rss

Брифинг с участием Посла Маршалла Биллингсли, Специального посланника Президента США по вопросам контроля над вооружениями, и Генерал-лейтенанта Томаса Буссьера, Заместителя Командующего Стратегическим командованием Вооруженных сил США

English English

Специальный телефонный брифинг
Посол Маршалл Биллингсли, Специальный посланник Президента США по вопросам контроля над вооружениями
Генерал-лейтенант Томас Буссьер, Заместитель Командующего Стратегическим командованием Вооруженных сил США (USSTRATCOM)
18 августа 2020 года

 

Модератор: Добрый день из Медиацентра Государственного департамента США в Брюсселе. Я хотел бы поприветствовать всех участников сегодняшнего телефонного пресс-брифинга на тему недавних дискуссий по контролю над вооружениями в Вене между Соединенными Штатами и Российской Федерацией.

Мы очень рады, что сегодня к нам присоединились Маршалл Биллингсли, Специальный посланник Президента США по вопросам контроля над вооружениями, и Генерал-лейтенант Томас Буссьер, Заместитель Командующего Стратегическим командованием Вооруженных сил США.

Мы начнем со вступительных слов наших двух гостей, а затем перейдем к вашим вопросам. Мы сделаем всё возможное, чтобы охватить как можно больше вопросов за отведенное нам сегодня время, которое составляет примерно 30 минут.

Напоминаю, что сегодняшний брифинг проводится в режиме “для печати”. И на этом я передаю слово Послу Биллингсли. Пожалуйста, прошу вас.

Посол Биллингсли: Спасибо, Джастин, и добрый день из Вены всем нашим коллегам-журналистам со всего мира. Благодарим вас за то, что присоединились к нам.

Мы только что завершили второй день переговоров с Российской Федерацией. Мы прибыли в Вену на основе обсуждений, состоявшихся в течение последнего месяца между Президентом Трампом и Президентом Путиным. И мы опираемся на содержательные беседы, которые провели наши два лидера, а также основываемся на результатах работы наших технических экспертов, которые встречались здесь, в Вене, две недели назад.

Соединенные Штаты привезли в Австрию одну из самых высокопоставленных делегаций в истории контроля над ядерными вооружениями. Команду Министерства обороны США возглавил Генерал Буссьер, Заместитель Командующего Стратегическим командованием, который через минуту изложит здесь некоторые соображения. И мы также относительно удовлетворены уровнем делегации, которая прибыла из Москвы, и той серьезностью, которая была подчеркнута в ходе переговоров.

В целом я бы резюмировал переговоры на этой неделе как ценные для обеих сторон, как для Соединенных Штатов, так и для Российской Федерации. Конечно, мы охватили широкий круг вопросов национальной безопасности. Временами переговоры были очень напряженными. Они углубились в некоторые вопросы, и мы фактически затронули некоторые новаторские темы.

Нам, Соединенным Штатам, давно ясно, что Новый договор о СНВ (СНВ-III) – это глубоко ошибочная сделка, заключенная при Администрации Обамы-Байдена, которая имеет значительные недостатки в области верификации. Договор также ничего не делает для решения самой неотложной проблемы этого десятилетия, а именно – секретного форсированного наращивания Китаем ядерного арсенала.

Между Россией и США есть некоторые области сближения, но по ряду ключевых вопросов мы по-прежнему далеки друг от друга. Другими словами, какое-то принципиальное согласие есть, но для того, чтобы добиться прогресса, потребуется огромная работа.

Мы привезли в Австрию очень подробный набор предложений, касающихся нашего твердого мнения о том, что следующее соглашение должно охватывать все боеголовки, все ядерные боезаряды. И мы постоянно говорили, что нам также необходимо иметь более совершенный набор мер в области верификации и прозрачности.

Наконец, концепция соглашения, которую мы могли бы установить с Россией, не может быть создана как еще одна исключительно двусторонняя договоренность в стиле холодной войны. Она должна быть построена таким образом, чтобы со временем она могла включать Китай.

