rss

Специальный телефонный брифинг с участием Посла Элис Уэллс, исполняющей обязанности Помощника Государственного секретаря, Бюро по делам Южной и

English English, हिन्दी हिन्दी, اردو اردو

Государственный департамент США
Для немедленного распространения 20 мая 2020 года

 

Модератор: Здравствуйте, я хотела бы поприветствовать журналистов на сегодняшнем виртуальном пресс-брифинге с участием Посла Элис Уэллс, исполняющей обязанности Помощника Государственного секретаря в Бюро по делам Южной и Центральной Азии. Уважаемая Посол Уэллс, большое спасибо за то, что вы присоединились к нам сегодня, и я передам вам микрофон для вступительного слова.

Посол Уэллс: Спасибо, и благодарю всех за участие в телеконференции. И прежде чем перейти к ответам на вопросы, я хочу начать с 10-минутного обзора некоторых основных достижений за последние три года, в течение которых я возглавляла Бюро по делам Южной и Центральной Азии, и я начну с Афганистана.

Как ясно дал понять Президент Трамп, когда он вступил в должность, нам необходимо серьезно рассматривать стоимость присутствия США в Афганистане, как с точки зрения средств налогоплательщиков, так и с точки зрения рисков для наших военнослужащих. И одним из его первых действий в качестве Верховного главнокомандующего было распоряжение о пересмотре политики, в результате которой была разработана Стратегия США в Южной Азии, о которой Президент объявил летом 2017 года. И почти три года спустя мы продолжаем руководствоваться основными принципами этой стратегии – о том, что война закончится в результате политического урегулирования, а не на поле боя, что наша политика будет руководствоваться условиями на местах, что Пакистан должен предпринимать решительные действия против групп боевиков, и что Индия является важным партнером в развитии Афганистана.

И после более чем года прямых переговоров во главе с Послом Халилзадом с талибами в феврале мы подписали соглашение между США и движением “Талибан”, в котором талибы обязались обеспечивать, чтобы Афганистан больше никогда не стал базой для международного терроризма. Соединенные Штаты выполняют свои обязательства, возвращая войска в США, продолжая внимательно следить за действиями талибов и реагировать, когда это необходимо, для защиты Афганских сил безопасности.

Переход к следующему этапу политических переговоров был сложным. Вы слышали, что Посол Халилзад непосредственно говорил об этом. Уровень насилия является неприемлемым, и именно талибы обязаны значительно сократить это насилие. Хотя мы приветствуем формирование инклюзивного правительства Президентом Гани и д-ром Абдуллой, мы стремимся к быстрой реализации их соглашения и немедленным шагам по достижению внутриафганских переговоров. Правительство Афганистана и талибы должны объединить свои силы как против COVID-19, так и против других террористических группировок, таких как “ИГИЛ-Хорасан”, чьи безжалостные и злодейские нападения с трагическими последствиями мы видели на прошлой неделе.

Стратегия в Южной Азии также ознаменовала коренное изменение в подходе США к Пакистану с целью привлечения Пакистана к ответственности за присутствие на его территории террористических группировок и отрядов боевиков. В стратегии четко указано, что Пакистану необходимо принять решительные меры против этих групп, особенно тех, которые поддерживают конфликт в Афганистане и угрожают региональной стабильности. Приостановление Президентом Трампом помощи в области безопасности в январе 2018 года продемонстрировало нашу решимость. И с тех пор мы стали свидетелями конструктивных шагов со стороны Пакистана, направленных на то, чтобы побудить талибов продвигать вперед афганский мирный процесс. Пакистан также предпринял первые шаги по обузданию других террористических группировок, угрожающих региону, включая арест и судебное преследование лидера организации “Лашкаре-Тайба” Хафиза Саида и начало демонтажа структур финансирования терроризма. И по мере того, как растет приверженность Пакистана миру в регионе, мы наблюдаем первоначальный рост и в наших американо-пакистанских отношениях, особенно в сфере торговли.

Я хотела бы перейти к Индии. Эта страна – критически важный фактор не только для нашей Стратегии в Южной Азии, но и для видения Индо-Тихоокеанского региона, которое Президент Трамп выдвинул в ноябре 2017 года. Мы приветствуем рост Индии в качестве ведущей мировой державы и фактического гаранта безопасности в регионе, и Соединенные Штаты обязались углублять Стратегическое партнерство США и Индии. Мы более тесно сотрудничаем, чем когда-либо прежде, для продвижения общих амбиций. И вы видите это на примере Министерского диалога в формате “2+2”, активизации четырехстороннего механизма, расширения военного сотрудничества посредством совместных учений, увеличения объема оборонной торговли, усилении поддержки региональной безопасности через нашу Совместную рабочую группу по борьбе с терроризмом и Диалоге по внутренней безопасности, а также расширении сотрудничества в космосе. И визит Премьер-министра Моди в США в 2017 году и в прошлом году, а также визит Президента Трампа в Индию в феврале этого года действительно продемонстрировали близость между нашими лидерами и нашими странами.

