rss

Онлайн-брифинг с участием Посла Маршалла Биллингсли, Специального посланника Президента США по вопросам контроля над вооружениями, и Генерал-лейтенанта Томаса Бассиера, Заместителя Командующего Стратегическим командованием Вооруженных сил США (USSTRATCOM)

English English

Специальный телефонный брифинг
Посол Маршалл Биллингсли, Специальный посланник Президента США по вопросам контроля над вооружениями
Генерал-лейтенант Томас Бассиер, Заместитель Командующего Стратегическим командованием Вооруженных сил США (USSTRATCOM)
24 июня 2020 года

 

Модератор: Здравствуйте. Я хотел бы поприветствовать журналистов на сегодняшнем виртуальном пресс-брифинге с участием Посла Маршалла Биллингсли, Специального посланника Президента США по вопросам контроля над вооружениями, и Генерал-лейтенанта Томаса Бассиера из Стратегического командования США. Прежде чем я передам слово Послу Биллингсли для вступительного слова, несколько комментариев о процедуре постановки вопросов.

Если вы присоединяетесь к нам через приложение Zoom или ссылку, вы можете в любое время направить свои вопросы, нажав на вкладку “вопросы и ответы” и введя свой вопрос. Если вы видите, что коллега задает вопрос, на который вы хотели бы получить ответ от Посла Биллингсли, вы можете проголосовать за этот вопрос и продвинуть его в очереди, нажав кнопку “нравится” справа от этого вопроса.

Если вы присоединяетесь к нам по телефону, вы можете встать в очередь желающих задать вопросы, нажав “*” и “9” в любое время. Мы постараемся задать как можно больше вопросов за те 30 минут, которыми мы сегодня располагаем. Поэтому, пожалуйста, продемонстрируйте свою поддержку и задайте вопросы, которые вы в наибольшей степени хотели бы от нас услышать. Вы можете уведомить нас о любых технических трудностях, используя окошко чата или отправив нам электронное письмо по адресу [email protected]

Итак, давайте начнем. Уважаемый Посол Биллингсли, большое спасибо за то, что присоединились к нам сегодня. Передаю вам микрофон для вступительного слова.

Посол Биллингсли: Спасибо, Джастин, и я очень признателен нашему четвертой власти, журналистскому сообществу, которое проявило готовность присоединиться к нам сегодня здесь для разговора на эту важнейшую тему, которая, конечно же, касается контроля над стратегическими ядерными вооружениями и его будущего в крайне неопределенное и трудное время. Я очень рад находиться здесь, в штаб-квартире НАТО. Впервые за долгое время я вернулся в НАТО, где много лет назад служил в качестве Помощника Генерального секретаря альянса.

И я должен сказать, что у нас прошел действительно замечательный и продуктивный набор встреч в рамках всего альянса. Он включал дискуссии с Генеральным секретарем, Заместителем Генерального секретаря и Помощниками Генерального секретаря НАТО, а также очень долгое и подробное обсуждение с Североатлантическим советом (САС), в который, конечно же, входят Послы всех государств-участников альянса. А затем у меня также была возможность провести ряд двусторонних дискуссий с широким кругом представителей альянса.

Безусловно, мы высоко ценим ту решительную поддержку, которую мы получаем от наших союзников по этому вопросу и в отношении подхода, который мы используем для обеспечения того, чтобы в будущем стратегический контроль над ядерными вооружениями учитывал насущные угрозы, с которыми сейчас сталкиваются все мы. И, в частности, я говорю о росте Китая, подъеме Китая и его дестабилизирующем поведении, его стремлении к созданию серьезной форсированной ядерной программы, которую он пытается скрыть от мира своими засекреченными и непрозрачными способами.

Кроме того, мы также обсудили сегодня различные программы, которые осуществляет Российская Федерация, в том числе ряд направлений наращивания сил и вызывающих большую обеспокоенность мероприятий, которые осуществляются за пределами существующего Нового договора о СНВ (СНВ-III), а следовательно, не ограничиваются им. И затем мы вместе подтвердили в САС важность верификации и основополагающего принципа о том, что мы должны действительно настаивать на соблюдении договоренностей. Если страна подписывает соглашение, то более чем рационально и логично ожидать, что эта страна будет выполнять свои обязательства.