Итак, мы приехали в Вену с мандатом от Президента Трампа. Россия понимает нашу позицию, и нам предстоит выяснить, есть ли у Москвы политическая воля для заключения этого соглашения. Мяч на российской стороне.

Передаю слово Генерал-лейтенанту Буссьеру для дополнительных комментариев.

Генерал-лейтенант Буссьер: Спасибо, г-н Посол. Спасибо, Джастин, за выполнение роли модератора этого форума. Я хотел бы привести несколько кратких комментариев по поводу переговоров в течение последних нескольких дней и подчеркнуть абсолютную важность того, что американские военные и российский Генеральный штаб имеют возможность вести очень откровенные обсуждения.

Я очень ясно дал понять российской делегации о важности продолжения этих диалогов для уменьшения вероятности ошибочного восприятия и недоразумений. Мы подняли несколько вопросов относительно российских планов и намерений – того факта, что ядерная угроза со стороны России возрастает. Помимо модернизации существующего арсенала, она также развивает невиданный ранее потенциал ядерного оружия. У нас было несколько очень откровенных дискуссий и несколько очень прямых вопросов о намерениях этого наращивания.

Мы также откровенно обсудили тот факт, что если мы не придем к согласию по устранению наших опасений, ядерную политику США придется скорректировать в соответствии с этой постоянно растущей и угрожающей сложной стратегической средой.

Кроме того, у нас состоялись полезные дискуссии на тему Китая и экспоненциального роста ядерной триады КНР. Ожидается, что в ближайшие 10 лет Китай по меньшей мере удвоит свой ядерный арсенал.

Спасибо, г-н Посол.

Посол Биллингсли: Спасибо, г-н Генерал. Думаю, Джастин, на этом я хотел бы предоставить возможность задать вопросы.

Модератор: Отлично. Спасибо за эти выступления, г-н Посол и г-н Генерал. Теперь мы начинаем ту часть сегодняшнего брифинга, которая посвящена вопросам и ответам. Наш первый вопрос задаст Ник Шифрин из передачи “Час новостей” общественного телеканала PBS. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Спасибо, Джастин, и благодарю Маршалла и Генерал-лейтенанта за проведение этого брифинга. Пара вопросов в отношении того, что вы сказали, Маршалл. Во-первых, с точки зрения необходимости достижения прогресса: считаете ли вы, что для достижения этого прогресса необходима какая-либо прямая встреча между Президентом Трампом и Владимиром Путиным? И вы также сказали, что договор СНВ-III должен будет “со временем” включать Китай. Я не уверен, что слышал, как вы это сказали, поэтому хотелось бы знать, действительно ли вы говорите, что СНВ-III может быть подписан или продлен Соединенными Штатами и Россией, и что Китай, возможно, будет добавлен к нему в будущем, а не до истечения крайнего срока в январе. Спасибо.

Посол Биллингсли: Спасибо, Ник. Я думаю, что Посол О’Брайен, Советник Президента США по национальной безопасности, лучше всего высказался на днях на эту тему, а именно – что два президента, я полагаю, хотели бы встретиться, и что если мы здесь подготовим хорошее соглашение, оно могло бы быть в центре внимания встречи. Но опять же, у нас был мандат, и мы изложили то, что нам нужно увидеть от Российской Федерации, и теперь вопрос в том, готовы ли россияне пойти по этому пути вместе с нами.

Что касается самого СНВ-III, мы также не предлагаем внести поправки в Новый договор о СНВ, чтобы включить в него Китай; скорее, мы готовы рассмотреть возможность продления СНВ-III, но такое продление произойдет только в том случае, если мы сможем прийти к ряду соглашений, которые устранят серьезные опасения, которые у нас есть в связи с наращиванием Россией своего неограниченного потенциала, своих различных ядерных вооружений малой и средней дальности и так далее. Моя точка зрения в отношении Китая заключается в том, что мы не собираемся вести переговоры по очередному двустороннему договору о контроле над вооружениями. Следующий договор должен быть многосторонним, он должен включать Китай, и рамочная основа, которую мы формулируем вместе как две великие державы, мы и россияне, станет базой, к которой в будущем, как ожидается, присоединится Китай.

