rss

Права человека и иранский режим

Español Español, English English, Português Português, العربية العربية, Français Français, اردو اردو, हिन्दी हिन्दी

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
Выступление
Государственный секретарь Майкл Помпео
19 декабря 2019 г.
Зал Дина Ачесона
Вашингтон

 

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО:  Спасибо.  Доброе утро.  Всем спасибо.  Спасибо.  Всем доброе утро.  Как настроение?  Все хорошо?

Сегодня важный дель для Государственного департамента, и я благодарю вас за то, что вы к нам присоединились.  Боб, спасибо за теплое вступление. Я очень рад возможности приветствовать вас всех здесь, в Государственном департаменте Соединенных Штатов Америки. 

Я особенно рад тому, что среди нас сегодня есть представители иранской диаспоры.  Ваш успех – живое свидетельство того, на что способен иранский народ, когда он имеет возможность полностью раскрыть свой потенциал. 

И конечно, я хочу особо поприветствовать смелых иранцев здесь в зале, которые подверглись преследованию со стороны режима и выжили после него.  Благодарю вас за то, что вы сегодня с нами.  Для меня видеть вас всех здесь – большая честь.

Мне нравится многообразие нашей сегодняшней аудитории.  Среди нас есть члены Конгресса.  Среди нас – представители всевозможных неправительственных организаций, работающих над важными вопросами, связанными с Исламской Республикой Иран. 

Здесь есть представители внешнеполитического сообщества, большое число сотрудников Государственного департамента и дипломатического корпуса. 

Спасибо вам всем за то, что вы пришли. 

Я думаю, что многообразие, многочисленность и масштаб сегодняшней аудитории многое говорит нам о готовности всего мира присоединиться к Соединенным Штатам в поддержке иранских голосов и иранской мечты. 

Делая это, мы тем самым укрепляем наследие Америки как величайшего в мире борца за свободу, которым мы были и остаемся с самого основания нашего государства.  

Делая это, мы также говорим иранскому народу, что у них есть друзья по всему миру и в Америке, которые добиваются правосудия за совершенные против них злодеяния. 

Именно несправедливость и нарушения прав человека, совершаемые режимом против своего народа, послужили причиной того, что мы с вами собрались сегодня в этом зале, и я хочу сказать об этом несколько слов.

Я обращаюсь к лидерам этого режима: 

Если вы хотите вновь обрести уважение своего народа и всего мира…

Если вы стремитесь к стабильности и процветанию некогда великого государства…

Вы должны соблюдать взятые на себя обязательства.  Вы должны уважать права человека. 

Этот симпозиум, эта встреча не могла быть более своевременной.  Протест, начавшийся и усилившийся в ноябре, четко просигнализировал, что иранский народ уже не может больше терпеть.  Они сыты по горло. 

Им надоели экономические неудачи режима. 

Им надоели клептократы. 

Им надоел режим, отказывающий им в простом фундаментальном достоинстве личности, которое для нас естественно и является основой нашей гуманности. 

Это касается не какой-то одной возрастной группы.  Или одного класса людей или пола, выражающего протест. 

Это студентки в Тегеране.

Учителя в Машдаде.

Молодые люди в Мершаре. 

Один из них – это Пуйя Бахтиари.  Пуйя был жизнерадостным инженером-электриком, любившим напевать песню Элвиса Пресли “Не могу не любить тебя”, которому, как он говорил, надоело криминальное и коррумпированное руководство Ирана.  

В прошлом месяце он принял участие в уличных протестах вместе со своими соотечественниками.  Нахид, его мать, участвовала в протестах вместе с ним.  Они пообещали друг другу, что будут держаться за руки, чтобы быть вместе, но вы смотрели видео и видели, какой там был хаос.  И когда службы безопасности стали нападать на толпу, они потеряли друг друга.

И тогда Нахид пережила самый ужасный кошмар, который только может представить себе каждый родитель.  Она увидела, как другие участники протеста держат безжизненное тело ее сына.  Сотрудники службы безопасности иранского режима убили его выстрелом в голову. 

Сегодня Нахид скорбит вместе со многими другими родителями, многими другими замечательными людьми по всему Ирану.  Но она также говорит: “Теперь идеалы Пуйи стали моими…  Я хочу увидеть своими глазами и отпраздновать свободу людей Ирана”. 

