rss

Выступление Государственного секретаря Майкла Помпео на виртуальном Копенгагенском саммите демократии

Français Français, English English, Español Español, Português Português, العربية العربية, हिन्दी हिन्दी, اردو اردو

Государственный департамент США
Для немедленного распространения
19 июня 2020 года

 

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Андерс, большое спасибо. Благодарю вас за это теплое приветствие. Я очень рад беседовать со всеми вами сегодня, приветствую Копенгагенский демократический саммит. Для меня большая честь принимать участие в этой встрече вместе с вами и с Генеральным секретарем Расмуссеном, другом свободолюбивых людей по всему миру.

Не знаю, известно ли это всем вам, но когда дело доходит до укрепления трансатлантических отношений, Андерс подает личный пример. Его сын и трое прекрасных внуков живут здесь, в Соединенных Штатах. Они граждане США. Я рад, что Расмуссены по обе стороны Атлантики объединяют нас. Спасибо за то, что пригласили меня выступить сегодня.

Когда Андерс прислал мне приглашение, я сразу согласился. Столь многие из этих конференций, в которых вы все участвуете, посвящены беседам о негативных мировых событиях. Я хочу сосредоточиться на позитивных аспектах того, что происходит сегодня в мире, на том, что мы делаем правильно, а именно – строим демократию, и мы это знаем. Важной задачей является ее сохранение. Нет более благородной цели для всех нас.

Несколько десятилетий назад, когда я был молодым солдатом, служившим в Германии, я провел несколько лет своей жизни, патрулируя территорию вдоль “железного занавеса”. Я воочию видел тиранию и имел дело со всевозможными несвободными режимами в своей предыдущей роли в качестве Директора ЦРУ, а теперь и в моей нынешней роли в качестве Государственного секретаря Соединенных Штатов Америки.

Первый принцип: нет ничего храброго или дальновидного в притеснении своих сограждан – мужчин или женщин. Демократия – это единственная система правления, которая уважает достоинство человека, личную свободу и прогресс человечества. Отсюда следует, что капитализм – это величайшая программа борьбы с бедностью за всю историю человечества.

Я хочу сделать несколько кратких комментариев, а затем буду рад ответить на вопросы.

Первое: идея о том, что Европе приходится выбирать между США и Китаем. Я хочу подробно поговорить на эту тему.

Второе: убежденность в том, что поступаться своими ценностями можно без негативных последствий.

Куда бы я ни ездил, я беседую со своими коллегами и подобными аудиториями о реальности того, что мы видим в мире, особенно в Китае. Я делал это в Европе, делал это в Арктике, делал это в Центральной Азии, делал это в Африке – и делал это на островах Тихого океана.

В течение многих лет Запад в эпоху надежды верил, что мы можем изменить Коммунистическую партию Китая (КПК) и в результате этого улучшить жизнь китайских граждан. Мы пошли на сделку. Мы сделали ставку на успех этой политики.

Растущая волна демократии в Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе 30 лет назад заставила нас поверить – возможно, обоснованно, – что распространение свободы в каждой стране было неизбежным. Поэтому мы начали взаимодействие с Китаем. Мы открылись перед авторитарным режимом, который, как мы знали, был враждебен демократическим ценностям.

В то же время Коммунистическая партия Китая также сделала ставку. Она сделала ставку на то, что сможет воспользоваться нашей доброй волей, заверив нас, что стремится к сотрудничеству. Дэн Сяопин говорил, что необходимо “скрывать свои силы” и “выжидать”.

Я говорил о том, почему это произошло. Это сложная история. В данном случае трудно сказать, кто именно допустил ошибку. Это не важно.

На протяжении десятилетий американские и европейские компании инвестировали в Китай с огромным оптимизмом. Я управлял небольшой фирмой; мы сами работали в Китае. Мы перевели наши цепочки поставок на аутсорсинг в такие места, как Шэньчжэнь. Мы открыли наши учебные заведения для студентов, связанных с Народно-освободительной армией Китая (НОАК). Мы приветствовали китайские государственные инвестиции в наши собственные страны. Теперь мы были тесно взаимосвязаны.

Но даже в этом случае мы должны признавать ряд фактов в отношении того, с кем и с чем мы имеем дело, и я думаю, что мы видим это. Я считаю, что во всём мире это становится всё более очевидным с каждым днем.

Коммунистическая партия Китая постановила положить конец свободе в Гонконге, нарушив права его граждан и зарегистрированный в ООН договор – один из многих международных договоров, нарушенных КПК.

Генеральный секретарь Си Цзиньпин санкционировал начало жестокой кампании репрессий против китайских мусульман – нарушения прав человека в масштабах, которых мы не видели со времен Второй мировой войны.

НОАК обостряет напряженность на границах страны – мы видим это сегодня на примере с Индией, самой густонаселенной в мире демократической страной. И мы наблюдаем, как Китай милитаризирует Южно-Китайское море и незаконно захватывает там дополнительную территорию, угрожая жизненно важным морским путям, тем самым нарушая своё очередное обещание.

Но КПК ведет негативную деятельность не только в собственном регионе. Если бы это было так, мы могли бы относиться к этому иначе. Это влияет на всех нас. КПК лгала о коронавирусе, а затем позволила ему распространиться на весь остальной мир, оказывая давление на Всемирную организацию здравоохранения, с тем чтобы она оказала помощь в кампании сокрытия. Кстати, это отсутствие прозрачности сохраняется даже сегодня. К настоящему времени сотни тысяч людей погибли, а мировая экономика разрушена. Даже сейчас, через несколько месяцев после начала пандемии, у нас нет доступа к живому вирусу, у нас нет доступа к китайским медицинским учреждениям, и информация о пациентах в декабре в Ухане остается недоступной.