Модератор: Отлично, большое спасибо за это. Следующий вопрос задаст Елена Черненко из российской газеты Коммерсантъ. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Большое спасибо за эту возможность. Также возможно [неразборчиво]. Правильно ли я понимаю, что в настоящий момент США рассматривают возможность продления СНВ-III, но в зависимости от того, готов ли Китай [неразборчиво], готова ли Россия удовлетворить требования США в других областях, в тех, которые вы упомянули? Возникает вопрос: откладывается ли в данный момент Китай на потом?

Посол Биллингсли: Мы с самого начала ясно давали понять, что следующий договор по ядерным вооружениям должен быть многосторонним – и на самом деле в этом мы, Заместитель Министра иностранных дел Рябков и я, согласны, и он об этом публично заявлял, как и многие высокопоставленные российские официальные лица. И мы ясно давали понять, что следующий договор о контроле над ядерными вооружениями должен включать Китай. Так что с этим ясно.

Мы сказали, что считаем договор СНВ-III глубоко несовершенным, и что простое продление этого договора не совсем отвечает интересам США. Мы должны учесть эти неограниченные боеголовки, которые существуют вне договора, и число которых Российская Федерация систематически наращивает. Возникает вопрос: какое количество будет достаточным? Вот почему мы сосредоточились на соглашении, которое было бы политически обязательным соглашением между нашими двумя президентами, и которое учитывает все боеголовки.

Но, Елена, да, по сути, если мы сможем решить проблемы верификации, если мы сможем прийти к такому политически обязывающему соглашению, мы были бы готовы предложить Президенту США продлить СНВ-III на некоторый период времени.

Модератор: Большое спасибо за это. Наш следующий вопрос задаст Джесси Джонсон из газеты Japan Times. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Джастин, вы меня слышите?

Модератор: Да.

Вопрос: Г-н Биллингсли, спасибо за проведение этого брифинга. Возможно, мой вопрос здесь немного не по теме. Вы сказали, что новая неядерная крылатая ракета наземного базирования средней дальности, разрабатываемая в США, обладает “именно таким оборонительным потенциалом, который захотят иметь такие страны, как Япония, и будут нуждаться в нем в будущем”. Как США намерены убедить Токио в необходимости этой ракеты?

Посол Биллингсли: Спасибо. Извините, друзья, у нас отключился телефон. Джастин, вы на линии?

Модератор: Да. Не могли бы мы предоставить Джесси Джонсону из Japan Times возможность повторить вопрос?

Вопрос: Сэр, вы меня слышите?

Посол Биллингсли: Да.

Модератор: Пожалуйста, Джесси.

Вопрос: Ясно. Вопрос Послу Биллингсли. Спасибо за проведение этого брифинга. Вас цитировали, что новая неядерная крылатая ракета наземного базирования средней дальности, разрабатываемая в США, обладает (цитирую) “именно таким оборонительным потенциалом, который захотят иметь такие страны, как Япония, и будут нуждаться в нем в будущем”. Как США намерены убедить Токио в необходимости этой ракеты?

Посол Биллингсли: Это не совсем так. Япония должна заботиться о своих собственных оборонных требованиях, поэтому это решение могут принять только японцы. Важно то, что мы быстро продвинулись в развитии этого потенциала. Примерно год прошел с того дня, когда мы провели первые летные испытания прототипа системы, и для всех очень важно понять, что в течение 33 лет Соединенные Штаты неукоснительно соблюдали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Китай никогда не был связан этим соглашением, и поэтому неудивительно, что Китай построил и развернул широкий спектр систем, которые попадают в эту категорию. Россия, которая была связана этим договором, неоднократно тайно нарушала его и в течение более десяти лет секретно разрабатывала несколько различных видов ракетных систем-нарушителей, а затем приступила к их развертыванию. И в конечном счете именно поэтому Соединенные Штаты решили воспользоваться единственным средством, которое у нас было, а именно – законным выходом из договора и немедленным началом наращивания этого оборонительного потенциала.