В последние три года также наблюдался значительный рост в отношениях между США и Бангладеш. Бангладеш по праву заслуживает похвалы за щедрую реакцию его правительства и народа на кризис беженцев рохинджа и их сотрудничество с международными гуманитарными партнерами. Соединенные Штаты являются крупнейшим источником помощи в связи с кризисом рохинджа, но Бангладеш – это нечто гораздо большее, чем просто принимающая страна для беженцев; это страна, которая за последнее десятилетие достигла впечатляющего экономического роста, сопровождаемого успехами в развитии человеческого потенциала. Бангладеш играет важную роль в регионе Индийского океана, и наше сотрудничество в области безопасности становится более тесным. И мы призываем Бангладеш вновь подтвердить свою приверженность демократическим институтам и структурам управления, что, по нашему мнению, будет способствовать дальнейшему расширению наших двусторонних отношений, основанных на общих ценностях.

Шри-Ланка также продолжает оставаться ценным партнером в Индо-Тихоокеанском регионе. Сила этого партнерства была продемонстрирована после ужасных террористических атак в Пасхальное воскресенье 2019 года, когда Соединенные Штаты предложили полную поддержку немедленному розыску террористов, долгосрочному восстановлению и устойчивым усилиям по борьбе с терроризмом. Мы считаем, что Правительство Шри-Ланки, обеспечивающее правосудие, подотчетность, примирение и права человека, будет способствовать долгосрочной стабильности и процветанию страны.

Продвинемся немного дальше на юго-запад. Я просто хотела бы напомнить всем о замечательных выборах 2018 года на Мальдивах, в ходе которых проголосовали 90 процентов граждан, имеющих право голоса. После избрания Президента Солиха, настроенного на реформы, мы резко расширили наше сотрудничество и помощь, в то время как Мальдивы восстанавливают баланс своей внешней политики, укрепляют свои демократические институты и активизируют усилия по борьбе с террористами.

И мы также укрепляем наши связи с гималайскими партнерами. Мы продолжаем расширять поддержку преобразования Непала в полноценную конституционную федеративную республику. А летом 2019 года бывший Заместитель Госсекретаря Салливан совершил исторический визит в Королевство Бутан, став самым высокопоставленным представителем исполнительной власти США, посетившим эту страну за последние два десятилетия.

Третьей руководящей стратегией, которую я помогла Администрации разработать и реализовать, стала новая Стратегия США в Центральной Азии. Стратегия в Центральной Азии подтверждает нерушимую приверженность США суверенитету, территориальной целостности и независимости государств Центральной Азии. Стратегия способствует расширению связей и сотрудничества в Центральной Азии и восстановлению исторических связей региона с Афганистаном. Мы работаем с государствами Центральной Азии на двусторонней основе, а также в рамках формата “С5+1”. Февральская поездка Государственного секретаря в Казахстан и Узбекистан и его участие в двух совещаниях министров в формате “С5+1”, а также предстоящая трехсторонняя встреча, которую Заместитель Госсекретаря Хейл проведет с его коллегами из Узбекистана и Афганистана, демонстрируют нашу неизменную приверженность партнерству, миру и общему процветанию.

И прежде чем я отвечу на ваши вопросы, я хотела бы еще раз подчеркнуть, что Соединенные Штаты будут надежным партнером в оказании помощи странам региона на пути восстановления экономики по мере выхода из пандемии COVID-19. Мы предоставили региону более $96 млн в виде помощи, связанной с COVID, но это в действительности является дополнением к $6 млрд, вложенным США в общественное здравоохранение этих стран за последние два десятилетия. Мы присоединяемся к другим голосам в регионе и во всём мире, призывая Китай предложить прозрачную помощь, в отличие от хищнических займов в рамках инициативы “Один пояс и один путь”, от которых страдают страны региона. Наш частный сектор, наше партнерство с международными финансовыми институтами, такими как Всемирный банк, Международный валютный фонд (МВФ), Азиатский банк развития и Европейский банк реконструкции и развития, будут использовать эти партнерские отношения для обеспечения того, чтобы страны вышли из этого кризиса на стабильной основе, и мы настоятельно призываем других присоединиться к нам в этих глобальных усилиях.

Я с нетерпением жду ваших вопросов. И еще раз, большое спасибо за участие в сегодняшнем мероприятии.

Модератор: Спасибо, г-жа Уэллс. Наш первый вопрос заранее задал Даниш Карохель из афганского информационного агентства Pajhwok Afghan News. Вопрос гласит: “К какому выводу вы пришли после долгой и напряженной работы с Пакистаном и Афганистаном? Поможет ли Пакистан мирному процессу в Афганистане?”