Тем не менее, как я уже публично заявил в ряде контекстов, наши дискуссии в Вене с россиянами, для информирования о которых мы, собственно, и прибыли сюда сегодня, были продуктивными, и я думаю, что они продвинули нас вперед в понимании вопросов, по которым мы можем работать вместе, и тех вопросов, по которым у нас еще могут быть разногласия.

Я буду рад поговорить обо всём этом подробнее, но сейчас я передам слово Генералу Бассиеру, Заместителю Командующего Стратегическим командованием США, второму человеку в наших Стратегических силах, который присоединился ко мне в составе этой делегации, чтобы провести эти дискуссии как с Россией, так и, что еще важнее, с нашими союзниками по НАТО.

Генерал.

Генерал-лейтенант Бассиер: Спасибо, г-н Посол. И благодарю журналистов за предоставленную возможность кратко прокомментировать мое участие в переговорах в Вене на этой неделе в составе американской делегации. Прежде чем я это сделаю, я хотел бы также выразить свою благодарность альянсу НАТО и изложить вам свою точку зрения о том, что этот альянс чрезвычайно важен как альянс в целом, но особенно важен как ядерный альянс. И я хочу поблагодарить всех, кто принимал нас сегодня.

Я хочу кратко рассказать вам о некоторых очень важных дискуссиях, которые мы провели в Вене, и я полагаю, что все согласятся, что их необходимо продолжить. Первая из них касается более глубокого понимания недавно опубликованных Основ государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания. У нас была возможность кратко обсудить с представителями Генерального штаба Вооруженных сил РФ наши вопросы и предметы озабоченности, а также прояснить некоторые аспекты этого документа, который был опубликован 2 июня.

В связи с этим возникли необходимость и желание двигаться вперед, а также не только обсудить более широкий смысл этой доктрины для смягчения любых недоразумений или ошибочных представлений, но и добиться более глубокого понимания и обсуждения того, что мы называем нестратегическим ядерным оружием, также известным как тактическое ядерное оружие, которое мы в настоящее время называем неограниченным оружием, поскольку оно не ограничено нынешней архитектурой Договора СНВ-III.

И поэтому мы согласились с тем, что по мере продвижения вперед это будет прекрасной возможностью добиться более широкого и глубокого взаимопонимания между США и Российской Федерацией о том, что означает доктрина России, и как эти нестратегические, неограниченные ядерные вооружения вписываются в эту доктрину.

Кроме того, это была отличная дискуссия о том, как мы с нетерпением ожидаем включения Китая в обсуждение будущих переговоров по контролю над вооружениями и учета с международной точки зрения всех ядерных держав для обеспечения нашего взаимопонимания.

Спасибо, г-н Посол.

Посол Биллингсли: Спасибо, г-н Генерал. Как видите, решение Соединенных Штатов о включении в эти обсуждения Стратегического командования США явилось четким сигналом о нашей серьезности и намерении вести диалог по этой важной теме. И я очень рад, что Российская Федерация увидела это и, более того, сама пригласила свое высшее военное руководство, что позволило провести этот первый раунд обсуждений как по доктрине, так и по вопросу неограниченного наращивания российских запасов боеголовок, а также по некоторым из их более сомнительных решений об инвестировании в эти различные виды оружия типа “судного дня”, о которых сейчас узнаёт весь мир.

В заключение, перед тем как перейти к вопросам, отмечу, что сегодня мы уезжаем из Брюсселя, из штаб-квартиры НАТО, и направляемся обратно в Вашингтон, зная, что альянс, ядерный альянс, силен как никогда, и что мы заручились полной единодушной поддержкой со стороны НАТО в том, как мы подходим к этим переговорам, и как мы намечаем курс на более стабильное и безопасное будущее.

Итак, Джастин, на этом я вновь передаю вам слово. И мы будем рады ответить на любые вопросы, которые могут возникнуть у аудитории.