Так что для нас важно сделать так, чтобы этот потенциал превратился из прототипа в готовую и развертываемую систему, и тогда мы, безусловно, захотим провести детальные дискуссии со всеми нашими союзниками о важности способности защищаться от угроз, принуждения и запугивания, а также от подразумеваемого или фактического применения силы в попытке добиться недопустимого результата.

Модератор: Отлично. Большое спасибо за это. Следующий вопрос – от Данилы Гальперовича из “Голоса Америки”. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Здравствуйте, надеюсь, вы меня слышите.

Посол Биллингсли: Да.

Вопрос: Большое спасибо за проведение этого брифинга. У меня вопрос к Генерал-лейтенанту Буссьеру. Прошу просто ответить с военной точки зрения на простой вопрос: что лучше, продлевать или не продлевать договор СНВ-III? Большое спасибо.

Генерал-лейтенант Бассиер: Столь специфический вопрос о том, нужно ли нам с точки зрения американских военных продление СНВ-III или нет, является агностическим. Мы можем выполнять наши военные задачи с договором СНВ-III или без него. Однако мы считаем, что он действительно обеспечивает повышенную международную безопасность. Но есть разница между протоколами контроля над вооружениями и военной необходимостью и оперативной полезностью.

Модератор: Отлично. Большое вам спасибо за это. Следующий вопрос задаст Нху Нгуен из Вьетнама. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Здравствуйте. Вы меня ясно слышите?

Посол Биллингсли: Да.

Модератор: Да, прошу вас.

Вопрос: Да. В июле Фу Цонг, глава Департамента по контролю над вооружениями Министерства иностранных дел Китая, заявил, что китайцы согласятся на переговоры, если США опустятся до уровня Китая, нынешнего уровня Китая. Китайцы говорят, что США в 20 раз сильнее Китая с точки зрения ядерного оружия. Как вы прокомментируете заявление Фу Цонга?

Посол Биллингсли: Это отличный вопрос, и я очень рад, что в этой телеконференции участвует вьетнамский журналист, потому что то, что мы здесь обсуждаем, представляет собой неотложную и растущую угрозу для Азиатско-Тихоокеанского региона, а именно скрытное и неограниченное наращивание ядерного потенциала Китая. И это угроза, с которой сталкиваются не только США, но и все страны Азии.

Как Вьетнам, возможно, знает лучше, чем большинство стран, Китай пытается использовать силу, чтобы изменить государственные границы. Можно вспомнить, что Китай вторгся во Вьетнам и оккупировал несколько северных округов. И мы не можем согласиться с ситуацией, когда Китай наращивает потенциал и достигает некоторой формы приблизительного ядерного паритета с Соединенными Штатами и Россией, а затем продолжает использовать это ядерное оружие для шантажа и принуждения.

И поэтому мы считаем, что Китай должен прекратить то, что он делает. Китайцы хотят, чтобы мир поверил, что у них всего несколько сотен единиц ядерного оружия, и вы должны задать им вопрос: почему они никогда не признавали, сколько ядерного оружия у них на самом деле сегодня? Верно? Фу Цонг сказал те слова, которые вы привели. Мой вопрос к нему: почему бы нам не начать с того, что вы скажете нам, сколько у вас оружия и сколько вы планируете построить вооружений?

Я скажу вам, что мы поделились с Российской Федерацией подробной разведывательной информацией о том, что делает Китай, как на нашей предыдущей встрече, так и сегодня, но я приведу вам только один пример того, насколько тревожным является поведение Китая. В прошлом году, в 2019 году, Китай запустил более 200 баллистических ракет. Повторяю: в 2019 году Китай произвел запуск более 200 баллистических ракет. Это намного больше, чем весь остальной мир вместе взятый. Вот почему мы сосредоточены на обеспечении стабильности, на поддержании стратегического равновесия, которое существовало до сих пор, и вот почему мы считаем, что следующий договор о контроле над ядерными вооружениями должен включать и ограничивать Китай.

