rss

ВЫСТУПЛЕНИЕ государственного секретаря Майкла Помпео в ходе дискуссии по политическим вопросам с участием студентов Стэнфордского университета “Восстановление сдерживания: на примере Ирана”

فارسی فارسی, English English, العربية العربية, Français Français, हिन्दी हिन्दी, Português Português, Español Español, اردو اردو, 中文 (中国) 中文 (中国)

Государственный департамент США
Офис пресс-секретаря
Вашингтон (округ Колумбия)
13 января 2020 г.
Пало-Альто (штат Калифорния)
Гуверовский институт Стэнфордского университета

 

Спасибо. Приятно видеть вас. У всех был хороший день? Трудно не быть счастливым, когда стоит такая прекрасная погода. У меня сохранились воспоминания о детстве в Южной Калифорнии – таким был каждый день. Я также помню… Том, благодарю за лестные слова во вступительной речи. Я также помню, что я стал 70-м по счету государственным секретарем, а президент Трамп является 45-м президентом, так что на моей должности сменяемость чаще. (Смех.)

Также хотел бы выразить благодарность некоторым своим коллегам. С нами – госсекретарь [Кондолиза] Райс. Том, благодарю вас за присутствие. Мой бывший коллега и дорогой друг генерал Макмастер тоже с нами. Всегда здорово возвращаться и побыть с вами в Калифорнии.

Вам невероятно повезло учиться в этом замечательном институте. Один из ваших бывших выпускников, [Герберт] Гувер, был великим американцем, и в его честь был назван Гуверовский институт.

Он заслуживает нашей благодарности за возрождение Америки во всем ее исключительном великолепии. Сирота из штата Айова, он прошел путь до президента Соединенных Штатов. Он был блестящим горным инженером. Я тоже получил диплом инженера. Он путешествовал по всему миру, от Австралии до Китая, и заработал состояние тяжелым трудом.

После начала Первой мировой войны он посвятил свой талант работе по координации помощи находившимся в Европе американцам и помог им вернуться домой в Америку. Его успех имел продолжение, когда он возглавлял усилия по спасению Европы от голода как во время, так и после Первой мировой войны. Он олицетворяет собой стремление американцев оказывать гуманитарную помощь, мы продолжали делать в течение десятилетий.

В 1948 году, в 74-летнем возрасте, он выступил в своем родном городе и рассказал о том, что дала ему, бедному сироте, Америка. Он сказал (дословно): “Я достиг всех почестей, к которым мог стремиться человек. Нет другого такого места на Земле, кроме Америки, где у всех ее сыновей есть такие шансы в жизни”.

Я часто испытываю то же. Америка действительно особенное место.

Я не хочу говорить о действиях нашей администрации только в течение последних нескольких дней и недель, действиях, направленных на обеспечение безопасности Америки и защиты всех и каждого из вас.

Третьего числа этого месяца мы ликвидировали одного из самых кровавых в мире террористов.

Многие из вас, вероятно, знают о миллионах перемещенных лиц и о тех, кто был убит в Сирии, их сотни тысяч, о голоде и эпидемии холеры в Йемене, о шиитских боевиках, которые дестабилизируют демократии в Ливане и Ираке в Шиитском полумесяце.

Иранский режим и его “прокси” под непосредственным руководством Касема Сулеймани посеяли все эти беды. Поэтому тысячи иракцев вышли на улицы праздновать, когда услышали о смерти Сулеймани. И многие другие, без сомнений, присоединились бы к ним, но не смогли этого сделать, опасаясь, что остающиеся поддерживаемые Ираном головорезы, многие из которых за несколько дней до этого были у ворот американского посольства, изобьют их, лишат их свободы или убьют.

Прямо сейчас – вы можете это видеть – иранский народ вышел на улицы. Там великое множество людей, несмотря на то, что они подвергают себя необыкновенному риску. Они сжигают постеры и биллборды с изображением Сулеймани и скандируют: “Сулеймани – убийца”. Они знают, что он был одним из главных организаторов их угнетения. Соединенные Штаты – с этими людьми, требующими свободы и справедливости, они разделяют их праведную ненависть к аятолле и его приспешникам за то, что они принесли в Исламскую Республику Иран разрушения. Я хочу повторить, что президент Трамп настоятельно требует, чтобы ни один из участников протестов не пострадал. Надеюсь, все поступят так же. Мы призываем наших союзников во всем мире и в регионе повторить это требование к ним.