Сегодня многие иранцы, такие как Нахид, испытывают гнев.  Это чувство, которое нарастало в них очень давно.  Аятолла и его преступная банда, посеявшие семена этого гнева 40 лет назад, должны изменить свое поведение. 

В 1979 году в безумном рвении они навязали революцию и Исламскую Республику прогрессивному, предприимчивому и замечательному иранскому народу. 

Иранский режим до сих пор отчаянно пытается контролировать идеи, контролировать свободу речи и, конечно, контролировать саму жизнь людей.

Вот буквально несколько примеров за последний год: 

Три женщины раздавали цветы в тегеранском метро в марте в Международный женский день.  Они были без хиджабов. 

Режим приговорил их к тюремному заключению сроком от 16 до 23 лет за пропаганду против режима и за “моральное разложение”. 

Через два месяца, в мае иранское правительство запретило религиозным меньшинствам работать в детских центрах для мусульманских детей. 

Как сообщил на прошлой неделе Комитет по защите журналистов, буквально несколько дней назад, на данный момент в иранских тюрьмах содержатся 11 журналистов.  Министерство разведки Ирана проводит кампанию по запугиванию пожилых членов семей иранских журналистов. 

Эти несколько примеров – просто беглый взгляд на сорокалетнее неуважение режимом своего народа, неуважение, дестабилизирующее внутренний порядок в Иране, неуважение, ослабляющее его экономику и превращающее Иран в государство-изгой в глазах свободолюбивых людей во всем мире.

В этом жестоком обращении также присутствует растущее лицемерие.  Очень многие нарушения режимом прав человека отрицают законодательство страны. 

В этом месяце исполняется сорок лет с момента принятия иранской конституции, которая остается в силе и на сегодняшний день. 

Девятая статья этой конституции гласит: “Ни один человек, группа или орган власти не имеют права даже в малейшей степени нарушать политическую, культурную, экономическую и военную независимость или территориальную целостность Ирана”. 

Но, как говорят участники протестов в Иране и Ливане, именно это и делает с ними Иран.  Какое чудовищное лицемерие.

В 14-й статье этой же конституции говорится: “Правительство Исламской Республики Иран и все мусульмане обязаны соблюдать этические нормы при обращении с немусульманами … и уважать их права человека”. 

Но и евреям, и христианам, и зороастрийцам – всем законно признанным религиозным группам в Иране – отказывают в полноценной свободе.    

Сегодня, когда до Рождества осталось меньше недели, я не могу не вспомнить Виктора Бет-Тамраза.  Это христианский пастор, на дом которого был совершен налет во время празднования Рождества почти пять лет назад.  Он сам и его жена и сын были выпущены под залог и ожидают приговора к лишению свободы.  Я рад тому, что его дочь Дабрина находится сегодня с нами.  Дабрина, спасибо вам за то, что вы здесь.  (Аплодисменты.)

Тот же самый документ, та же конституция гласит: “Все люди Ирана, независимо от национальной группы или племени, к которым они принадлежат, имеют равные права”.  При этом режим обращается со многими национальными меньшинствами как с гражданами второго или третьего сорта. 

27-я статья конституции разрешает публичные собрания и марши, но именно тогда, когда граждане выражают протест, режим обрушивается на них со всей силой. 

Вспомните о тысячах – все они вам известны – о тысячах иранцев, казненных в тюрьмах после протестов 1988 года, о студентах, зверски убитых во время протестов в 1999 году.

Вспомните протесты 2009 года. Все мы помним крики “где мой голос?”  Участники этих протестов столкнулись с новым кровопролитием и новыми приговорами – приговорами к заключению в таких тюрьмах, как “Эвин”.

Сегодня происходит то же самое. 

Начиная с середины ноября режим убил сотни и сотни участников протестов, возможно, даже более 1000 человек.  Режим отключил Интернет, основное средство коммуникации, в попытке лишить мир возможности видеть ужасы, которые творятся в стране. 

Я не могу себе этого представить, неужели режим действительно считает, что этот путь ведет к процветанию и силе?  Я думаю, что нет.  Я думаю, они знают, что это не так. 