Спасибо за этот вопрос.

Модератор: Большое спасибо, г-н Посол. Следующий вопрос задаст Майкл Гордон из газеты Wall Street Journal. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Спасибо. Вопрос к Послу Биллингсли. Я просто хочу уточнить один важный момент. Вы сказали, что с Россией может быть достигнуто рамочное соглашение, и что Китай впоследствии может быть вовлечен в этот процесс. И я думаю, что в нашем сегодняшнем разговоре вы говорили об этом как о политической приверженности российского и американского лидеров. Не могли бы вы объяснить, как такое рамочное соглашение, такое политически обязывающее соглашение между США и Россией могло бы выглядеть с точки зрения Администрации Трампа, и чем оно будет отличаться от полноценного договора, на согласование которого могут потребоваться годы?

И я исхожу из вашего выступления, что если бы в этом году было достигнуто такое политически обязывающее соглашение, которое подтвердило бы ваши тезисы о том, что в договоренность должны быть включены все боеголовки, и что должен быть жесткий режим верификации, это было бы достаточным основанием для того, чтобы согласиться на временное продление СНВ-III в этом году?

Посол Биллингсли: Спасибо, Майкл, за вопрос. Как вы можете себе представить, я не буду вдаваться в детали того, что будет содержать фактическое рамочное соглашение, кроме как акцентирую внимание на элементах высокого уровня, которые должны быть рассмотрены, и эти элементы, как вы отметили, являются соглашением, охватывающим все ядерные боеголовки.

И под этим мы подразумеваем тот широкий спектр вооружений малой дальности и тактических вооружений, который Россия создает совершенно без ограничений в рамках Нового договора СНВ. Соглашение также должно содержать меры проверки, которые бы относились к полному арсеналу боеголовок, и мы должны исправить самые вопиющие недостатки в режиме верификации договора СНВ-III касательно, например, таких аспектов, как телеметрия, обмен телеметрической информацией ракет, а также время, необходимое инспекторам для прибытия на место инспекции, и частота инспекций.

На мой взгляд, важно отметить, что в соответствии с договором Обамы-Байдена американская сторона практически отказалась от всех значимых телеметрических данных. Мы не получаем в этом плане ничего ценного. Сроки проведения инспекций почти в три раза превышают сроки, установленные в первоначальном договоре СНВ. И фактически, из-за ограничения количества инспекций, значительно уменьшенного числа проверок, Соединенные Штаты могут посещать только половину российских объектов в любой конкретный год, а это означает, что это положение действительно не имеет для нас большой ценности.

Но если мы сможем исправить эти моменты, и если мы сможем учесть все боеголовки, и если мы сделаем это в рамках договоренности, которая в конечном счете сможет охватить Китай, тогда мы будем готовы – но, опять же, это решение должен принять Президент Трамп. Мы не собираемся предлагать ему проект невыгодной сделки – но в этом случае мы порекомендовали бы рассмотреть возможность продления СНВ-III в этом году.

Модератор: Спасибо за это, г-н Посол. Следующий вопрос – от Франсуа Мёрфи из агентства Reuters. Пожалуйста, прошу вас.

Посол Биллингсли: Франсуа?

Модератор: Г-н Мёрфи, вы на линии?

Вопрос: Здравствуйте, вы меня слышите?

Модератор: Да.

Посол Биллингсли: Да, но вы звучите немного тихо. Если можно, говорите громко.