Никто из террористов, кроме Усамы бен Ладена, не пролил столько крови американцев, сколько пролил ее Касем Сулеймани, убивший более шестисот наших американских патриотов. Я знал некоторых из этих молодых людей.

Он был мозговым центром большинства недавних нападений на американские силы в Ираке, в том числе нападения, имевшего место 27 декабря прошлого года, в результате которого погиб американец.

Тридцать первого декабря он приказал совершить нападение на посольство, на людей, которые представляют Государственный департамент США в Багдаде. И я могу вас заверить, что мир стал безопаснее, так как он больше не представляет угрозы.

Но я хочу подать это в контексте того, что мы пытались сделать. За этим стоит более широкая стратегия.

Президент Трамп и те из нас, кто входит в его группу национальной безопасности, восстанавливают рычаги сдерживания – реального сдерживания – Исламской Республики. В стратегическом плане сдерживание просто предполагает убеждение другой стороны в том, что издержки определенного поведения превышают выгоды. Для этого нужен авторитет; в действительности, все от этого зависит. Ваш противник должен понимать, что у вас есть не только возможность причинить ему такие издержки, но и что вы на самом деле намереваетесь это сделать.

Во времена холодной войны я был молодым солдатом. Вы можете иметь величайшую армию в мире, но это неважно, если вы не готовы использовать ее для достижения своих стратегических целей.

Как сказал один из ваших ученых, Виктор Дэвис Хэнсон: “Сдерживание трудно дается и легко теряется”.

Откровенно говоря, в течение десятилетий администрации обеих политических партий США никогда не предпринимали достаточно мер против Ирана, чтобы добиться сдерживания, необходимого для обеспечения нашей безопасности. Сама ядерная сделка СВДП лишь усугубила ситуацию. Это способствовало обогащению режима, открыло потоки доходов для аятолл, чтобы создать сети шиитских боевиков, те самые – именно те сети, которые убили американца и поставили под серьезную угрозу наше посольство в Багдаде. Вместо того, чтобы предотвратить эти действия, соглашение дало возможность Иран беспрепятственно двигаться по пути к ядерному оружию, в связи с чем президент Трамп в начале своего выступления заявил, что этого никогда не случится в наш период.

Так что мы предприняли? Мы организовали кампанию дипломатической изоляции, экономического давления и военного сдерживания.

Этим мы убили двух зайцев. Во-первых, мы хотели лишить режим ресурсов – ресурсов, необходимых для претворения в жизнь его черных дел во всем мире. А во-вторых, мы просто хотим, чтобы Иран вел себя как нормальное государство. Например, как Норвегия, верно? (Смех.)

В сфере дипломатии к нам присоединились союзники и партнеры. Сегодня вместе с нами в Персидском заливе они патрулируют Ормузский пролив, чтобы остановить атаки Ирана на судоходство. Давайте не будем забывать, скольким кораблям препятствовали иранцы в проливах за последний месяц.

Германия, Италия и Франция наложили запрет на использование услуг компании под названием Mahan Air. Это иранская авиакомпания, которая переправляет военные – иранские военные активы и оружие в зоны боевых действий.

Аргентина и Великобритания объявили “Хезбаллу” террористической организацией.

И, наконец, вы также наблюдали, какое экономическое давление мы оказали, чтобы урезать примерно 80 процентов доходов от иранской нефти. Мы полны решимости лишить их и этих последних 20 процентов.

Сам президент Рухани признался в том, что в результате нашей деятельности иранский режим потерял около 200 млрд долларов в виде иностранных доходов и инвестиций. Это средства преимущественно пошли бы на поддержку деятельности, которая подвергла бы риску вас и ваших сограждан.

И вы также это видите. Растет гнев иранского народа на свое правительство за разграбление богатств страны и за насильственное распространение режима с огромными для него издержками.

В военном плане мы неоднократно предупреждали иранцев – я делал это лично, – что мы не потерпим нападения, которое повлечет за собой гибель американцев.

И они испытывали нас, так же, как они это проделывали неоднократно с предыдущими администрациями. Слабая реакция в прошлом их приободрила.

Однако 27 декабря, в связи с действиями Сулеймани, мы это изменили. Поддерживаемые Ираном боевики напали 31-го числа на наше посольство в Багдаде, и мы внесли поправки в их расчеты.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов, пожалуй, лучше всех высказался в этой связи. Если бы мы не предприняли этот удар по Касему Сулеймани согласно рекомендации нашего руководства президенту Трампу, мы были бы “виновны в халатности”, а если бы мы этого не предприняли – не подвергли бы режим значительным издержкам за его неверное решение.