Я задаю тот же самый вопрос о несоблюдении Ираном своих международных обязательств и обещаний. 

Иран является членом-основателем Международной организации труда.  Но при этом режим крадет деньги, лишая людей пенсий.  Он берет деньги своих граждан, предназначенные для их семей, и превращает их, скажем, в гильзы патронов в песках Сирии и Йемена.  Профсоюзных организаторов хватают и бросают в тюрьмы и подвергают пыткам. 

Всеобщая декларация прав человека гласит, что “никто не должен подвергаться пыткам” или “произвольному аресту, задержанию или изгнанию”.  Но подумайте о бахаистах, суннитской группе религиозного меньшинства, или даже о нерелигиозных жителях Ирана, которые постоянно подвергаются тюремному заключению, пыткам и казням за свою веру, свою общую систему убеждений. 

Иран также является участником Международного пакта о гражданских и политических правах.  Это даже звучит иронично. 

При этом Иран разрешает применение смертной казни к девочкам начиная с девяти и к мальчикам – с 13 лет. И действительно, только за прошлый год, как сообщается, были секретно подвергнуты смертной казни двое 17-летних юношей.  Только за последние 30 дней мы видели, как участников протестов произвольно расстреливали на улицах. 

Нам горько видеть неуважение бесчувственной и коррумпированной элиты к древнему и гордому народу.  Нам горько видеть, как иранское государство все больше погружается в нищету из-за несправедливых правителей.   

Но несмотря на все трудности сложившейся ситуации – а я затронул здесь лишь малую часть – она не безнадежна.  У иранского народа есть надежный друг, это хороший народ, и дух его непоколебим. 

Этот друг – уникальная путеводная звезда надежды для всех, кто подвергается репрессиям, их голосов, их сочинений, их веры и их идеалов. 

Соединенные Штаты стояли и будут стоять при Президенте Трампе вместе с иранским народом.  (Аплодисменты.)

Наша общественная поддержка, наша моральная поддержка имеет большое значение.  Наши призывы к справедливости немаловажны.  Призыв к нормальному государству с настоящей экономикой, к ответственности. 

Очень жаль, что в 2009 году, когда была такая возможность, американцы этого не сделали.  Это не политический жест.  Речь идет о лучшем, о том, чего мы хотим для иранского народа.  Политика примиренчества с этим режимом просто не даст результатов. 

Мы в этой администрации сделали нечто совсем другое.  

Мы попросили иранский народ прислать нам доказательства жестокости режима. 

Мы проливаем свет на то, что аятоллы отчаянно пытаются скрыть.  На данный момент мы получили более 36 000 сообщений с информацией, и мы отрабатываем каждое из них. 

Мы слышали эти истории, мы видели эти истории.

Мы видели эти лица. 

Эти лица – лица жертв – не будут забыты, и лица виновных будут установлены.

Нарушения прав человека в Иране – хуже, чем неприемлемы. Они являют собой зло. Это ошибка. 

И они по существу подавляют невероятную энергию, предпринимательское начало и дух одного из величайших народов.

Поэтому сегодня я призываю иранский режим выполнить первоочередной долг любого правительства: относитесь к своему народу с элементарным достоинством, на которое имеет право каждый член семьи человеческой. 

Выполняйте свои обязательства в соответствии с конституцией и международным законодательством. 

Ведите себя, как нормальная страна. 

Раскройте огромный потенциал вашего народа. 

Мы к этому стремимся, мы призываем к этому, исходя из истинных принципов, но также и в качестве обращения к режиму о том, что он должен руководствоваться здравым смыслом.

Настоящее процветание будет возможным в Иране только тогда, когда режим прекратит терроризировать и сажать в тюрьмы собственный народ. 

Я призываю режим следовать словам персидского поэта Саади Ширази: “Властитель, опустошающий сердца своего народа, только в мечтах сможет увидеть процветание, которого он желает для своих владений.” 

В доказательство того, что мы отвечаем за свои слова, сегодня я объявляю несколько новых санкций в поддержку иранского народа:

Во-первых, я снова классифицировал Иран как страну, вызывающую особое беспокойство, в соответствии с Международным законом о свободе вероисповедания.  Мир должен знать о том, что Иран является одним из грубейших нарушителей основополагающих свобод вероисповедания.