Китай распространяет дезинформацию и проводит вредоносные кибератаки по подрыву наших правительств, чтобы вбить клин между Соединенными Штатами и Европой, и обременяет развивающиеся страны долгами и зависимостью.

Вы видите всё это. Все собравшиеся знают, что Коммунистическая партия Китая заставляет страны вести дела с компанией Huawei, подразделением государства слежки, созданного КПК. И она грубо попирает суверенитет стран Европы, скупая порты и критически важную инфраструктуру, от Пирея до Валенсии.

Мы должны снять золотые шоры экономических связей и увидеть, что вызов, создаваемый Китаем, присутствует не только у ворот в страну; он в каждой столице, в каждом районе, в каждой провинции.

Любые инвестиции китайского государственного предприятия следует рассматривать с подозрением.

Европа сталкивается с вызовом Китая так же, как и Соединенные Штаты, и так же, как и наши южноамериканские, африканские, ближневосточные и азиатские друзья.

И в начале этой недели, в понедельник, у меня была возможность поговорить со своими коллегами из Евросоюза. Я знаю, что в Европе есть опасения о том, что США хотят, чтобы вы выбрали между нами и Китаем.

Но это просто неверно. К этому выбору Европу принуждает Коммунистическая партия Китая. Это выбор не между Соединенными Штатами и Китаем; это выбор между свободой и тиранией.

Партия хочет, чтобы вы отбросили прогресс, достигнутый нами в свободном мире, через НАТО и другие институты – как официальные, так и неформальные, – и приняли новый свод правил и норм, чтобы приспособить их к Пекину.

Я не верю, что существует однозначно “европейский” или “американский” способ противостоять этому выбору. Также нет способа выбрать обе эти альтернативы, не отказавшись от того, кто мы есть. Демократии, зависящие от авторитаризма, не достойны своего имени.

Хорошие новости приносят мои европейские друзья – я мог это увидеть даже на этой неделе. Ситуация не везде одинакова. Есть разное мышление в разных странах. Но они начинают осознавать актуальность этой проблемы. И я слышал, что некоторые из них задают вопрос о том, может ли победить демократический образ жизни.

И Пекин чрезвычайно рад этой неопределенности. Но властям Китая не следует быть уверенными в успехе. Мы побеждаем. Об этом шла речь в моем выступлении в Мюнхене.

Один дипломат КПК во Франции недавно сказал (цитирую): “Некоторые люди на Западе начинают терять веру в либеральную демократию”,  и “некоторые [западные страны] стали психологически слабыми”.

Но демократия не так хрупка, как считает Коммунистическая партия Китая. Демократия сильна. Мы победили фашизм. Мы выиграли холодную войну.

Хрупок авторитаризм. Пропагандисты КПК упорно работают над тем, чтобы контролировать информационные потоки и речь, чтобы сохранить свою власть. Они не будут удовлетворены, пока цифровой брандмауэр не распространится и на наши страны. В некотором смысле это уже происходит. Мы могли бы говорить об этом довольно долго, Андерс.

Хотя я ни на минуту не верю, что демократия хрупка, она требует разумного управления и постоянной бдительности. Недавно меня обнадежили частные беседы с европейскими союзниками, которые серьёзно относятся к своим обязанностям. В начале этой недели у нас состоялась активная дискуссия, как я упоминал ранее. Мы обсудили, что должны делать демократии, и именно этим мы и занимаемся. Именно такие дебаты мы должны вести. Это была продуктивная встреча, и мы продолжим наш диалог с европейцами относительно Китая.

Между тем, позитивных шагов предостаточно. В новый Межпарламентский альянс по Китаю, состоящий в основном из европейских лидеров, еженедельно вступают новые члены. Дания смело противостояла попыткам КПК подвергать цензуре датские газеты. Великобритания движется в направлении защиты своих сетей от Huawei. Чехи противостоят принудительной дипломатии КНР. Шведы закрыли все Институты Конфуция, действовавшие на их территории. А наши союзники по НАТО взяли на себя обязательство увеличить расходы на оборону на общую сумму $400 млрд в период до 2024 года.

И преемник Андерса в Брюсселе, Генеральный секретарь НАТО Столтенберг недавно выступил с дальновидной речью о мандате альянса “встать на защиту мира, построенного на свободе и демократии”, и противостоять вредоносному влиянию Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

На этом я остановлюсь, чтобы дать возможность Андерсу выступить. Мы все знаем – мы пережили это, – что демократия не так проста. Она хлопотна. Весь мир видит, как у нас идут трудные дебаты, как сейчас в моей стране. Но эти трудности отражают приверженность фундаментальным ценностям и наше постоянное стремление к более совершенному союзу. Это то, кто мы есть, и мы разделяем эти ценности с нашими европейскими друзьями.

Я надеюсь, что услышу больше публичных заявлений из Европы о вызове со стороны Китая, потому что все наши граждане заслуживают информации об этом, и Америка готова поддержать вас. Давайте четко высказываться, и, что более важно, давайте действовать решительно. Давайте не будем оставлять никаких сомнений в выборе между тиранией и свободой.

Андерс, я с нетерпением жду нашей беседы. Да благословит вас всех Бог.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.