Вопрос: Хорошо, я повышу голос. Я не совсем понимаю, какие именно условия существуют для продления договора СНВ-III, потому что в разные моменты вы намекали, что китайский аспект отделен от условий продления СНВ-III, а в других случаях указывали, что возможность распространения этого соглашения на Китай является необходимым компонентом продления договора. Не могли бы вы прояснить, является ли это для вас условием продления СНВ-III, или это отдельный элемент, над которым вы затем работали бы как бы параллельно с продлением СНВ-III?

Посол Биллингсли: Видите ли, в конечном итоге нельзя заставить Китай что-либо подписать. Возможно, китайцы стремятся принуждать других, но Соединенные Штаты так не поступают. Однако мы считаем, что в конечном итоге присоединение к будущему договорному соглашению будет отвечать интересам Китая. Он извлечет из этого большое количество выгод.

Во-первых, в этот момент Китай будет рассматриваться как великая держава, ведущая себя ответственно, чего, безусловно, добивается Председатель КНР Си Цзинпин. И что может быть лучше для достижения этого статуса, чем быть включенным вместе с США и Россией в архитектуру контроля над стратегическими ядерными вооружениями и контроля над ядерными вооружениями в целом? И это является выгодой.

Еще одно преимущество для Китая будет заключаться в том, что мир сможет обрести некоторую уверенность в том, что Китай прекратил свое скрытное поведение. Китайцы понимают, что мир невероятно расстроен тем, как они скрывали вирус и вели себя в этой связи, как они скрывают целый ряд элементов и ведут себя по отношению к ним, включая форсированную ядерную программу КНР, и что некоторый уровень глобальной уверенности будет восстановлен в отношении поведения китайцев.

Но есть и очень практические материальные выгоды, которые получит Китай. Благодаря многолетней работе, которую мы до этого проделали вместе с Россией и Советским Союзом, у нас есть горячие линии, у нас есть центры снижения ядерных рисков, у нас есть меры укрепления прозрачности и доверия между нашими военными, как сказал Генерал Буссьер. И это то, что мы также организуем с китайцами, если они присоединятся к договору.

Это всего лишь несколько примеров преимуществ, которые они получат, но мы не собираемся принуждать их к участию в этой архитектуре. Мы обсудим ее с россиянами, а затем увидим, что мир продолжает оказывать давление на Китай, с тем чтобы он прекратил свое скрытное поведение и присоединился к соглашению. Ряд стран уже критиковал китайцев за отказ вести с нами добросовестные переговоры, и этот хор критики в адрес КНР будет только расти и, на самом деле, я полагаю, резко усилится, когда мы создадим архитектуру контроля над всеми ядерными вооружениями.

Модератор: Большое спасибо за это. Наш следующий вопрос – от Дэрила Кимбалла из журнала Arms Control Today. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Здравствуйте. Спасибо за проведение этого брифинга. У меня вопрос к Послу Биллингсли. Вы несколько раз упоминали о своем интересе к созданию многосторонней архитектуры контроля над вооружениями, включающей боеголовки, с улучшенным режимом проверки. И, как вы хорошо знаете из истории американо-российских переговоров по контролю над вооружениями, на сегодняшний день обе стороны предпочитали добиваться ограничений на конкретные классы ядерного оружия. Не могли бы вы немного подробнее рассказать, какова концептуальная основа для общей рамочной структуры, охватывающей стратегическое ядерное оружие, субстратегическое ядерное оружие и вооружения промежуточной дальности? Как их будут считать? Индивидуально каждый боезаряд или иначе? Если бы вы смогли описать это немного подробнее, это было бы полезно.

Посол Биллингсли: Спасибо, Дэрил, и я рад снова говорить с вами. На данном этапе я не могу вдаваться в подробности, которые вас интересуют. Это немного преждевременно. Но вы абсолютно правы в том, как формулируете вопрос. В прошлом мы предпочитали сосредоточиваться на стратегических средствах доставки, потому что, с точки зрения национальных технических средств, у вас больше шансов на успешную верификацию. Очевидно, что боеголовки – это относительно небольшие предметы, и они создают вызов в области проверки, который долгое время беспокоит сообщество контроля над вооружениями. И поэтому в будущем мы, вероятно, увидим гибридный подход, который сохранит ограничения на стратегические системы, но предоставит метод обеспечения того, чтобы общий запас боеголовок был статичным.