Посол Уэллс: Продвижение мирного процесса глубоко отвечает интересам Пакистана. Я думаю, что, как любят говорить пакистанские лидеры, Пакистан уступает только Афганистану в возможности извлечь выгоду из региональной стабильности и мира. За последний год мы стали свидетелями тесного сотрудничества между Послом Халилзадом и гражданским и военным руководством Пакистана с целью побудить талибов предпринять шаги для участия в переговорах. И, конечно же, развитие и улучшение фундамента для более тесного партнерства между США и Пакистаном основаны на нашей способности конструктивно работать вместе над достижением мира.

Модератор: Спасибо. Наш следующий вопрос будет задан вживую. На линии – Навид Акбар. Навид, пожалуйста, укажите свое средство массовой информации, прежде чем задать вопрос.

Вопрос: Да, я хочу спросить Посла Элис Уэллс следующее: как вы относитесь к Китайско-пакистанскому экономическому коридору (КПЭК)? США в основном критиковали этот экономический коридор, но какова позиция США в настоящее время, и в какой степени, на ваш взгляд, эта инициатива будет выгодной для Пакистана и для региона в целом?

Посол Уэллс: Как и в случае с КПЭК и всеми другими проектами развития, мы, Соединенные Штаты, поддерживаем инвестиции, которые соответствуют международным стандартам, отвечают экологическим и трудовым стандартам, являются устойчивыми и приносят пользу населению региона. Я изложила свои опасения и озабоченность Правительства Соединенных Штатов в отношении КПЭК – по поводу отсутствия прозрачности, связанной с проектами, по поводу несправедливых норм прибыли, которые гарантируются китайским полугосударственным организациям, по поводу искажений, которые эта инициатива вызывает в экономике Пакистана, в том числе из-за огромного дисбаланса в торговле, который Пакистан сейчас имеет с Китаем.

И я думаю, что во время такого кризиса, как пандемия COVID, когда мир испытывает шок от экономических последствий закрытия некоторых секторов экономики, Китай действительно обязан предпринять шаги, чтобы облегчить бремя, которое это хищническое, неустойчивое и несправедливое кредитование причинит Пакистану.

Поэтому мы, безусловно, надеемся, что Китай присоединится к мировым усилиям путем отмены долгов, пересмотра этих кредитов, создания справедливой и прозрачной сделки для пакистанского народа.

Модератор: Спасибо за этот вопрос. Наш следующий вопрос – от Симы Сирохи из индийской газеты Economic Times. Она спрашивает: “Г-жа Посол, как вы оцениваете недавние вспышки на индийско-китайской границе?”

Посол Уэллс: Вспышки на границе, на мой взгляд, являются напоминанием о том, что китайская агрессия не всегда носит чисто риторический характер. И поэтому, будь то в Южно-Китайском море или вдоль границы с Индией, мы по-прежнему наблюдаем провокации и вызывающее беспокойство поведение Китая, которое вызывает вопросы о том, как Китай стремится использовать свою растущую мощь.

И именно поэтому вы, я думаю, видели сплочение стран-единомышленников, будь то в рамках Ассоциации государств Юго-восточной Азии (АСЕАН) или других дипломатических объединений, трехстороннего соглашения США с Японией и Индией, четырехстороннего сотрудничества с участием Австралии, и разговоры, которые ведутся во всём мире о том, как мы можем укрепить принципы экономического порядка, созданного после Второй мировой войны, который поддерживал свободную и открытую торговлю, позволившую поднять уровень жизни граждан всех стран включая Китай.

Мы хотим видеть международную систему, которая приносит пользу всем, а не систему, в которой существует сюзеренитет Китая. И поэтому я думаю, что в данном случае пограничные споры являются напоминанием об угрозе, которую представляет Китай.

Модератор: Спасибо за этот ответ. Для следующего вопроса давайте обратимся к Центральной Азии. Его задает Ихтиёр Рахман из узбекского издания “Корреспондент”. Он спрашивает: так как вы уже довольно долго работаете в Центральной Азии, каковы ваши взгляды на успехи и слабости реформ в Узбекистане? Как вы оцениваете процесс реформ в Узбекистане за последние три года, с тех пор как вы вступили в эту должность?

Посол Уэллс: Вопрос ясен. Если можно, я бы хотела сделать небольшой шаг в прошлое. Я открыла первое в истории Посольство США в Таджикистане и всю свою карьеру наблюдала за развитием стран Центральной Азии, и, на мой взгляд, огромным достижением является то, что все пять стран полны решимости отстаивать свой суверенитет, территориальную целостность и независимость. И это немаловажное достижение, учитывая, с чего страны начинали 27-28 лет назад.

И поэтому для меня было большой честью работать над американскими программами, которые помогали поддерживать их независимость. Это включало программы экономического развития, помощь странам со вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО), предоставление технической помощи, будь то правительствам, неправительственным организациям (НПО), средствам массовой информации, судебным органам или институтам, которые жизненно важны для демократического развития любой страны.

