rss

Брифинг о действиях России на Ближнем Востоке со Специальным представителем по взаимодействию в Сирии и Специальным посланником в Глобальной коалиции по разгрому ИГИЛ Послом Джеймсом Джеффри, Заместителем Помощника Государственного секретаря по делам Ближнего Востока Генри Вустером и Заместителем Помощника Государственного секретаря по делам Европы и Евразии Кристофером Робинсоном

العربية العربية, English English, Türkçe Türkçe

Специальный брифинг
Государственный департамент США
В режиме телеконференции
7 мая 2020 года

 

Г-ЖА ОРТЭГУС: Большое спасибо. Благодарю вас. Приятно беседовать со всеми вами сегодня, в четверг. Начинаем очередной брифинг в режиме “для печати” здесь, в Государственном департаменте, и, как всегда, содержание данного брифинга не подлежит разглашению до завершения телеконференции.

Сегодня мы хотим пролить некоторый свет на вредоносную российскую деятельность на Ближнем Востоке, уделяя особое внимание действиям России в Сирии и Ливии. Все мы являемся свидетелями того, как Россия цинично помогает кровавому режиму Асада оставаться у власти. Режим “держится за ниточку” и отказывается вести конструктивный политический диалог с сирийской оппозицией. Совсем недавно Россия использовала нестабильность в Ливии для продвижения своих собственных военных, экономических и геополитических интересов в этой стране и во всей Северной Африке.

Дополнительный контекст нам поможет сегодня предоставить звездный состав участников брифинга, настоящих экспертов в этой области, которых большинство из вас знает по этой теме. С нами беседует Заместитель Помощника Госсекретаря Кристофер Робинсон из нашего Бюро по делам Европы и Евразии. Он выступит первым. За ним последует Заместитель Помощника Госсекретаря Генри Вустер из нашего Бюро по делам Ближнего Востока, который занимается портфелями стран Магриба и Египта. И последний по порядку выступления, но не по значимости, – мой любимый Посол, Джим Джеффри, который, конечно же, является нашим Специальным представителем по взаимодействию в Сирии и Специальным посланником в Глобальной коалиции по разгрому ИГИЛ.

И просто напомню, что, хотя этот брифинг проводится в режиме “для печати”, его содержание не подлежит разглашению до завершения телеконференции. Крис, прошу Вас.

Г-Н РОБИНСОН: Отлично. Добрый день. Очень приятно беседовать со всеми вами. Жаль, что у нас нет возможности встретиться очно, но позвольте мне начать разговор с описания деятельности России. Как я недавно заявил, выступая в Комитете Сената США по иностранным делам, Россия активизирует своё неконструктивное поведение на Ближнем Востоке с 2015 года, когда Россия расширила свои действия в Сирии в поддержку режима Асада. В последнее время Ливия стала очередной площадкой для вредоносных усилий России по использованию региональных конфликтов для достижения собственной узкой политической и экономической выгоды. Хотя Россия часто публично заявляет о своей поддержке политического решения, в том числе в Сирии или Ливии, она одновременно предпринимает действия, которые подрывают политический мирный процесс и расширяют конфликт.

В Ливии Россия продолжает оказывать военную поддержку Ливийской национальной армии (ЛНА) Генерала Хафтара. Россия предоставляет материальную и логистическую поддержку “Группе Вагнера”, включенной США в санкционный список организации, возглавляемой приближенным Путина Евгением Пригожиным, который также подвергнут санкциям Соединенными Штатами. Расширение российской поддержки ЛНА привело к значительной эскалации конфликта и ухудшению гуманитарной ситуации в Ливии. “Группу Вагнера” часто ошибочно называют российской частной военной компанией, но на самом деле это инструмент Правительства России, который Кремль использует как недорогой и малорискованный инструмент для достижения своих целей. Совсем недавно Россия в координации с режимом Асада переправила сирийских боевиков в Ливию для участия в операциях “Вагнера” в поддержку ЛНА.