Я не хочу сильно вдаваться в подробности того, как мы это сделаем, но я бы сказал, что нам следует рассмотреть, как был в конечном итоге ратифицирован Договор о пороговом запрещении испытаний ядерного оружия, а это произошло благодаря созданию совместного проверочного эксперимента между нашими соответствующими ядерными предприятиями, между лабораториями, которые смогли определить и разработать необходимые технологии для решения этой конкретной проблемы верификации в то время. Поэтому мы считаем, что аналогичный подход, когда дело касается проверки боеголовок, может принести большие дивиденды. Кроме того, мы считаем, что это потенциально очень привлекательная область, в которой Китай, возможно, пожелает принять участие, и действительно, она может быть применима в других сценариях нераспространения, таких как денуклеаризация государства, не обладающего ядерным оружием.

Это те вопросы, которые активно рассматриваются и обсуждаются.

Модератор: Большое вам спасибо за это. Следующий вопрос задаст Мила Джурджевич из “Радио Свободная Европа”. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Большое спасибо Послу Биллингсли и Генерал-лейтенанту Буссьеру. Я хотела бы задать вопрос Послу Биллингсли. Китай наращивает свое присутствие в регионе Западных Балкан также с точки зрения закупок вооружений, и Сербия особенно выделяется в этом отношении. Не могли бы вы прокомментировать недавние закупки Сербией китайских беспилотных летательных аппаратов CH-92A, а также намерение Сербии приобрести зенитно-ракетный комплекс FK-3? И если это не слишком много, не могли бы вы также прокомментировать закупки Сербией оружия у России в том смысле, что всё вышеперечисленное может быть проблемой с точки зрения США? Большое спасибо за эту возможность.

Посол Биллингсли: Спасибо. Я намерен сосредоточивать сегодняшнюю беседу на недавно завершившихся переговорах с Российской Федерацией по контролю над вооружениями, и я не готов комментировать эти темы.

Модератор: Большое спасибо за это. Следующий вопрос нам заранее прислал по электронной почте Денис Поктавец из украинского телеканала “Дом”. Вопрос гласит: “Ведется ли подготовка к российско-американской встрече на высшем уровне между Путиным и Трампом, посвященная продлению действия Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений или другим вопросам?”

Посол Биллингсли: Думаю, Белый дом ясно дал понять, что на данный момент подготовка к такому мероприятию не ведется, но, очевидно, время покажет. Как я уже говорил, очередь хода за российской стороной. Предыдущая дискуссия между Президентом Трампом и Президентом Путиным в течение последнего месяца показала нам путь к соглашению, и Соединенные Штаты пошли по этому пути. Мы надеемся, что к нам присоединятся россияне. Еще неизвестно, присоединятся ли они, но я испытываю осторожный оптимизм. И опять же, время покажет.

Поскольку вопрос был задан украинским репортером, я также добавлю, что мы приняли к сведению и, более того, ценим и поддерживаем призыв Министра иностранных дел Украины к Китаю вести добросовестные переговоры с Соединенными Штатами. Украина имеет особый моральный авторитет в ядерных вопросах, отказавшись от ядерного оружия – от сохранения советского ядерного оружия в конце холодной войны. И поэтому мы ценим тот факт, что Украина сделала это заявление и оказала давление на китайцев.

Я также отмечу, что с этим призывом выступил ряд других неприсоединившихся или нейтральных стран, таких как Австрия. Более того, я только что встретился с Министром иностранных дел Австрии здесь, в Вене, и он несколько раз критиковал китайцев. И это в дополнение к действиям ряда наших друзей и союзников по всему миру, и я ожидаю, что это давление на Китай будет продолжать расти по мере того, как мир осознаёт, чем Китай занимается втайне от всех.