Но я убеждена, что за последние три года основные преобразующие изменения в регионе были связаны с переходом политической власти в Узбекистане к Президенту Мирзиёеву, и потрясающая программа реформ, которую изложил Президент Мирзиёев, открывает новые возможности для сотрудничества, новые возможности для роста. Она открывает регион для более широких связей, тесных связей с Афганистаном, Пакистаном и, мы надеемся, с Индией. На мой взгляд, это открывает возможности для раскрытия потенциала этой страны с населением более 30 миллионов человек, которая традиционно являлась двигателем Центральной Азии.

Поэтому нас очень обнадеживают обещания реформ. Как я уже говорила, реформы трудно проводить. Всегда будут противники. Всегда будет два шага вперед и один шаг назад. И я полагаю, что идея заключается в том, что Соединенные Штаты всячески привержены поддержке этого долгосрочного, методического прогресса в направлении более демократичного и открытого общества в Узбекистане.

Модератор: Спасибо. Теперь давайте перейдем к вопросу, задаваемому вживую из Пакистана. С нами беседует Халид Махмуд из пакистанского телеканала Express News TV. Пожалуйста, прошу вас. Халид Махмуд, ваша линия включена. Пожалуйста, задавайте свой вопрос. Давайте пока вернемся в Центральную Азию. Возможно, Халид присоединится к нам через минуту.

С нами связалась Оксана Скибан из информационного агентства Zakon.kz. Она задает вопрос о правах женщин в Южной и Центральной Азии. “Как вы оцениваете гендерную политику в этих регионах, и какие из азиатских стран, по вашему мнению, достигли наибольшего прогресса в области прав женщин и защиты прав женщин?”

Посол Уэллс: Улучшение положения женщин и их способности участвовать в официальном экономическом пространстве действительно имеет решающее значение для роста любого общества, и мы, безусловно, видим это в Соединенных Штатах, где женщины в настоящее время составляют значительную часть рабочей силы и вносят значительный вклад в рост валового внутреннего продукта (ВВП) и предпринимательского таланта моей страны. Так как мы всецело привержены роли женщин и твердо верим, что, будь то война или мир, голос женщин важен, мы создали три женских совета. Это Американо-афганский, Американо-пакистанский и Американо-индийский женские советы, в рамках которых мы также пытаемся использовать частный сектор для создания новых возможностей, будь то для наставничества женщин, предоставления стажировок, создания новых возможностей трудоустройства, работы с правительством для обеспечения того, чтобы можно было преодолеть как юридические, так и некоторые культурные барьеры на пути трудоустройства женщин.

Трудно преодолеть некоторые социальные и культурные ограничения или запреты на работу женщин. Культурные аспекты реальны. Они имеют значение и отражаются на всём обществе. И поэтому в такой стране, как Индия, вы видели, что число женщин, участвующих в официальной рабочей силе, за последние несколько лет фактически уменьшилось. Так что это проблема, с которой приходится сталкиваться каждой стране региона, даже самым динамичным и открытым экономикам. Очень сложно сравнивать страны, поэтому я не хочу этого делать, потому что страны региона имеют очень разный опыт.

Отмечу также, что мы рассматриваем каждый элемент политики, который мы продвигаем, и через гендерную призму. И одним из примеров этого является афганский мирный процесс, где крайне важно, чтобы женщины были услышаны, чтобы женщины, которые наконец-то за последние 19 лет в Афганистане смогли получить доступ к школам, доступ к трудоустройству, очень важно, чтобы их роль, их голос, их права не были утрачены. И вы видели, как Соединенные Штаты выступают и лоббируют за включение женщин в переговорную команду. Вы видели, как мы обучаем женщин быть переговорщиками, оказывать техническую помощь, в дополнение к тому, что в Афганистане США инвестировали более $2 млрд только в развитие женщин.

Модератор: Спасибо за этот ответ. Давайте выслушаем вопрос вживую от Парикшита Лутры из индийского телеканала CNBC-TV18. Парикшит, пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Ясно. Г-жа Посол, спасибо, что присоединились к нам. Наш вопрос касается индийско-американских торговых отношений. Недавно Правительство Индии выпустило экономический пакет для поддержки индийской промышленности. Как вы относитесь к этому? И ожидаете ли вы, что в этом году будет заключена торговая сделка между Индией и США, пусть даже ограниченная? Вы надеетесь на это?

Посол Уэллс: Торговля очень важна для американо-индийских отношений. Наш двусторонний товарооборот с Индией в прошлом году составил рекордную сумму – почти $150 млрд. Мы наблюдаем значительный рост торговых отношений, в том числе энергетических, которые, если не ошибаюсь, выросли более чем на 24 процента в прошлом году. Очевидно, что Президент Трамп сосредоточивает очень много внимания на торговых отношениях, и мы обеспокоены тем, что Индия по-прежнему остается защищенным рынком, который может быть трудным и иногда не обеспечивает равных условий для иностранных компаний. Так что Торговый представитель США (USTR) и Индия продолжают работать над соглашением. Я не могу предсказать, будет ли сделка достигнута в этом году, но стимул для заключения торгового соглашения очень реален.