Модератор: Отлично. Большое спасибо. На этом мы начинаем сессию вопросов и ответов этого пресс-мероприятия. Первый вопрос задаст Елена Черненко из российской газеты Коммерсантъ. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Большое спасибо, г-н Биллингсли. У меня два вопроса. Первый – о Договоре СНВ-III. Будут ли США готовы рассмотреть вопрос о продлении договора на более короткий период, пять лет, и какой период будет предпочтительным для продления для Вашингтона?

И второй вопрос: россияне объявили, что они снова предложили идею моратория на развертывание ракет средней и меньшей дальности (РСМД) в Европе. При каких обстоятельствах США будут готовы рассмотреть это предложение? Например, если Россия, перенесет ракетные установки 9М729 за Урал, или другой вариант? Спасибо.

Посол Биллингсли: Спасибо, Елена. В отношении Договора СНВ-III я бы сказал, что мы не исключаем ни одного доступного варианта. Мы готовы рассмотреть вопрос о продлении этого соглашения, но только при определенных обстоятельствах. Мы согласны с Россией в том, что следующее соглашение должно быть многосторонним. Об этом несколько раз говорил мой коллега, Заместитель Министра иностранных дел России Рябков после принятия россиянами СНВ-III. И мы полностью согласны с этим.

Наше определение многосторонности может быть несколько иным, но принцип остается прежним, а именно: в этой изменившейся обстановке в области безопасности следует осознавать, что на самом деле прошло уже десять лет с тех пор, как был согласован и принят СНВ-III, и мир сильно изменился. И мы считаем – и я думаю, что Российская Федерация, вероятно, разделяет совпадающие и сходные мнения в некоторых областях, – что следующее соглашение должно решить ряд вопросов, которые не были предусмотрены во время переговоров по Договору СНВ-III.

Так что, отвечая на ваш вопрос: все варианты доступны для переговоров. И мы будем рассматривать их, но только в том случае, если мы добьемся прогресса в важнейших областях обсуждения невероятно тревожной форсированной ядерной программы Китая, обсуждения ряда вопросов, касающихся поведения России, задуманного для обхода ограничений Договора СНВ-III, и прежде всего или, безусловно, в соответствии со всеми этими пунктами, мы должны иметь эффективный режим проверки, который сможет восстановить некоторый уровень уверенности в том, что на самом деле соблюдаются обязательства, взятые всеми тремя сторонами будущего соглашения.

Что касается моратория на развертывание ракет средней и меньшей дальности (РСМД), я нахожу интересным и достойным сожаления тот факт, что Российская Федерация в течение не менее десятилетия сознательно обманно нарушала Договор о РСМД, разрабатывая в тайне ракету SSC-8. Вы правильно использовали российское обозначение этой ракеты. Я использую номера НАТО. Но этот договор находился в стадии разработки, и теперь мы знаем, что на самом деле существовали планы аналогичного нарушения этого договора системой морского базирования “Калибр”, которая испытывалась в режиме наземного базирования.

Так что действительно очень разочаровывает тот факт, что Россия разрушила Договор о РСМД своими грубыми нарушениями. Мы соблюдали ДРСМД. В течение 33 лет мы его выполняли. Россия этого не делала. Этот договор был отправлен Россией на свалку истории, что достойно сожаления. Но на данном этапе для нас важно смотреть вперед, и мы делаем это, прекрасно понимая, что китайцы совершенно не были ограничены в отношении систем среднего радиуса действия, и они создали ряд таких систем. Так что теперь мы намерены сделать то же самое. Я на самом деле не хотел бы тратить много времени на размышления или беспокойство по поводу моратория на РСМД, потому что, попросту говоря, моратория не будет.

Модератор: Большое спасибо за это, г-н Посол. Наш следующий вопрос – из очереди вопросов. Он от Николаса Фиоренцы из британского еженедельника Jane’s Defence Weekly. Как США планируют убедить Китай присоединиться к переговорам по контролю над вооружениями, учитывая плохое состояние китайско-американских отношений?