Модератор: Большое спасибо за этот вопрос и за этот ответ, г-н Посол. Следующий вопрос задаст Жастиндер Кера из агентства Agence France-Presse. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Здравствуйте. Добрый день. Большое спасибо за проведение этого брифинга. Небольшой технический вопрос. Прорабатывались ли какие-либо даты будущих раундов переговоров между вами и Заместителем Министра иностранных дел Рябковым или на техническом уровне?

Посол Биллингсли: Я сказал Заместителю Министра иностранных дел, что мы готовы. Но поскольку мяч на стороне России, мы дали понять, что именно нам нужно увидеть, и россиянам необходимо принять наше предложение. У нас есть мандат от Президента Трампа, и будет важно, чтобы на следующей встрече российская делегация имела такой же мандат. Я думаю, что наши два лидера действительно провели все необходимые обсуждения, чтобы достичь этого этапа.

С оптимистической точки зрения, встреча может состояться через пару недель; а может быть, позже. В действительности, это зависит от России. Осталось чуть больше пяти месяцев до истечения срока действия СНВ-III, и если Россия хочет, чтобы этот договор был продлен, ей следует обратиться к нам, и мы готовы встретиться.

Модератор: Большое спасибо за это. Наш последний вопрос этой пресс-конференции задаст Владимир Ермаков из агентства “Интерфакс”. Пожалуйста, прошу вас.

Вопрос: Спасибо. Я хотел бы знать, что произойдет, если Китай, в конце концов, решит не присоединяться к переговорам. Было бы полезно продолжать работу с Россией, или нам придется ждать Китая? Спасибо.

Посол Биллингсли: Владимир, спасибо за вопрос. Это отличный вопрос. Из этих трех стран Соединенные Штаты и Россия – великие державы, и мы собираемся продолжать вести переговоры друг с другом. Мы не позволим Китаю накладывать вето на наши отношения с Россией. Тем не менее, мы также намерены вести переговоры с китайцами, когда они будут готовы, в рамках двустороннего механизма, и мы будем рады делать это до тех пор, пока в конечном итоге эти два пути не сойдутся вместе в форме трехстороннего договора о контроле над вооружениями – опять же, как я сказал, – в свое время.

И заключительная мысль относительно Китая. На самом деле я очень рад, что в Национальном зоопарке в Вашингтоне большая панда, похоже, беременна и, надеюсь, в ближайшие дни родит здесь детеныша панды. И если это так, то это может быть единственным светлым пятном в китайско-американских отношениях. Было бы замечательно, если бы мы могли сделать вторым светлым пятном переговоры с Коммунистической партией Китая по контролю над ядерными вооружениями. Мир хочет, чтобы Китай перестал быть таким скрытным. Мир хочет увидеть значительные перемены в том, как Китай скрывает от посторонних глаз то, что он делает. И мы ожидаем, что мир обратится к китайцам с призывом присоединиться к нам в этих переговорах.

Модератор: Большое спасибо за этот ответ, г-н Посол. Фактически, это был последний вопрос в ходе этого телефонного пресс-брифинга. Я хотел бы передать слово нашим гостям для любых заключительных комментариев, начиная с Посла Биллингсли. Пожалуйста, прошу вас.

Посол Биллингсли: Спасибо, Джастин. Мы высоко ценим возможность пообщаться с журналистами со всего мира. Это значимые темы. Это важные темы. И, как я уже сказал, дискуссия с российской делегацией была интенсивной. Как я отметил, мы глубоко погрузились в ряд областей и обсудили некоторые новаторские темы. Но мы ждем окончательного решения от Москвы. Очередь хода – за Россией. Еще раз спасибо, и это всё с нашей стороны.

Модератор: Я хотел бы поблагодарить наших уважаемых гостей за то, что они нашли время присоединиться к нам сегодня. Я также хотел бы поблагодарить всех журналистов на линии за участие и вопросы.


Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.
Рассылка новостей
Введите вашу контактную информацию, чтобы подписаться на новости или изменить параметры подписки.