И в этой постпандемической среде, когда страны в определенной степени стремятся к деглобализации и развитию критически важных отраслей производства на своей территории, в то же время, я думаю, предпринимаются очень энергичные усилия по диверсификации цепочек поставок. И это реальный момент возможностей для принятия Индией более открытой и гостеприимной политики, снижения тарифов, что позволит производственным компаниям в Индии быть частью глобальной цепочки поставок. Для нас это реальная возможность создать доверительные отношения друг с другом в цепочке поставок. И Индия, как один из ведущих мировых производителей фармацевтических препаратов, непатентованных лекарств, вакцин, будет играть критически важную роль в лечении и здоровье всего мира, когда мы выйдем из пандемии.

И поэтому я думаю, что это действительно была бы возможность для нас сосредоточиться на обеспечении того, чтобы всё предпринимательство и все виды торговых связей и связей между людьми, которые являлись основой этих отношений,  объединились для создания большего роста и процветания для граждан обеих наших стран.

Модератор: Спасибо за этот ответ. У нас есть несколько вопросов об американской помощи в борьбе с коронавирусом. Я объединю пару из них в один вопрос, и, возможно, вы могли бы рассказать о помощи США региону в целом. Но вопрос от Абдували Сайбназарова из радиостанции “24” в Узбекистане таков: в какой степени Правительство США поддерживает узбекские СМИ после пандемии? И у нас также есть вопрос от Танзима Анвара из бангладешского агентства новостей Sangbad Sangstha об экономическом воздействии коронавируса на Бангладеш и о том, как Правительство США будет продолжать помогать Бангладеш в сохранении экспортной цепочки поставок этой страны в Соединенные Штаты и обеспечении ее процветания.

Посол Уэллс: Позвольте мне начать с более широкой помощи в борьбе с COVID, потому что я думаю, что это действительно свидетельство щедрости американского народа, а также приверженности Правительства США международному общественному здравоохранению. Америка – вся Америка, Правительство и народ вместе предоставили более $6,5 млрд в виде помощи и пожертвований, и это составляет около 60 процентов глобальных усилий. И это, опять же, отражает историческую приверженность Америки этому региону. Как я уже упоминала, было инвестировано $6,5 млрд, или, извините, Америка предоставила более $140 млрд в виде глобальной медико-санитарной помощи за последние два десятилетия.

С момента появления вспышки COVID в регионе Южной и Центральной Азии помощь США конкретно по COVID составляет около $98 млн, будь то техническая помощь, средства индивидуальной защиты (СИЗ) или другие виды материальной поддержки правительств, в то время как они пытаются справиться с кризисом. И по мере того как Америка также выходит из этой пандемии, мы будем еще лучше подготовлены к тому, чтобы оказывать больше помощи нашим партнерам.

Но мы очень гордимся тем, что помогает не только Правительство США, но и американские граждане, религиозные организации, корпорации частного сектора – Boeing, Pepsi, Coca-Cola, которые демонстрируют высокую корпоративную социальную ответственность. И я хочу подчеркнуть, что Америка будет вместе со всем миром реагировать на все последствия этого кризиса, как в здравоохранении, так и в экономике, работая на двусторонней основе, а также через “Большую двадцатку”, “Большую семерку”, Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и многосторонние кредитные учреждения.

В такой стране, как Бангладеш, мы видим, опять же, динамичное предпринимательское общество, социальные показатели которого являются реальной историей успеха, и я высоко оцениваю руководство Премьер-министра Шейха Хасины. В частности, следует отметить усилия по расширению возможностей женщин. Однако в этой стране мы видим разрушительное воздействие болезни с перекрытием линий поставок и вызывающей сожаление, хотя и временной, потерей рынков в результате сбоев в секторе готовой одежды.

Мы уже пытаемся решить эту проблему. Мы пытаемся наладить контакт между бангладешскими производителями и потребителями в Америке в отношении важнейших медицинских товаров, поскольку бангладешские фабрики переоснащаются и ищут новые рынки сбыта. И мы будем продолжать искать все возможности для расширения торговых и инвестиционных отношений между нашими двумя странами.

Америка была и остается крупнейшим экспортным рынком для Бангладеш. США очень важны для экономического здоровья Бангладеш. И опять же, я думаю, что во время некоторого снижения рисков со стороны Китая, во время диверсификации глобальных цепочек поставок, это очень, очень болезненное время также может быть моментом благоприятной возможности для Бангладеш.

Модератор: Спасибо за этот ответ. Напоминаем, что у нас много вопросов, поэтому просьба голосовать за те вопросы, которые вы больше всего хотели бы нам задать. Давайте снова обратимся к участнику, который хотел бы задать вопрос вживую. Хамид Хайдари из телеканала TV1 в Афганистане. Хамид Хайдари, пожалуйста, прошу вас. Слушаем вас.