Посол Биллингсли: Jane’s, рад общаться с вами виртуально. Отличный вопрос. Прежде всего, сами китайцы должны признать, что они обязаны добросовестно вести переговоры с нами и россиянами, и мы намерены добиться от них выполнения этого обязательства. В соответствии с этим вы, вероятно, заметили, что в последние дни всё большее число стран осуждает китайцев за то, что они отказываются делать именно это, вести с нами переговоры в духе доброй воли.

И я ожидаю, что в ближайшие дни это возмущение и волна международного давления на Китай будут продолжать расти, потому что, проще говоря, недопустимо, чтобы Китай вел это скрытное и дестабилизирующее наращивание. Сообщество наций теперь понимает, что делает Китай. Сегодня мы подробно ознакомили здесь Североатлантический совет с разведданными о поведении китайцев. Мы будем и впредь ясно давать понять, что нельзя позволить Китаю полностью подорвать и разрушить стратегическую стабильность и безопасность, которые были достигнуты за многие, многие десятилетия переговоров и соглашений о контроле над вооружениями.

Но это именно то, что КНР угрожает сделать своим наращиванием. И я считаю, что в свое время Китай действительно увидит, что в его интересах прийти к столу переговоров. Китай получит реальные выгоды, если он сделает это скорее раньше, чем позже, и немаловажной из них является тот факт, что Китай намерен достичь статуса великой державы. Что может быть лучше для достижения этой цели, чем вести переговоры на уважаемом уровне с Соединенными Штатами и Россией в Вене по вопросу контроля над ядерными вооружениями?

К сожалению, китайцы подвели нас в прошлый понедельник. Они не просто подвели США и Россию; они подвели весь мир, когда отказались приехать в Вену на эти переговоры. И мы ожидаем и надеемся, что в будущем они действительно примут участие в переговорах. Мы ясно дали понять, что ожидаем участия Китая. Об этом говорится в повестке дня, которую мы передали россиянам. И мы прибыли подготовленными, готовыми принять китайцев на этих переговорах, и то же самое будет верно, когда мы доберемся до второго раунда этих дискуссий и далее.

Модератор: Отлично. Большое спасибо за это. Наш следующий вопрос – от Джона Хадсона из газеты Washington Post. Пожалуйста, прошу вас, Джон.

Вопрос: Здравствуйте. Спасибо. Вы меня слышите?

Модератор: Да, прошу вас.

Вопрос: Как сообщается на этой неделе, американская делегация во главе с Посланником Биллингсли спросила российскую делегацию, могут ли США разместить китайские флаги на свободных местах, которые могли бы быть заполнены китайской делегацией. Россияне сказали “нет”, поэтому США опустили флаги и сфотографировались перед встречей. Эти сообщения верны? И если да, то считаете ли вы, что этот шаг и последующее освещение улучшают имидж США и свидетельствуют о компетентности американской делегации?

Посол Биллингсли: Боже милостивый, Джон. Как я только что сказал, мы с самого начала ясно давали понять, что мы ожидаем трехстороннего соглашения о контроле над ядерными вооружениями и ожидаем участия Китая. И поэтому мы вместе с австрийским правительством и с россиянами с этим самым расчетом и определили формат встречи в Вене. Как я уже сказал, повестка дня, которую мы распространили, предусматривала, по сути, трехдневные переговоры, на второй день которых должны были состояться двусторонние американо-китайские и российско-китайские дискуссии, а затем на третий день должна была состояться трехсторонняя встреча делегаций.

Вполне нормально, что на таких переговорах делегации демонстрируют свои государственные флаги. Мы на самом деле подготовили флаги для всех трех стран, как мы часто делаем в этих различных форматах. И мы хотели подчеркнуть, что, к сожалению, Китай подвел нас всех, и это вызывает сожаление. Но если Китай хотел бы провести эти обсуждения в будущем, мы готовы к этому и ожидаем, что в свое время власти КНР не увидят другого выхода, кроме как принять в них участие.

