, когда он и я посетили Анкару, и я уверен, что мы обсудим ситуацию, сложившуюся в Сирии, когда я буду беседовать с Кимом Холмсом.

Как и в случае с Ираном, вы, вероятно, слышали только одну версию этой истории. Но история, которая не была рассказана, начинается с правды о том, что наша Администрация унаследовала очень сложную обстановку в Сирии. Предыдущая Администрация США позволила халифату укорениться – не только в Сирии, но и в западном Ираке, где он расширился практически до пригородов Эрбиля.

Именно Администрация Трампа вела эту борьбу с помощью бойцов Сирийских демократических сил (СДС) и 70 стран, которые создали коалицию – то, о чём никогда не говорят. Проделанная нами огромная работа по построению этой команды, объединенной вокруг цели разрушения халифата в Сирии и Ираке, была важной и эффективной. Курдские силы в регионе, арабские бойцы, которые были частью СДС, замечательно проявили себя на поле бое.

Мы также помним, что наш союзник по НАТО Турция имеет законные опасения в плане безопасности в этом регионе. Действительно, Соединенные Штаты уже очень давно признали Рабочую партию Курдистана (РПК) террористической организацией. Мы серьезно относимся к этим опасениям. И поэтому мы провели работу, в которой Государственному департаменту помогали наши коллеги из Министерства обороны США, по построению зоны безопасности в регионе в попытке стать посредником между сторонами.

Президент Трамп предупредил Турцию о недопустимости вторжения. К сожалению, она вторглась в Сирию. И когда Президент Эрдоган принял это решение, Президент США направил в Турцию дипломатическую команду, чтобы попытаться предотвратить катастрофу. Вы увидите всего через несколько часов, что 120-часовое окно закроется. Я буду более подробно говорить о статусе, но некоторый прогресс, безусловно, был достигнут.

Правда заключается в том, что продолжение этого вторжения не отвечало интересам Турции как союзника по НАТО. Правда заключается в том, что вторжение помешало нашей общей борьбе с ИГИЛ. Мы считаем, что сейчас находимся в лучшем положении.

Правда заключается в том, что Президент Трамп был готов обеспечить негативные последствия и увеличить издержки Турции в том случае, если она продолжит своё вторжение. Таким образом, Президент использовал экономическую мощь Америки, нашу экономическую мощь, чтобы избежать вооруженного конфликта с союзником по НАТО. И в тот же день Президент Трамп отметил в твите: “Чтобы добиться цели, нужно было проявить немного жесткой любви”. (Аплодисменты.)

С уверенностью можно сказать, что это сложная ситуация. Успешный результат в регионе ещё до конца не определен. Но это яркий пример того, чем занимаемся каждый день мы, как Государственный департамент, и я, как главный дипломат Америки. Моя обязанность, прежде всего, заключается в том, чтобы помочь странам увидеть мир таким, какой он есть.

И нет недостатка в правде, которую нужно распространять. Правда заключается в том, что Иран является агрессором, а не потерпевшей стороной. Правда заключается в том, что Китай является в лучшем случае стратегическим конкурентом, который использует принуждение и коррупцию в качестве инструментов государственной политики. (Аплодисменты.) Правда заключается в том, что мы не можем полагаться на провальные стратегии, чтобы убедить Председателя Кима отказаться от своего ядерного оружия; предстоит ещё многое сделать. И правда заключается в том, что мы не сможем достичь мира и примирения в Афганистане без присутствия всех сторон за столом переговоров. Правда также заключается в том, что восстановление демократии в Венесуэле отвечает интересам нашего полушария, и мы должны приложить значительные усилия для достижения этой цели. (Аплодисменты.) И правда заключается в том, что каждая страна должна нести свою долю бремени этих глобальных миссий по обеспечению безопасности во всем мире. (Аплодисменты.)

Я знаю, что Вице-президент будет подробнее говорить об этом сегодня вечером, но доносить до общественности эти сообщения – и многие другие – не всегда приятно. Я сидел в очень холодном зале в Брюсселе, в котором после моего выступления стало ещё холоднее. (Смех.) Это, конечно, не добавило мне популярности среди политических обозревателей. Вы можете просто ввести в поисковую систему слово “Помпео” и прочитать всё об этом. (Смех.)