Вопрос: Большое спасибо, г-жа Посол. Во-первых, позвольте мне поблагодарить за всю вашу поддержку, которую вы оказали Афганистану в последние годы, и определенно люди не забудут вас. Мой вопрос – мой первый вопрос таков: с учетом роста насилия в Афганистане и того, что Президент Афганистана Ашраф Гани также отдал приказ о наступлении на талибов, каким вы видите будущее мирного процесса? Дело в том, что афганцы здесь, в Афганистане, считают, что, возможно, мирный процесс не будет осуществлен в ближайшие пять лет. Верите ли вы в это или нет?

Второй вопрос: в настоящее время насилие применяет ИГИЛ. Эта группировка организовала несколько взрывов смертников в Кабуле и в провинции Гор. Насколько это насилие повлияет на мирный процесс, особенно на мирное соглашение, которое было подписано между США и талибами? Огромное спасибо.

Посол Уэллс: Я абсолютно убеждена, что в течение ближайших пяти лет будет обеспечен мирный процесс, и чем скорее, тем лучше. Очевидно, что мы очень настоятельно призываем к началу внутриафганских переговоров, в рамках которых сядут за стол представители талибов, Правительства Афганистана и афганские политические деятели из всех слоев общества. И чем скорее эти стороны сядут за стол переговоров, чем скорее будут предприняты шаги по созданию такого доверия путем сокращения насилия и освобождения заключенных, тем лучше. Я не встречала ни одного афганца, который не хотел бы мира и не ставил бы мир во главу угла.

Уровень насилия в настоящее время абсолютно неприемлем. И вы видите, что Посол Халилзад в Дохе сейчас ведет переговоры с талибами именно по этому набору вопросов. Но мы также осознаём, что любой мирный процесс очень труден. И мы всегда ожидали, что он будет сложным, и что возникнут препятствия, которые придется преодолевать, и что порой все стороны мирного процесса создают препятствия для его быстрого начала.

Сейчас не время сдаваться. Сейчас самое время удвоить усилия, потому что, как вы правильно заметили, в Афганистане сейчас укореняются такие группировки, как ИГИЛ, которые не уважают афганцев, не уважают Афганистан как государство, не уважают религию Афганистана, которые совершили самые отвратительные акты насилия – настолько отвратительные, что они даже не признают своё нападение на родильный дом.

И поэтому мы считаем, что именно против таких группировок, как ИГИЛ, Правительство Афганистана и движение “Талибан” должны делать общее дело. И вы сможете победить самых зловещих из этих террористов, только достигнув мирного соглашения, которое позволит единым и тотальным образом ответить на террористическую угрозу, исходящую от этих других террористических организаций.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос – от Сухасини Хайдара из индийской газеты The Hindu. Он спрашивает: “Вы сказали, что талибы привержены остановке международного терроризма, но в соглашении между США и движением “Талибан” на самом деле упоминаются только группировки, нацеленные на США и их союзников. Оно не включает обязательство помешать LET и JEM действовать в Афганистане. Вы не согласны с нежеланием Индии начинать переговоры с талибами?”

Посол Уэллс: Талибы взяли на себя обязательства по борьбе с международным терроризмом, и я не буду комментировать это соглашение и переговоры. Но обязательство Америки состоит в обеспечении того, чтобы Афганистан никогда больше не использовался в качестве базы для внешнего терроризма, терроризма, направленного против нас, региона, наших друзей и партнеров. И Индия сама должна определить, как лучше всего поддержать мирный процесс. Очевидно, что Индия является очень важным участником процесса в Афганистане – она уже пообещала помощь в размере $3 млрд, которая, я думаю, затрагивает буквально каждую провинцию Афганистана.

Дипломатическая и политическая поддержка – это то, что Индия традиционно предоставляла афганцам, и она является и будет являться критически важным игроком, поэтому вы видели, что Посол Халилзад отправился в Нью-Дели даже в разгар карантина COVID, потому что настолько важно, чтобы эти разговоры и консультации продолжались между нашими двумя странами. И опять же, мы полагаемся на Индию в вопросе о том, хочет ли она напрямую вести диалог с талибами. Но в ситуации, когда мы стремимся через политическое урегулирование на основе переговоров к тому, чтобы талибы были частью этой структуры политического управления, отношения этого правительства с Индией должны быть близкими. И мы считаем, что здоровый Афганистан должен иметь здоровые отношения с Индией.

Модератор: Спасибо. Следующий вопрос задаст вживую Махабир Паудьял из непальской газеты Republica.

Вопрос: Намасте, Ваше Превосходительство. Большое спасибо за организацию этого брифинга. У меня есть несколько вопросов. Например, в столице Непала Катманду большие споры вызвала Стратегия США в Индо-Тихоокеанском регионе, о которой непальская публика узнала главным образом после вашего интервью газете Republica в 2018 году. И теперь она рассматривается как контрмера в отношении Китая; существует много толкований и даже неправильных толкований Стратегии. И теперь, после гранта корпорации “Вызовы тысячелетия” (MCC), который был связан со Стратегией США в Индо-Тихоокеанском регионе, в Катманду произошел политический раскол. Правящая партия – точнее, некоторые лидеры правящей партии сейчас выступают против одобрения этого гранта MCC в парламенте. Другие выступают за его одобрение. Итак, произошел этот раскол.