Модератор: Большое спасибо за это. Наш следующий вопрос – от Майкла Гордона из газеты Wall Street Journal. Вопрос гласит: “Российские СМИ сообщают, что россияне так и не согласились в Вене на создание рабочей группы по ядерным боеголовкам и доктрине. В этих сообщениях говорится, что Россия согласилась говорить только о доктрине. В сообщениях американских СМИ указывается, что Россия хочет говорить о ядерных арсеналах, которые Вашингтон интерпретирует как включающие боеголовки, но российская сторона может придерживаться иного мнения. Вопрос в том, дала ли Россия явное согласие на создание рабочей группы по боеголовкам и доктрине, как заявили во вторник должностные лица США?”

Посол Биллингсли: Спасибо, Майкл. Я видел подобный комментарий. Мне нужно будет вновь связаться с Заместителем Министра иностранных дел Рябковым, чтобы действительно уточнить этот момент, потому что я хочу убедиться в том, что наши мнения о том, что было согласовано, совпадают.

Очевидно, с нашей точки зрения, мы считаем, что техническая рабочая группа на самом деле была согласована для рассмотрения двойной и неразрывно связанной тематики неограниченных арсеналов боеголовок и окружающих их доктрин. Какой смысл обсуждать доктрину, касающуюся стратегии эскалации для достижения победы и первого применения ядерного оружия для давления и принуждения к согласованному результату, если вы также не говорите о наращивании того самого арсенала оружия, использование которого предусматривает эта доктрина?

Итак, мы доберемся до этой цели. Мы договоримся об этом. Но я думаю, что россияне хорошо понимают, что любой прогресс по этой теме и в целом в вопросе продления СНВ-III во многом обусловлен прогрессом в отношении этих неограниченных запасов боеголовок и намерением России наращивать их.

Можете не верить мне на слово. Таково мнение Сената Соединенных Штатов. Сенат США, когда он ратифицировал Новый договор о СНВ, четко дал понять, что следующее соглашение о контроле над вооружениями должно охватывать эти самые типы систем. Так что мы будем работать вместе, но чем раньше Россия согласится говорить об этом, тем больше у нас шансов добиться прогресса в ближайшей перспективе.

Модератор: Отлично. Большое спасибо. Наш следующий вопрос задаст Тери Шульц. Пожалуйста, прошу вас, Тери.

Вопрос: Здравствуйте, большое спасибо, Джастин, и большое спасибо нашим выступающим. У меня два вопроса. Согласились ли когда-нибудь китайцы на участие в этих переговорах, давая вам повод для реалистичных ожиданий? Я имею в виду, были ли логистические дискуссии об их участии? А также, как отреагировали союзники по НАТО, когда вы сегодня проинформировали их? Как вы хорошо знаете, у них много предметов озабоченности. Как они отреагировали на то, что вы добились в Вене? Спасибо.

Посол Биллингсли: Спасибо, Тери. К сожалению, в течение некоторого времени Китай молчал, и затем мы начали слышать сигналы от различных представителей КНР, ясно дававшие понять, что они не намерены прибыть в Вену. Это заслуживает сожаления. На самом деле, они использовали очень любопытную формулу. Они сказали: “Как известно всему миру”, подразумевая, что мир якобы считает, что Китай каким-то образом находится на том же уровне ядерного потенциала, что и британцы и французы, но это просто не так. Есть замечательная русская поговорка, аналогичная американской поговорке о сравнении яблок с апельсинами, которая гласит: “Чай пить – не дрова рубить”.

Поэтому предположение о том, что Великобритания и Франция дружелюбно пьют чай и просто поддерживают свой арсенал ядерного сдерживания, в то время как китайцы очень активно рубят дрова – мы не можем согласиться с такой характеристикой. Мир этого не знает, Китай. Мы не верим вам, когда вы пытаетесь прятаться и ждать. И мы ожидаем, что вы прибудете и будете добросовестно вести переговоры. Надежда умирает последней. Поэтому мы отправились в Вену с надеждой, что, может быть, прибудет кто-нибудь из Китая, даже если это будет только представитель посольства КНР.

К сожалению, как я уже сказал, они подвели нас всех. Но у нас будет еще один раунд обсуждений, и у нас будет еще один шанс – мы дадим Китаю еще один шанс преуспеть и продемонстрировать, что власти КНР на самом деле готовы взять на себя ответственность, присущую великой державе, которую, как они хотят заставить мир думать, они якобы готовы взять на себя.