Но я должен сказать, выступая перед вами сегодня, что я уверен, что мы добиваемся успеха, и мы предупреждаем мир об этих самых угрозах, которые я только что изложил, и о многих других. Поэтому сегодня я просто хочу сам рассказать небольшую историю.

Она начинается с нашего прибытия в Турцию на прошлой неделе. Я побывал уже примерно в 55 странах, многие из которых не посещали мои предшественники.

Я шесть раз был в Латинской Америке – регионе Западного полушария, которым слишком долго пренебрегали высшие руководители нашего правительства. Я был в Колумбии и Перу, и Эквадоре, и Парагвае, и Бразилии. Я вернусь в Южную Америку через пару недель – вместе с Президентом США мы посетим Чили.

Я отправился в Финляндию в мае, чтобы донести настоящую правду о том, что происходит в Арктике, о захвате китайцами и россиянами земель и милитаризации этого региона.

И я ездил не только в Австралию, Индию и Таиланд, чтобы представить наше видение свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона, но мне также выпала возможность стать первым Государственным секретарем США в истории, посетившим Микронезию, где я говорил о важной заинтересованности микронезийского народа в обеспечении полной осведомлённости о намерениях Китая.

Я был рад поехать в Венгрию, Словакию, Исландию и Черногорию. Государственные секретари слишком долго не посещали все эти страны.

А потом я впервые совершил визит в Северную Македонию, проамериканский оплот на Балканах, в качестве Госсекретаря, потому что до этого туда ездить не было возможно.

Я предполагаю, что американцев, которые знают об этой работе, очень мало, и это нормально. Но на самом деле историю о том, что делает Администрация Трампа, следует рассказывать. Это моя задача. Именно поэтому я нахожусь здесь сегодня. Именно поэтому я, вероятно, также совершаю больше поездок по США, чем многие государственные секретари. На мой взгляд, важно, чтобы американцы получали возможность увидеть то, на что расходуются средства налогоплательщиков Государственным департаментом Соединенных Штатов.

Но поездки имеют смысл только в том случае, если вы их совершаете с определенной целью, и вы готовы говорить правду, когда это трудно, и вы будете продолжать говорить о трудных вещах. Приятно приходить на встречу и говорить собеседникам то, что они хотят услышать, отмечать, какие они замечательные союзники, произносить тосты, подбадривать и хвалить друг друга за важную работу, которую вы выполняете вместе. Гораздо важнее говорить о трудных вещах, областях разногласий и истинах, которые нужно рассказывать.

Судя по всему, мы переняли роль вещателей истины у Национальной баскетбольной ассоциации (НБА). (Смех и аплодисменты.) Если вернуться назад и заглянуть в прошлое, можно увидеть, что в возрасте семи лет я знал, что когда-нибудь буду играть в этой лиге, но планы, к сожалению, не осуществились. (Смех.)

Возьмите Иран в качестве хорошего примера. Я ссылался на это в самом начале. С тех пор как я произнес ту “глупую” речь, характер разговора переменился. Сотни частных компаний поддержали наши санкции. Существовала угроза того, что европейские компании продолжат сотрудничество с Ираном. Мне много раз говорили, что одни американские санкции не принесут успеха. Вы должны спросить Аятоллу, верно ли это утверждение.

И после того, как режим нанёс бомбовый удар по саудовским нефтяным объектам, Великобритания, Франция и Германия, входящие в группу “Е3”, выпустили заявление. Они отметили (цитирую): “Для нас очевидно, что Иран несет ответственность за это нападение … [и что] пришло время для Ирана согласиться на переговоры о долгосрочной рамочной структуре в отношении ядерной программы страны”. Это совершенно иная позиция, чем та, что они занимали до того, как американская дипломатия начала оказывать давление на Исламскую Республику Иран и её коррумпированный, клептократический режим. (Аплодисменты.) Мир также узнаёт, что Иран реагирует на силу, а не на просьбы.

Иран – это тоже лишь одна глава в этой истории. Посмотрите на то, как Президент Трамп изменил глобальный разговор о Китае, или рассмотрите многочисленные примеры возвращения американских принципов в многосторонние органы, в основном благодаря смелым стратегиям этой Администрации.