И есть даже предположение, что китайцы не захотят, чтобы грант MCC был одобрен, вследствие чего возникли возражения со стороны части лидеров правящей партии. Итак, как вы оцениваете эту ситуацию в Непале в отношении гранта MCC, Китая и Стратегии США в Индо-Тихоокеанском регионе? Так [неразборчиво].

Посол Уэллс: Благодарю вас за вопрос. И я согласна с вами, что было много неверной информации и, честно говоря, дезинформации о помощи Америки Непалу. Например, корпорация “Вызовы тысячелетия” была основана в 2004 году. Она совершенно не связана с видением Президента Трампа в отношении свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона. И это полностью скрывает тот факт, что эта программа специально разработана Конгрессом США для того, чтобы обеспечить снижение уровня бедности путем создания большей уверенности в способности страны осуществлять экономические программы, которые призваны разблокировать препятствия для роста.

А в Непале программа MCC, на которую Правительство также выделило $130 млн в дополнение к $500 млн, которые мы стремимся ассигновать, призвана содействовать передаче гидроэлектроэнергии, включая ее продажу за рубеж, а также реформировать структуру автодорог, чтобы вы смогли открыть экономику, в том числе, возможно, для увеличения прямых иностранных инвестиций. И тот факт, что эта грантовая помощь – не кредит, а грантовая помощь, – и потенциал этой грантовой помощи превратился в политический футбол, вызывает беспокойство. Я была очень рада видеть решительную защиту MCC Министром иностранных дел. Я уверена, что Правительство Непала является суверенным, что оно не подчиняется диктату Китая, и что оно будет делать то, что в интересах его страны, для улучшения экономического благосостояния его народа.

Но мы не должны упускать из виду тот факт, что MCC – это не только отдельный проект, отдельная программа развития, а лишь одна из многих программ, которые Соединенные Штаты используют для развития наших отношений с Непалом, будь то экономическая помощь, которую мы оказываем каждый год на сумму более $120 млн, будь то гуманитарная помощь помимо этого, будь то Корпус мира, будь то средства на сохранение культурного наследия, которые мы использовали, чтобы помочь Непалу восстановить его древности после землетрясения. Мы привержены нашим отношениям с непальским народом.

Поэтому я бы предположила, что последние дебаты о MCC, которые мы видели, гораздо больше касаются внутренней политики в Непале, и я, безусловно, надеюсь, что руководство вашей страны – с которым велись переговоры по этому соглашению в течение трех лет с участием всех основных политических партий, – что лидеры вашей страны встану на защиту интересов народа Непала и примут грант MCC.

Модератор: Наш следующий вопрос был представлен онлайн. Его задал Аслан Сыдыков из агентства новостей “АКИpress” в Кыргызстане. Он спрашивает: “Сейчас мы видим рост конкуренции между Соединенными Штатами и Китаем. Как, по вашему мнению, это повлияет на Центральную Азию?”

Посол Уэллс: Наши отношения с Центральной Азией, опять-таки, самостоятельны. И мы ожидаем и поддерживаем тот факт, что страны Центральной Азии, включая Кыргызстан, будут иметь сбалансированные и взаимовыгодные отношения со всеми странами региона. И поэтому это не должна быть ситуация с нулевой суммой. И взаимодействие Америки с Центральной Азией направлено на то, чтобы открыть Центральную Азию для всего мира, обеспечить, чтобы Центральная Азия обладала суверенитетом, независимостью и территориальной целостностью, в которых она нуждается для развития и углубления своих демократических институтов.

У нас потрясающее историческое партнерство с Кыргызстаном с самого начала – с момента рождения Кыргызстана, из-за более ускоренного принятия Кыргызстаном демократии и демократических институтов. Мы поддержали не только развитие ваших СМИ и неправительственного сектора, но и программы обучения в различных министерствах. Мы поддержали амбиции Кыргызстана по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО). И поэтому я думаю, что это полномасштабные отношения, включавшие, в разгар работы Северной распределительной сети, базу Манас, которая помогла поддержать усилия по обеспечению стабильности в Афганистане.

Мы считаем, что сейчас в рамках этих двусторонних отношений, а также в рамках наших отношений в формате “С5+1” нам необходимо сосредоточиться на том, как увеличить экономическое процветание, торговлю и инвестиции – это очень важно, – и расширить внутрирегиональные связи, в том числе в южном направлении, с Афганистаном. И поэтому мы приветствовали те встречи на высоком уровне, которые у нас прошли с Правительством Кыргызстана, в том числе совсем недавно, в феврале, с участием Госсекретаря Помпео.

Модератор: Спасибо за этот ответ. У нас очень много вопросов, но, к сожалению, у нас заканчивается время. Давайте перейдем к еще одному вопросу от Хиромон Бакоевой, звонящей из Таджикистана, из “Радио Озоди”.