Извините, Тери, ваш второй вопрос был связан с НАТО и тем, как отреагировали союзники?

Вопрос: Верно, сэр. Как отреагировали союзники по НАТО, когда вы проинформировали их? Спасибо.

Посол Биллингсли: Ясно. Очень, очень хорошо отреагировали. Я полагаю, что члены НАТО, как и весь остальной мир, воодушевлены ​​тем, что Президент Путин и Президент Трамп совсем недавно провели беседу и договорились, что мы проведем эти дискуссии, и что мы подойдем к дискуссиям конструктивно – и я должен сказать, что Российская Федерация сделала именно это. И я думаю, что вы согласитесь, г-н Генерал, что, хотя мы не сошлись во мнениях по многим пунктам, но они, безусловно, подошли – и я бы сказал, что обе страны уважительно подошли к этим дискуссиям.

У нас состоялись очень жесткие дискуссии, но они были честными. Разговоры не были гиперболическими. Это был не дискуссионный клуб, где люди пытались заработать баллы друг против друга, и мы не просто проходили через формальности, читая подготовленные тексты и участвуя в сухом диалоге. Время от времени было немного жарко, но это были очень откровенные переговоры.

И, как я сказал вчера вечером, был достигнут достаточный прогресс для того, чтобы мы могли фактически запустить эти рабочие группы и даже предположить проведение, возможно, в конце июля или в начале августа в Вене второго тура, который, на мой взгляд, мир бы приветствовал; и, рискуя повториться, отмечу, что мы действительно ожидаем, что Китай снова будет приглашен принять участие.

Модератор: Большое спасибо за это. Наш следующий вопрос направил Георг Мадер из журнала Militär Aktuell, австрийского филиала Jane’s Defence Weekly. Вопрос гласит: “Какова была реакция россиян на то, что вы проинформировали их о растущем китайском ядерном арсенале?”

Посол Биллингсли: Георг, отличный вопрос. И если я правильно понимаю, вы базируетесь в Австрии. Позвольте мне вначале сказать, что у меня была возможность встретиться с Министром иностранных дел Австрии, чтобы поблагодарить его за отличную поддержку, которую Правительство Австрии оказало для содействия началу этих переговоров, чтобы эти обсуждения состоялись даже в разгар этой пандемии. Я считаю, что это реальное свидетельство того, как Канцлер Австрии и его команда ведут борьбу со вспышкой вируса, а также давней приверженности этой страны выполнению роли места, где Восток встречается с Западом, и, возможно, в будущем места, где Дальний Восток встречается с Западом.

Я не могу вдаваться в подробности дискуссии о разведданных, которые мы предоставили. Я не хотел бы указывать страну, которая была предметом этого доклада, хотя это кажется довольно очевидным.

Достаточно сказать, что я считаю, что Российская Федерация покинула Вену, осознав, по крайней мере, насколько глубоко обеспокоены Соединенные Штаты в отношении программы, которую осуществляет Китай, и что на самом деле мы считаем, что довольно многое из того, что делает Китай, должно вызывать большую озабоченность и у Российской Федерации. Это несомненно будет предметом обсуждения между нашими двумя странами, и я с нетерпением жду дальнейшего обмена мнениями с Правительством России по этому вопросу. Г-н Генерал, возможно, вы пожелаете что-то еще добавить к этому, но я знаю, что мы будем приветствовать [неразборчиво] российскую точку зрения по этим вопросам.

Джастин, вам слово.

Модератор: Наш следующий вопрос задаст Дэвид Сэнгер. Пожалуйста, Дэвид.

Вопрос: Огромное спасибо. И, Маршалл, спасибо вам за проведение этого брифинга. Надеюсь, что вы слышите меня на фоне эвакуации.

Посол Биллингсли: Здравствуйте, Дэвид. Извините, морские пехотинцы закрывают здесь посольство, поэтому из-за громкого объявления я пропустил первую часть вашего вопроса.

Вопрос: Я услышал, что они пытаются вас эвакуировать, поэтому я сделал паузу.