Во-вторых, сегодня Министерство финансов Соединенных Штатов Америки вводит санкции против двух иранских судей: Мохаммада Могиссеха и Абдолгассема Салавати.  (Аплодисменты.) 

Одним из самых вопиющих злодеяний, совершенных Могиссехом, был приговор, вынесенный Насрин Сотуде, адвокату в области прав человека и защитнице прав женщин, к 33 годам лишения свободы и 148 ударам плетью. 

Салавати приговорил гражданина США Ксиу Ванг к 10 годам тюремного заключения по фальшивым обвинениям в шпионаже.  Мы рады тому, что Ксиу добился освобождения, но его вообще не должны были приговаривать и лишать свободы.

Салавати вынес приговоры сотням политических заключенных.  Он в этом деле “главный специалист”.  Он приговорил журналистов и правозащитников к тюремному заключению и даже к смертной казни.  Он является орудием в репрессивной деятельности режима, а не бесстрастным другом правосудия.  И сегодня он попадает под санкции Соединенных Штатов Америки.  (Аплодисменты.)

В-третьих, в соответствии с Законом об иммиграции и гражданстве, мы ограничиваем выдачу виз текущим и бывшим иранским чиновникам и лицам, несущим ответственность или замешанным в жестоком обращении, задержаниях и убийствах участников мирных протестов или нарушении их прав на свободу самовыражения и свободу собраний.      

Ограничение визового режима также распространяется на членов семей этих лиц.  Материалы, которые нам направляют граждане со всего Ирана, будут неоценимы при осуществлении этих новых полномочий, для того чтобы по-настоящему оказать давление и призвать к ответственности тех, кто отказывает народу Ирана в праве на свободу и справедливость.  (Аплодисменты.)

Злодеи, убивающие иранских детей, не смогут посылать своих детей на учебу в Соединенные Штаты Америки.  (Аплодисменты и возгласы одобрения.)

Это серьезные меры, это продуманные меры, и нам потребовалось немного времени на то, чтобы правильно их применить.  Но я хочу, чтобы народ Ирана знал, что этого быть не должно. 

Если режим Ирана будет уважать права всех иранцев и выполнять свои обязательства, он может снова завоевать уважение со стороны своих граждан. 

Он может смыть с себя клеймо преступного режима в глазах всего мира. 

И – что очень важно – он также может обеспечить устойчивое процветание и мир для своего народа.  Я думаю, лидеры должны знать, что их народ этого требует. 

Путь к процветанию каждого государства начинается внутри страны.  И если лидеры суверенных государств будут ставить их интересы и интересы их граждан на первое место, наше будущее станет более светлым.  (Аплодисменты.)  Наши люди – счастливее.  Будут соблюдаться основные свободы.  Наши партнерства будут более крепкими.

Только подумайте обо всем, что может произойти между нашими двумя странами.  Президент часто об этом говорит. 

Когда-нибудь замки на дверях иранского посольства в Вашингтоне могут быть сняты. 

Когда-нибудь авиакомпания Iran Air может совершать прямые рейсы в Лос-Анджелес или Хьюстон.  Каждый должен пережить лос-анджелесский аэропорт.  (Смех.) 

Когда-нибудь – когда-нибудь наши лидеры смогут принимать друг друга как друзья, а не как противники.  Это будет прекрасный момент, когда он наконец-то наступит. 

Я молюсь и надеюсь, что это будет скоро.  Вместе с вами мы работаем над тем, чтобы это произошло, и я надеюсь, что скоро режим сможет найти путь, чтобы дать возможность этому произойти.

Но несмотря ни на что, я говорю иранскому народу то, что говорил на протяжении многих месяцев и буду продолжать говорить столько, сколько потребуется: 

Америка вас слышит. 

Америка вас поддерживает. 

Америка стоит вместе с вами. 

Мы делаем это для вас…

Во имя свободы…

Во имя основ человеческого достоинства…

Во имя уважения. 

Спасибо всем, кто сегодня сидит в этом зале. 

Да благословит Господь народ Ирана.

Да благословит Господь народ Соединенных Штатов Америки.  Спасибо.  (Аплодисменты.)


Посмотреть источник: https://www.state.gov/human-rights-and-the-iranian-regime/
Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.