Вопрос: Здравствуйте. Похоже, что вспышка коронавируса в Таджикистане выявила реальное отношение властей Таджикистана к пандемии. Правительство Таджикистана только 30 апреля признало наличие коронавируса в стране. У вас была возможность поднять вопрос о вспышке коронавируса в ходе контактов с таджикскими официальными лицами?

И вкратце второй вопрос: в течение последнего года мы слышали много критики по отношению к Правительству США за то, что оно продолжает поддерживать автократический режим в Таджикистане. Многие гражданские активисты, НПО и независимые СМИ утверждают, что в последние годы они получали меньше поддержки по сравнению с первыми годами 21-го века. Разделяете ли вы эти опасения?  Спасибо.

Посол Уэллс: Я думаю, что, конечно, наше Посольство в Душанбе ведет активные беседы с Правительством по всем вопросам, включая COVID и реагирование на COVID. Мы предоставили некоторую помощь Правительству Таджикистана. Мы полны решимости оказывать больше помощи по мере преодоления этого кризиса. Мы были обеспокоены и до сих пор обеспокоены некоторыми репрессиями – некоторыми предпринятыми шагами, которые затруднили создание открытой и прозрачной среды для СМИ в Таджикистане. Как вы знаете, Правительство Соединенных Штатов решительно выступило за аккредитацию “Радио Озоди”, а также высказалось против некоторых весьма тревожных актов насилия в отношении представителей средств массовой информации, журналистов в Таджикистане. Особенно в это кризисное время абсолютно необходимо, чтобы была прозрачная информация, чтобы люди понимали, что делать, чтобы у них был доступ к фактам и фактическим материалам для преодоления кризиса. И поэтому мы будем продолжать очень энергично выступать за это.

С точки зрения помощи, в том числе долгосрочной, очевидно, что Таджикистан сегодня находится совсем в другом положении, чем во время обретения независимости. Виды программ, которые мы используем, изменились. Но мы являемся крупным источником помощи и крупным поставщиком помощи для Таджикистана.

Когда я посетила эту страну, у меня была возможность проехать к границе, где я видела, как используются более $30 млн в виде недавней помощи США на цели укрепления границы – будь то оборудование в виде специальных транспортных средств или пограничных постов, физических постов, или программное обеспечение, передовые технологии радиолокационного наблюдения. У нас по-прежнему осуществляются активные программы обмена. Мы недавно вернули в Таджикистан, если не ошибаюсь, 47 участников обмена, которые как бы застряли здесь, в Соединенных Штатах, в результате пандемии. Но мы глубоко ценим эти программы контактов между людьми, позволяющие молодым людям посетить Соединенные Штаты, чтобы мы могли создавать больше послов для этих отношений. Поэтому я не думаю, что есть какое-то снижение приверженности нашим отношениям, и, конечно же, Таджикистан является прифронтовым государством конфликта в Афганистане, и у нас есть очень важная заинтересованность в том, чтобы Таджикистан смог обеспечить такой уровень региональной стабильности.

Модератор: Спасибо, г-жа Посол. Мне очень жаль, что у нас так много вопросов, но, к сожалению, закончилось время. Уважаемая Посол Уэллс, большое спасибо за ваше время. Вы хотели бы сказать что-нибудь в заключение?

Посол Уэллс: Спасибо, да. Мы все переживаем трудные времена из-за COVID, но мои три года в этой должности, безусловно, дают мне уверенность в силе партнерств США в регионе и нашей способности вместе противостоять дипломатическим, экономическим вызовам и вызовам безопасности. Теперь Бюро Государственного департамента по делам Южной и Центральной Азии будет весьма умело руководить его высокопоставленный сотрудник, Том Вайда. Но еще более важно то, что этот регион занимает столь видное место в Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов и в очень важных направлениях усилий, которые Президент Трамп поставил во главу угла в достижении регионального мира в Афганистане и в подтверждении независимости, территориальной целостности и суверенитета Центральной Азии, а также в повторном утверждении свободной и открытой системы торговли и ценностей, которая помогает всему миру и, безусловно, должна стимулировать развитие Индо-Тихоокеанского региона в течение следующего поколения.

Таким образом, нам предстоит проделать большую работу, и у нас есть средства для этого, и воля к этому, и необходимость сделать это, опять же, после этого очень дестабилизирующего глобального события. Большое спасибо, и я надеюсь, что вы и ваши семьи будете оставаться в безопасности. До свидания.

Модератор: Спасибо. К сожалению, закончилось время, отведенное на сегодняшний брифинг. Спасибо за ваши вопросы, и спасибо, г-жа Уэллс, за то, что присоединились к нам. Мы вскоре разошлем ссылки на аудиозапись этого брифинга всем нашим участвующим журналистам и предоставим стенограмму, как только она будет доступна. Мы также хотели бы услышать ваши отзывы, и вы можете связаться с нами в любое время по электронному адресу [email protected] Еще раз спасибо за ваше участие, и мы надеемся, что вы можете присоединиться к нам для будущего брифинга.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.