Вот мой вопрос, Маршалл. В ходе беседы вы обсуждали с россиянами возможность аннулирования подписания Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который США, как известно, так и не ратифицировали? Идет ли активное обсуждение этого, или, по вашему мнению, необходимо ли проводить физическое тестирование оружия, и видите ли вы какие-либо доказательства того, что китайцы и россияне готовят такие испытания?

Посол Биллингсли: Спасибо, Дэвид, за этот вопрос. Нет, я не пошел по пути переговоров об аннулировании подписания ДВЗЯИ. Я совершенно ясно дал понять, что Сенат США отверг договор о запрещении испытаний как соглашение с огромными недостатками, и Соединенные Штаты не являются участником этого договора. Мы действительно говорили на тему ядерных испытаний, абсолютно верно. Вы могли бы предположить, что россияне были заинтересованы в том, чтобы понять, были ли сообщения прессы, которые они видели, верными относительно Соединенных Штатов.

И мы ясно дали понять, как мы это делаем с момента принятия нами моратория на испытания в 1992 году, что мы сохраняем и будем поддерживать способность проводить ядерные испытания, если мы увидим какую-либо причину для этого, какой бы она ни была. Но, тем не менее, я не знаю какой-либо конкретной причины для тестирования на этом этапе. Я не буду закрывать для этого дверь, потому что в этом нет необходимости. Тем не менее, мы дали понять россиянам, что мы глубоко обеспокоены тем, что они делают на своем полигоне, и что, оставляя в стороне ДВЗЯИ, мы считаем важным, чтобы они не говорили миру, что не проводят ядерные испытания с энерговыходом, если на самом деле именно это они и делают. Мы ведь не обвиняем их в несоблюдении договора. Мы просто говорим, что они должны говорить правду. Мы бы сказали то же самое китайцам, если бы они были в зале переговоров, относительно того, что они делают на полигоне Лоп-Нур.

Модератор: Отлично. Большое спасибо за это. Наш следующий вопрос – от Фила Чаффи. Не знаю, какое СМИ он представляет. Вопрос таков: “Не могли бы вы описать точные контуры форсированной ядерной программы Китая? Что именно она включает в себя?”

Посол Биллингсли: Спасибо. Отличный вопрос. Вы знаете, она включает в себя ряд вещей. Она включает в себя действительно тревожный сдвиг, который Китай осуществил в своем мышлении. И этот сдвиг является отходом от позиции, которая, я бы отметил, хорошо служила Китаю в течение многих, многих десятилетий. Речь идет о политике минимального сдерживания, то есть о наличии достаточного количества ядерного оружия, с тем чтобы Китайская Народная Республика, Коммунистическая партия Китая могли быть уверены, что они не рискуют быть подвергнутыми шантажу. Но, видимо, этого недостаточно.

По-видимому, они намерены достичь определенного ядерного паритета как с Соединенными Штатами, так и с Россией. И независимо от того, является ли этот паритет качественным с самого начала или, возможно, количественным, как представляется, именно это они и намерены делать. Существует множество различных аспектов того, что требуется для достижения паритета. Я попрошу Генерала через минуту рассказать о некоторых существенных дестабилизирующих последствиях ситуации, связанной с запуском с предупреждением, но я бы предложил вам взглянуть на некоторые вещи, наблюдаемые в этой форсированной программе.

Во-первых, вы должны рассмотреть, что китайцы делают в Лоп-Нуре, на их испытательном полигоне, где они фактически перешли на круглогодичную деятельность. Вы также должны рассмотреть скорость, с которой они принимают на вооружение широкий спектр различных типов ракетных систем – баллистические ракеты ближнего, среднего, дальнего радиуса действия, межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), автомобильные пусковые установки, железнодорожные пусковые установки. Назовите любой тип оружия – у китайцев есть полный набор ракетных систем, которые они принимают на вооружение.