Между тем Россия годами проводит дезинформационную кампанию с целью дискредитации международных организаций, работающих над урегулированием этих конфликтов, таких как ООН и Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). Россия выдвинула нелепые обвинения в том, что Соединенные Штаты несут ответственность за создание ИГИЛ, что “Белые каски” в Сирии связаны с терроризмом, и что спецназ Великобритании сфабриковал химическую атаку в Думе в 2018 году.

Наконец, Россия начала кампанию по дезинформации для использования пандемии COVID-19 в своих целях. Российская дезинформация утверждает, что источником вируса являются Соединенные Штаты или западные державы, одновременно внушая неуверенность в международном реагировании. Посредством такой тактики Россия недвусмысленно дает понять, что готова воспользоваться глобальным кризисом для реализации своей собственной дестабилизирующей повестки дня, не считаясь с человеческими последствиями. Администрация США предпринимает целый ряд действий, направленных на нейтрализацию усилий Москвы по оказанию вредоносного влияния в Ливии и Сирии, и Москве ещё не поздно изменить курс и искренне поддержать политическое урегулирование обоих этих конфликтов.

На этом я остановлюсь, а потом мы сможем перейти к вопросам.

Г-ЖА ОРТЭГУС: Ясно, отлично. Большое спасибо. Генри.

Г-Н ВУСТЕР: Здравствуйте, спасибо, Морган, и спасибо, Крис. Добрый день журналистам в виртуальном эфире. В Ливии у нас две цели: во-первых – немедленное прекращение конфликта; и во-вторых – возвращение к политическим переговорам или диалогу, если хотите. Итак, позвольте мне рассказать вам, какое мы видим там вредоносное влияние.

Мы исходим из того, что иностранное вмешательство обострило разногласия, расширило конфликт, превратило его в опосредованную войну, поставило под угрозу региональную стабильность и, как вы можете себе представить, в совокупности все эти вещи наносят ущерб (неразборчиво), если не причиняют вреда, по сути, интересам США – то есть, нашим интересам. Как отметил Крис, Кремль использует эту комбинацию военной мощи, марионеток и дезинформации для достижения результатов, и Москва конкретно стремится расширить свое присутствие в Ливии, чтобы расширить свое влияние в регионе Средиземного моря, а также на африканском континенте.

А если говорить еще более конкретно, поддержка “Вагнером” ЛНА Хафтара или, если угодно, Ливийской национальной армии, привела к эскалации конфликта. Она придала ЛНА смелости продолжать своё наступление, которое, в свою очередь, дестабилизирует обстановку, вынуждая Правительство национального согласия – международно признанное правительство, которое признают Соединенные Штаты, – вынуждая его запросить усиленной турецкой поддержки для противодействия нападению ЛНА при поддержке “Вагнера”. Итак, вы видите здесь эффект эскалации.

Никто не должен думать, что Россия готова покинуть страну сейчас, когда она инвестировала в ливийский конфликт. Таким образом, способ положить конец российскому и другому иностранному вмешательству в Ливию состоит в том, чтобы сначала прекратить конфликт в Триполи – конечно, это предлог, – прекратить его и возродить политические переговоры между ливийцами при содействии ООН.

И в заключение моей части вступительных комментариев отмечу, что крайне необходимо скоординированное реагирование международного сообщества, призывающее всех участников конфликта, как ливийских, так и внешних, к деэскалации. Мы, Соединенные Штаты, со своей стороны будем и впредь оказывать давление, в частности, на Россию, Турцию, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), чтобы они побудили ЛНА и Правительство национального согласия вернуться к этим переговорам под эгидой ООН. Мы ищем прочного прекращения огня, о котором они (неразборчиво) стороны договорились в феврале в Женеве. Большое спасибо.