Касем Сулеймани увидел нашу решимость защищать жизни американцев.

Иран нанес ответный удар. Мы благодарны за то, что не было погибших, и мы никогда не будем недооценивать серьезность нападения на США или американских военных. Но судя по типу и интенсивности атаки, иранский режим должен понимать, как мы ответим, если жизни американцев опять окажутся под угрозой. Если действия Ирана приведут к эскалации, то все закончится на наших условиях.

Президент Трамп в своем выступлении на прошлой неделе говорил о подобной тактике сдерживания. Теперь Иран делает громкие заявления о выходе из ядерной сделки. У президента существуют веские причины на заявление в начале своей речи о том, что “пока я занимаю должность президента США, [мы] никогда не позволим Ирану обладать ядерным оружием”. Это заявление основано на самой эффективной тактике сдерживания в мире.

Мы не отменим санкции, пока иранский режим не прекратит террористическую деятельность, не откажется от ядерного оружия и не даст миру гарантию этого отказа, разрешив работу инспекторов.

Мы в сильной позиции в отношении к Ирану. Дела обстоят как никогда хорошо, и Иран никогда не был в такой ситуации.

Мы возобновили стратегию сдерживания, но знаем, что она не действует всегда и что риск остается. Мы намерены придерживаться тактики сдерживания. Это необходимо делать всегда.

Это необходимо для защиты свободы и независимости во всем мире. В этом заключается цель усилия президента Трампа – сделать наши вооруженные силы как можно сильнее.

Мы видели не только на примере Ирана, но и в других регионах, что сдерживание со стороны США было недостаточным. Мы наблюдали, как в 2014 году Россия оккупировала Крым и совершила агрессию против Украины, так политика сдерживания была подорвана. Мы осуществили поставки летального оружия украинским вооруженным силам.

Стратегию сдерживания подрывало строительство островов Китаем в Южном-Китайском море, а также самонадеянные попытки оказать давление на американских союзников. В Южном-Китайском море администрация президента Трампа усилила военные учения с союзниками и партнерами в регионе.

Вы также стали свидетелями пренебрежения, с которым Россия отнеслась к договору. Мы вышли из договора о РСМД при единодушной поддержке союзников НАТО, так, как только одна сторона соблюдала двухсторонний договор. Считаем, что это восстановило политику сдерживания и доверие к нам, обеспечивая более эффективную защиту Америки.

Этого мы добиваемся не одни. Именно поэтому президент настаивал на том, чтобы члены НАТО выполняли свои обязанности и разделяли финансовое бремя. К концу 2024 года, в результате усилий США призвать партнеров продолжить то, чего мы добиваемся вместе, бюджет НАТО будет увеличен на 400 млрд долларов с целью защиты свободы по всему миру.

Китай годами ограничивал доступ американских товаров на свой рынок, в то же время требуя доступа к своим товарам в США. Я владел малым бизнесом с небольшим офисом в Шанхае. Мы четко заявили о намерении подписать с Китаем справедливый, обоюдный договор. Это наше требование. Надеюсь, что в течение нескольких часов мы сможем подписать первую часть объемного соглашения, которое улучшит жизни американцев, повысит доходы наших граждан и укрепит экономические связи между нашими странами на условиях, приемлемых как для Китая, так и для США.

Существует также вторая цель. Китай похитил большой объем американских инноваций, от генетически модифицированных семян до беспилотных автомобилей, которые выходят на рынок именно в таких местах, как здесь, где я сейчас нахожусь. Они были украдены без инвестиций, без риска.

Мы работаем над тем, чтобы следующая часть договора усилила защиту интеллектуальной собственности, включенной в первую фазу торговой сделки.

На этом хотел бы приостановить свое выступление, чтобы оставить дополнительное время для ваших вопросов. Конечно, мы не знаем, какова будет реакция иранского режима на восстановление сдерживания. Если мы сделаем правильный выбор и вернемся к взаимному уважению, то это принесет пользу миру.

Надеемся, что лидеры Исламской Республики Ирана разделяют наше мнение, и что мы этого добьемся ради нашей безопасности и ради стабильности на Ближнем Востоке и во всем мире.

Благодарю вас за внимание. Буду рад ответить на ваши вопросы.  (Аплодисменты.)


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.