Вы также должны рассмотреть их стремление к созданию ядерной триады, поскольку они движутся в направлении разработки ядерного оружия, которое может быть доставлено не только наземными МБР и подобными ракетами, но и морскими пусками, подводными лодками и бомбардировщиками. Так что это радикальный сдвиг. Это быстрое наращивание, которое, конечно, очень беспокоит Соединенные Штаты, наших союзников в Европе и наших азиатских союзников. Мы все обсуждаем это, и мы намерены в действительности обсуждать это с более широким сообществом, потому что то, что делает Китай – это не просто угроза США и нашим союзникам на Востоке и Западе, но и угроза глобальному миру и безопасности. И китайцев нужно призывать к ответу за это.

Г-н Генерал, я не знаю, хотите ли вы что-то добавить об аспектах этой триады в рамках позиции с предупреждением о пуске.

Генерал-лейтенант Бассиер: Спасибо, г-н Посол. Независимо от страны, рассматриваете ли вы Россию, Китай или любую другую страну, вы рассматриваете возможности и намерения. Таким образом, когда мы рассматриваем возможности и намерения, мы оцениваем, рассчитаны ли они на минимальное сдерживание, как только что сказал Посол, или эта страна строит нечто большее. И затем, конечно, мы рассматриваем предполагаемое доктринальное использование этой силы и то, является ли обязательство “не использовать ядерное оружие первым” достоверным утверждением в свете того, что наблюдается. Кроме того, рассматривается возможный подход к этому с военной точки зрения, чтобы дать наш лучший военный совет высшему гражданскому руководству и выработать оборонную позицию Соединенных Штатов.

Модератор: Большое спасибо. Наш последний вопрос этого пресс-брифинга был задан г-ном Дэрилом Кимбаллом. Его вопрос к Послу Биллингсли: “Признаёте ли вы, что Генеральный секретарь НАТО, Министры иностранных дел Нидерландов, Финляндии, Германии и других стран заявили, что продление Договора СНВ-III будет полезным и будет способствовать более амбициозным усилиям по контролю над ядерными вооружениями? Если вы не согласны с тем, что СНВ-III должен быть продлен без каких-либо условий, то, похоже,  ваш подход и подход НАТО не совпадают”.

Посол Биллингсли: Дэрил, наш подход и подход НАТО полностью совпадают. Конечно, НАТО состоит из множества разных государств. Мы приветствуем тот факт, что Генеральный секретарь, Заместитель Генерального секретаря НАТО, Министр иностранных дел Нидерландов, Министр иностранных дел Норвегии, Министры иностранных дел Польши, Эстонии, Латвии, Литвы, Чехии – я просто могу продолжать и продолжать, – все они уже конкретно заявили, что Китаю необходимо вести переговоры в духе доброй воли, и помогают нам совершенно ясно дать понять, что именно этого ожидает альянс.

Мы хорошо понимаем точку зрения ряда союзников относительно Договора СНВ-III и их мнения о том, что он играет важную роль в международной системе, и мы это понимаем. И мы отмечаем, что, безусловно, продление действия СНВ-III на некоторый период времени возможно, но оно возможно только в том случае, если мы признаем, что устаревшая схема времен холодной войны, представляющая собой двустороннее решение только с участием двух стран, не работает в мире, где быстро наращивает мощь третья сторона, в данном случае Китай. Поэтому мы стремимся избежать трехсторонней гонки вооружений и считаем, что самый лучший способ сделать это – достичь трехстороннего ядерного соглашения. И таков общий контекст, в котором мы работаем. И мы будем вести эту работу лишь с самой решительной и единодушной поддержкой альянса.

Я очень благодарен вам, Джастин, за организацию брифинга, и спасибо всем, кто уделил нам время. И конечно, это эволюционный процесс. Я очень надеюсь, что после того, как экспертные и технические рабочие группы соберутся в ближайшие дни в Вене, мы добьемся достаточного прогресса, чтобы Заместитель Министра иностранных дел и я – а если Китай назовет своего представителя, то также и он или она, – снова собрались в Вене, чтобы продвинуть эти переговоры к следующему этапу.

Модератор: Большое спасибо за это. Спасибо, что ответили на все эти вопросы, уважаемые Посол Биллингсли и Генерал Бассиер, и за то, что присоединились к нам сегодня на этом очень важном брифинге.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.