Мы собрали огромную коалицию – я невероятно горжусь сотрудниками Дипломатической службы Государственного департамента, – создали коалицию под названием “Группа Лимы”, посвятив себя цели восстановления демократии в Венесуэле. Пятьдесят с лишним стран признали Хуана Гуайдо законно избранным лидером венесуэльского народа. Это эффективная, активная дипломатическая работа, усердная борьба, проделанная с энтузиазмом американского Государственного департамента.

Мы также убедили Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) заявить о своей поддержке суверенитета и порядка, основанного на соблюдении норм права, в Индо-Тихоокеанском регионе.

Мы вновь созвали “Квартет” – переговоры о безопасности между Японией, Австралией, Индией и Соединенными Штатами, которые не велись в течение девяти лет. Это окажется очень важным в будущих усилиях по обеспечению того, чтобы Китай занимал только своё надлежащее место в мире.

И я также очень горжусь тем, что более ста стран приняли участие в организованном нами Совещании министров по вопросам укрепления свободы вероисповедания, крупнейшей конференции по правам человека, которая когда-либо проводилась в Государственном департаменте. Мы делаем это уже два года подряд. (Аплодисменты.) Об этом мало говорят СМИ. Если вы введёте в онлайн-поиск слова “Администрация Трампа и права человека”, вы вряд ли увидите сообщение телеканала MSNBC об этой удивительной работе, которая привела лидеров всех конфессий в Вашингтон (округ Колумбия) для разговора о критически важном характере того факта, что эта первая свобода, которой мы обладаем в Соединенных Штатах Америки, является мощной и важной, и она задаёт траекторию развития для стран всего мира.

Совсем недавно 20 стран присоединились к нам в ООН, подписав письмо, в котором – извините, – отвергается утверждение о том, что аборт является правом человека. (Аплодисменты.)

Это не значит, что всё нам удаётся, что мы пробудили каждый спящий ум или уничтожили каждую фальшивую новость. Отнюдь нет.

И что касается освещения новостей – когда я разговариваю с людьми в Канзасе, где находятся мои – наши друзья, наши родные, наша церковь, я беседую с ними. Я не виню их. Иногда они не располагают достоверной информацией. Иногда они не видят, что Америка на самом деле является силой добра во всём мире. Наша задача состоит в обеспечении того, чтобы мы рассказывали эту историю, и когда я говорю “наша”, я имею в виду моя и ваша.

Вот ещё одна история: несколько недель назад у меня была возможность посетить дом моих предков в маленьком населённом пункте под названием Пачентро в регионе Италии Абруццо. Я знаю, что большинство из вас родом оттуда. (Смех.) В Пачентро проживает около тысячи человек, а на улице было 1050 человек. Это был действительно замечательный опыт для меня лично – вернуться туда, откуда приехал мой дед. У моего отца никогда не было возможности попасть туда.

Но я шел по этим мощёным улицам, и там были дети, размахивающие американскими флагами. Я не собираюсь читать вам текст; он не политкорректен. Но там были старожилы, которые хватали меня за руки, и местные должностные лица, жаждущие приветствовать меня. Они хотят, чтобы Америка присутствовала там и помогала им, и они знают, что США – сила добра.

Это невероятно точно олицетворяет то, что я вижу каждый день, когда путешествую по миру. Во всём мире люди рады видеть американского Госсекретаря. Они хотят знать, что Америка там присутствует. Они хотят, чтобы мы решительно отстаивали то, во что они верят, или во что, по их мнению, должно верить их правительство.

И я твердо верю в это, потому что благодаря тому, что мы выполняем эту тяжелую дипломатическую работу, многие наши друзья и партнеры начинают видеть мир новыми глазами.

На данный момент, такова история. Я уверен, что наш послужной список подтверждает её – и что будущие события также отразят её. Желаю всем вам удачи. Спасибо всем за то, что находитесь здесь со мной сегодня, и я готов ответить на несколько вопросов.

Да благословит Бог Фонд «Наследие», и да благословит Бог Соединенные Штаты Америки. (Аплодисменты.)


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.