Г-ЖА ОРТЭГУС: Большое спасибо, а теперь Джим. Джим Джеффри, Вы слышите нас?

ПОСОЛ ДЖЕФФРИ: Здравствуйте, Морган. Большое спасибо за эти добрые слова, и приветствую всех.

Позвольте мне немного рассказать об истории деятельности России в Сирии. Большинство из вас внимательно следит за тем, что происходит там изо дня в день. Прежде всего, Россия пришла в эту страну в 2015 году, чтобы спасти режим Асада, который был практически на последнем издыхании, столкнувшись с восстанием значительной части своего населения. Россия довольно быстро достигла своей первоначальной цели по стабилизации ситуации. В конце 2015 года она согласовала резолюцию ООН 2254, которая по-прежнему является актуальной резолюцией по урегулированию сирийского конфликта, требующей компромиссного политического решения в рамках ООН, новой конституции и выборов под наблюдением ООН.

Между тем, однако, в последующие два года Россия, также при участии Ирана, помогла режиму Асада отвоевать у оппозиции значительную часть сирийской территории. Поэтому её амбиции, как представлялось, росли. Проблема в том, что два новых фактора осложнили жизнь России. Прежде всего, Иран не только был готов использовать войска для поддержки сирийского режима, но и начал внедрять системы оружия большой дальности, высокоточные управляемые ракеты. Некоторые из них предназначались для иранских войск в Сирии, а некоторые передавались группировке “Хезболла” для создания серьезных угроз безопасности Израиля, и израильтяне реагировали различными способами. Иногда они говорят о своих воздушных операциях над Сирией с этой целью. Это усложнило расчеты россиян. Мы не видим никаких признаков того, что они думали, что сирийцы позволят иранцам использовать свою территорию таким образом.

Во-вторых, режим Асада столкнулся со значительными трудностями при попытке вернуть под свой контроль остальную часть Сирии. По разным причинам американские и турецкие войска, а также израильтяне вошли в Сирию по тем или иным соображениям безопасности. Это осложняет ситуацию как для России, так и для Асада. И Асад ничего не делает, чтобы помочь россиянам улучшить имидж режима в глазах мирового сообщества. Как мы видели в последние несколько недель, его осудил Генеральный секретарь ООН в связи с отказом разрешить трансграничные гуманитарные поставки; его осудила комиссия по расследованию; Генеральный секретарь (неразборчиво) за преднамеренное нападение на запрещенные для военных атак гуманитарные объекты, такие как больницы в Идлибе; и в-третьих, ОЗХО осудила режим за применение химического оружия в 2017 году.

Очевидно, что растет недовольство России Асадом, потому что он не проявляет гибкости. Сравните это с тем, как иранцы пытаются улучшить свой имидж в мире с такими политиками, как Зариф и Роухани. Вы увидите, что Асад окружен одними головорезами, а они негативно воспринимаются как в арабском мире, так и в Европе.

Около года назад Россия, похоже, была готова пойти на компромисс. Майк Помпео отправился в Сочи вместе с Морган и мной, чтобы встретиться с Лавровым и Путиным, и мы наметили способ решения этой проблемы на поэтапной основе. Но вскоре после этого Россия, казалось, была привержена военному решению. Это привело к неудаче с точки зрения сирийских войск в Идлибе, где теперь действует соглашение о прекращении огня, которое, похоже, соблюдается. Сейчас Россия может проявить большую готовность – мы видели некоторые признаки в российских СМИ и в некоторых действиях россиян, что они могут проявить дополнительную гибкость в отношении конституционного комитета, но они могут снова захотеть поговорить с нами о способе урегулирования этого конфликта без достижения военной победы, потому что на данный момент для России совершенно ясно, что она не получит военную победу в Сирии, во всяком случае, в ближайшее время. Между тем, экономика Сирии находится в свободном падении, и продолжается дипломатическая изоляция страны.

На этом я и остановлюсь.

[…]


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.